| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 марта 1999 г. N 171пв-98

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    Председателя                                    Лебедева В.М.,

    членов Президиума                               Радченко В.И.,

                                                    Петухова Н.А.,

                                                   Сергеевой Н.Ю.,

                                                      Верина В.П.,

                                                     Жуйкова В.М.,

                                                     Смакова Р.М.,

                                                   Кузнецова В.В.,

                                                    Каримова М.А.,

                                                      Попова Г.Н.,

                                                   Свиридова Ю.А.,

                                                   Меркушова А.Е.,

                                                 Вячеславова В.К.,

    с участием заместителя Генерального прокурора

    Российской Федерации                          Колмогорова В.В.

 

рассмотрел по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И. Радченко на решение Московского городского суда от 26 марта 1998 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 1998 г. дело по жалобе Международной конфедерации обществ потребителей о признании частично недействительными нормативных актов.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В., полагавшего протест отклонить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Международная конфедерация обществ потребителей (КонфОП) обратилась в суд с заявлением о признании частично недействительными:

Временного положения "О порядке блокировки колес, принудительной эвакуации и хранения транспортных средств на специальных стоянках в г. Москве" (приложение N 1 к постановлению Правительства г. Москвы N 498 от 13 июня 1995 г. "О мерах по дальнейшему развитию и совершенствованию службы эвакуации и блокировки колес автотранспорта в г. Москве (СЭБКА)");

Временного положения "О порядке проведения работ по транспортировке (эвакуации), хранению, приему и выдаче транспортных средств со специальных стоянок в г. Москве" (приложение N 1 к распоряжению мэра г. Москвы N 549/1-РМ от 2 декабря 1996 г. "О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства г. Москвы от 13 июня 1995 г. N 498").

По мнению заявителя, указанными нормативными актами предусмотрена блокировка колес автомобилей и принудительная эвакуация транспортных средств в случаях, не предусмотренных законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях, чем незаконно ограничиваются права граждан - владельцев транспортных средств; также установлены незаконные платежи за возврат автомобилей гражданам со штрафных стоянок.

Решением Московского городского суда от 26 марта 1998 г. и дополнительным решением от 5 мая 1998 г. (о взыскании судебных расходов) заявленные требования удовлетворены в полном объеме: из названных нормативных актов исключены пункты, относящиеся к блокировке колес и эвакуации транспортных средств за нарушение правил остановки и стоянки, и пункты, устанавливающие оплату владельцами транспортных средств стоимости работ по транспортировке (эвакуации), хранению, приему и выдаче транспортных средств.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 1998 г. решение суда первой инстанции признано правильным.

В протесте первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене судебных постановлений с прекращением производства по делу в одной части требований и изменении судебных постановлений в другой части требований.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест обоснованным.

Из дела видно, что обжалуемое заявителем Временное положение "О порядке блокировки колес, принудительной эвакуации и хранения транспортных средств на специальных стоянках в г. Москве" (приложение N 1 к постановлению Правительства г. Москвы N 498 от 13.06.95) признано утратившим силу распоряжением мэра г. Москвы от 02.12.96 N 549/1-РМ (л.д. 16 т. 1).

Следовательно, ко времени обращения в суд с требованием о признании данного Положения недействительным - апрель 1997 г., оно не являлось действующим, влекущим нарушение гражданских прав и свобод и требующим судебного пресечения. Поэтому не могло выступать предметом судебного обжалования по Закону Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий, решений, нарушающих права и свободы граждан", на положения которого суд первой инстанции сослался в своем решении.

Таким образом, решение суда в части признания недействительными отдельных пунктов данного Временного положения подлежит отмене, а производство по делу - прекращению в соответствии с п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР.

Что же касается Временного положения "О порядке проведения работ по транспортировке (эвакуации), хранению, приему и выдаче транспортных средств со специальных стоянок в г. Москве", утвержденного распоряжением мэра г. Москвы от 2 декабря 1996 г. N 549/1-РМ, то оно определяло порядок применения в г. Москве транспортировки (эвакуации) и хранения транспортных средств на специальных стоянках в случаях: транспортировки (эвакуации) механически поврежденных транспортных средств с мест ДТП; обеспечения подготовки улиц и площадей к проведению массовых мероприятий или механизированной уборки; освобождения проезжей части в местах, где остановки и стоянка запрещены и установлены соответствующие дорожные знаки и таблички.

Суд первой инстанции согласился с доводами заявителя о том, что эвакуация транспортных средств (при нарушении правил остановки и стоянки автотранспорта) препятствует реализации права собственников транспортных средств пользоваться своим имуществом, что является нарушением положений ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации. С приведенными доводами согласиться нельзя.

В соответствии с п. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Пункт 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации предусматривает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом, в том числе, в целях защиты прав и законных интересов других лиц.

В силу п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Статья 10 ГК РФ предусматривает, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В случаях, предусмотренных п. 1 обжалуемого Временного положения, под вредом может пониматься невозможность осуществления механизированной уборки улиц, создание аварийной ситуации на дорогах, создание условий, способствующих нарушению прав граждан на безопасность движения, воспрепятствование проведению массовых мероприятий и др.

Следовательно, эвакуацией транспортного средства при установлении указанных выше обстоятельств права собственника не нарушаются, а лишь ограничиваются в связи с его противоправными действиями, и отчуждение его имущества не происходит.

Нельзя согласиться и с доводами суда о том, что в обжалуемой части Временное положение принято с превышением полномочий мэра г. Москвы, поскольку данным нормативным актом введена дополнительная мера административной ответственности (кроме штрафа, установленного ст. 115 КоАП РСФСР).

Из самого текста указанного Временного положения следует, что эвакуация автотранспортных средств не является наказанием за административное правонарушение и применяется при оставлении водителем (владельцем) транспортного средства в запрещенных для остановки (стоянки) местах или местах, где их нахождение мешает нормальному движению транспорта и (или) пешеходов, либо невозможности управлять им (л.д. 17 т. 1).

Будучи принятым в целях повышения пропускной способности дорожно-уличной сети, снижения уровня дорожно-транспортного травматизма, укрепления дорожной дисциплины водителей автотранспорта, данный правовой акт регламентирует вопросы городского транспорта и охраны общественного порядка, что в силу ст. 15 Устава города Москвы относится к ведению города, и мэр г. Москвы вправе принимать по данным вопросам соответствующее решение.

Указанное полномочие субъекта Российской Федерации основано также на ст. 57 Закона РСФСР "О краевом, областном Совете народных депутатов, краевой, областной администрации", ст. 10 Закона РСФСР "О милиции", ст. 21 Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

Из содержания обжалуемого Временного положения следует, что решение о транспортировке (эвакуации) транспортного средства принимается сотрудником ГАИ (л.д. 17 т. 1). В свою очередь, правомочие указанного должностного лица на принятие такого решения основывалось не на данном Временном положении, а на положениях ст. ст. 239, 244 КоАП РСФСР и п. 8 Положения о Государственной автомобильной инспекции органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.05.92 N 354 (действовавшего до 31.07.98).

Право мэра г. Москвы и подчиненных ему органов устанавливать тарифы на выполнение работ по эвакуации, хранению, приему и выдаче транспортного средства предусмотрено Указом Президента Российской Федерации от 28 августа 1991 г. N 96 "О полномочиях органов исполнительной власти города Москвы" (п. 2).

Ссылка в решении суда первой инстанции на примечание к ст. 115 КоАП РСФСР не может служить основанием к признанию выводов суда правильными.

Действительно, Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" N 108-ФЗ от 19 июля 1997 г. статья 115 КоАП дополнена Примечанием, установившим запрет применения эвакуации транспортных средств при нарушении правил стоянки и остановки транспортных средств.

Однако отнесение эвакуации транспортных средств к числу запретительных мер означает, что только с момента введения в действие данного Федерального закона (т.е. с 23 августа 1997 г.) эвакуация транспортных средств становится недопустимой, в связи с чем и обжалуемое Временное положение в данной части является недействительным с указанного времени.

В связи с изложенным и руководствуясь п. п. 3, 5 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

решение Московского городского суда от 26 марта 1998 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 1998 г. в части признания частично недействительным Временного положения "О порядке блокировки колес, принудительной эвакуации и хранения транспортных средств на специальных стоянках в г. Москве" (приложение N 1 к постановлению Правительства г. Москвы N 498 от 13 июня 1995 г. "О мерах по дальнейшему развитию и совершенствованию службы эвакуации и блокировки колес автотранспорта в г. Москве (СЭБКА)") отменить и производство по делу в указанной части прекратить.

Те же судебные постановления изменить в части признания недействительным Временного положения "О порядке проведения работ по транспортировке (эвакуации), хранению, приему и выдаче транспортных средств со специальных стоянок в г. Москве" (приложение N 1 к распоряжению мэра г. Москвы N 549/1-РМ от 2 декабря 1996 г. "О внесении изменений и дополнений в постановление Правительства Москвы от 13 июня 1995 г. N 428"), относящегося к случаю "освобождения проезжей части в местах, где остановка и стоянка запрещены и установлены соответствующие дорожные знаки и таблички", указав на признание названного Временного положения частично недействительным с 23 августа 1997 г.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018