| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 19 января 2011 г. по делу N А19-22742/10-67

 

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 19.01.2011 года.

Решение в полном объеме изготовлено 19.01.2011 года.

Арбитражный суд Иркутской области в составе судьи Сураевой О.П.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Козловым А.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Открытого акционерного общества "Сосновгео" о признании незаконным и отмене постановления N ЮЛ/К 1876/10-11 от 17 ноября 2010 г., вынесенного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области,

при участии в судебном заседании:

от заявителя - представителя по доверенности Русецкой О.Ю., паспорт,

от административного органа - представителя по доверенности Сергеевой Ю.С., паспорт,

 

установил:

 

Открытое акционерное общество "Сосновгео" (далее общество) обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления N ЮЛ/К 1876/10-11 от 17 ноября 2010 г., вынесенного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области (далее - административный орган, Роспотребнадзор) о привлечении к административной ответственности за совершение правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 6.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В судебном заседании 12 января 2011 г. в порядке ст. 163 АПК РФ объявлялся перерыв до 19 января 2011 г.

Представитель заявителя Русецкая в судебном заседании заявленные требования поддержала, указала на отсутствие события административного правонарушения.

В обоснование заявленных требований общество указало следующее.

В ходе проверки с 27.09.2010 г. по 05.10.2010 г., проведенной на основании распоряжения руководителя Управления Роспотребнадзора по Иркутской области от 15.09.2010 г. N 003248, должностными лицами Роспотребнадзора установлено, что Общество нарушило санитарные правила, не выполнило санитарно-гигиенические и противоэпидемические мероприятия, а именно:

- осуществляет медицинскую деятельность при отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения (кроме медицинского обслуживания работников предприятия в фельдшерском пункте оказывают медицинскую помощь населению д. Усть-Куда, в том числе вакцинацию детскому и взрослому населению, на приеме находилось 5 посетителей) - нарушение ч. 2 ст. 40 Федерального закона N 52-ФЗ от 30.03.1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", а также п. 1.3 СанПиН 2.1.3.2630-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность";

- не разработана программа производственного контроля за осуществляемой медицинской деятельностью - нарушение п. п. 1.5, 2.4, 2.6 СП 1.1.1058-01 "Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических мероприятий;

- не разработана инструкция по утилизации отходов медицинского назначения - нарушение п. 9.4 СанПиН 2.1.7.728-99 "Правила сбора, хранения и удаления отходов лечебно-профилактических учреждений";

- в процедурном кабинете проводится иммунизация, другие инъекции и перевязки - нарушение ст. 11 ч. 4 Федерального закона N 157-ФЗ от 17.09.1998 г. "Об иммунопрофилактике инфекционных болезней", п. 3.25 СП 3.3.2342-08 "Обеспечение безопасности иммунизации".

По результатам мероприятий по контролю составлен акт от 05.10.2010 г. N 003248.

На основании результатов проведенной проверки 27.10.2010 г. Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области в отношении Общества составлен протокол N ЮЛ/К1876/10-11 об административном правонарушении по ст. 6.3 КоАП РФ.

Постановлением о назначении административного наказания от 17.11.2010 N ЮЛ/К1876/10-11 Общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной статьей 6.3 КоАП РФ в виде штрафа в размере 15 000 руб.

Заявитель, полагая, что постановление административного органа не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы, обратился в арбитражный суд.

В судебном заседании представитель административного органа Сергеева с заявленными требованиями не согласилась, ссылаясь на доводы, содержащиеся в отзыве.

В отзыве административный орган указал на законность оспариваемого ненормативного акта, наличие в действиях общества состава административного правонарушения и вины общества.

Выслушав представителей лиц, участвующих в деле, рассмотрев представленные в материалы дела доказательства, суд установил следующие обстоятельства.

Согласно п. 6 ст. 210 АПК РФ суд, при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, в судебном заседании проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В силу ч. 7 ст. 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа арбитражный суд не связан доводами, содержащимися в заявлении, и проверяет оспариваемое решение в полном объеме.

В соответствии со ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Оспариваемым постановлением общество привлечено к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ.

Статья 6.3 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, в виде предупреждения или наложения административного штрафа на юридических лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административного приостановления деятельности на срок до девяноста суток.

Объектом правонарушения являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения как одного из основных условий реализации предусмотренных Конституцией Российской Федерации прав граждан на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду.

Объективной стороной правонарушения является нарушение конкретных санитарных правил, норм и гигиенических нормативов, а также невыполнение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

Как следует из материалов дела, в соответствии с актом проверки от 05.10.2010 г. N 003248 административным органом установлен ряд правонарушений. Однако, Заявитель привлечен только за правонарушения, связанные с осуществлением медицинской деятельности, которые зафиксированы на страницах 3, 4 акта.

Согласно акту, в ходе проверки установлено, что на территории предприятия на 1 этаже производственного помещения размещен фельдшерский пункт, на территории которого проводятся предрейсовые осмотры, а также, по мнению проверяющих, осуществляется медицинская помощь.

В соответствии с оспариваемым постановлением Общество нарушило санитарные правила, не выполнило санитарно-гигиенические и противоэпидемические мероприятия, а именно:

- осуществляет медицинскую деятельность при отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения (кроме медицинского обслуживания работников предприятия в фельдшерском пункте оказывают медицинскую помощь населению д. Усть-Куда, в том числе вакцинацию детскому и взрослому населению, на приеме находилось 5 посетителей) - нарушение ч. 2 ст. 40 Федерального закона N 52-ФЗ от 30.03.1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", а также п. 1.3 СанПиН 2.1.3.2630-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность";

- не разработана программа производственного контроля за осуществляемой медицинской деятельностью - нарушение п. п. 1.5, 2.4, 2.6 СП 1.1.1058-01 "Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических мероприятий;

- не разработана инструкция по утилизации отходов медицинского назначения - нарушение п. 9.4 СанПиН 2.1.7.728-99 "Правила сбора, хранения и удаления отходов лечебно-профилактических учреждений";

- в процедурном кабинете проводится иммунизация, другие инъекции и перевязки - нарушение ст. 11 ч. 4 Федерального закона N 157-ФЗ от 17.09.1998 г. "Об иммунопрофилактике инфекционных болезней", п. 3.25 СП 3.3.2342-08 "Обеспечение безопасности иммунизации".

Исходя из правонарушений, указанных в оспариваемом постановлении, все правонарушения, по мнению административного органа, связаны с ведением Обществом медицинской деятельности на территории фельдшерского пункта.

Представитель административного органа Сергеева в судебном заседании также пояснила суду, что заявитель привлечен к ответственности только за те нарушения, которые связаны с осуществление медицинской деятельности на территории фельдшерского пункта, а не с иными видами уставной деятельности общества.

Приказом министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 7 октября 2005 г. N 627 утверждена Единая номенклатура государственных и муниципальных учреждений здравоохранения. Наличие таких учреждений как фельдшерские пункты, указанной Единой номенклатурой не предусмотрено, предусмотрены фельдшерско-акушерские пункты (ФАП), которые являются структурными подразделениями учреждений здравоохранения, а также здравпункты (врачебные, фельдшерские), которые являются структурными подразделениями учреждений здравоохранения или организаций и предназначены для оказания первой медицинской помощи рабочим, служащим и учащимся.

Письмом министерства здравоохранения Российской Федерации от 15 декабря 2002 г. N 02-5-08/20-АР602 "О нормативных актах, регламентирующих деятельность здравпунктов" установлено, что функционирование здравпунктов как структурных подразделений хозяйственных субъектов возможно при условии отражения в их уставе медицинской деятельности. Техническое оснащение здравпунктов должно позволять выполнять им следующие задачи: оказание первичной медико-санитарной помощи, транспортировку больных и пострадавших в лечебно-профилактические учреждения, проведение лечебных и профилактических мероприятий.

В рассматриваемом случае суд считает, что обозначать помещение Заявителя, где проводятся предрейсовые осмотры, как фельдшерский пункт некорректно, так как данное помещение не подпадает как под понятие "Фельдшерско-акушерские пункты", так как не является структурным подразделением учреждения здравоохранения, так и под понятие "здравпунктов как структурных подразделений хозяйственных субъектов", так как в Уставе Общества не обозначена медицинская деятельность.

Согласно пункту 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.01.2007 N 30, под медицинской деятельностью понимается выполнение работ (услуг) по оказанию доврачебной, амбулаторно-поликлинической, стационарной, высокотехнологичной, скорой и санитарно-курортной медицинской помощи, к которой, в соответствии с Перечнем (приложением) к названному Положению в том числе относятся работы (услуги) по медицинским осмотрам (предрейсовым, послерейсовым) водителей транспортных средств.

В соответствии с пунктом 96 части 1 статьи 17 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" медицинская деятельность подлежит лицензированию.

В пункте 1 статьи 20 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" установлено, что юридические лица и индивидуальные предприниматели, осуществляющие на территории Российской Федерации деятельность, связанную с эксплуатацией транспортных средств, обязаны организовывать и проводить с привлечением работников органов здравоохранения предрейсовые медицинские осмотры водителей.

В соответствии с пунктами 1.2, 1.4 Типового положения об организации предрейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств, являющегося приложением N 2 к Методическим рекомендациям "Медицинское обеспечение безопасности дорожного движения. Организация и порядок проведения предрейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств", утвержденным Минздравом Российской Федерации и Минтрансом Российской Федерации 29.01.2002, предрейсовые медицинские осмотры водителей автотранспортных средств могут проводиться только медицинским персоналом, имеющим соответствующий сертификат, а медицинское учреждение - лицензию.

Из вышеуказанного следует, что требование о необходимости иметь лицензию по осуществлению медицинской деятельности распространяется на тех юридических лиц, для которых такая деятельность является основной.

Судом установлено, что основным видом деятельности Общества (пункт 3.2 Устава Общества) является все виды геологических работ, поиски и разведка всех видов полезных ископаемых; добыча, переработка и реализация полезных ископаемых и продукции их передела, в том числе радиоактивных руд; проектирование геологоразведочных, горных, добычных работ и переработки минерального сырья; заготовка и переработка древесины и камня, производство строительных материалов, производство изделий из камня; строительно-монтажные работы, в том числе дорожное и жилищно-гражданское строительство; землеустроительные, топографо-геодезические, изыскательные и экспертные работы; разработка и изготовление специальной аппаратуры, нестандартного оборудования и изделий с техническими алмазами; защита сведений, содержащих государственную тайну, при выполнении работ, связанных с использованием таких сведений; торгово-закупочная деятельность, оказание различных услуг населению.

Такой вид предпринимательской деятельности как медицинская помощь - предрейсовые осмотры водителей, исходя из Устава Общества, не является видом деятельности для данного лица. Медицинские осмотры осуществлялись Лещенко Н.А. в соответствии со своими должностными обязанностями, согласно приказу N 19(а) от 03.03.2007 г., только в отношении водителей Общества.

Таким образом, у Общества отсутствовала обязанность получения лицензии на осуществление предрейсовых осмотров водителей.

Требования к помещению и оснащению помещения, в котором производится предрейсовые медицинские осмотры водителей автотранспортных средств предусмотрены Типовым положением об организации предрейсовых медицинских осмотров водителей автотранспортных средств (Письмо Минздрава РФ от 21.08.2003 N 2510/9468-03-32 "О предрейсовых медицинских осмотрах водителей транспортных средств").

В соответствии с п. 4 Типового положения об организации предрейсовых медицинских осмотров водителей автотранспортных средств для проведения предрейсовых медицинских осмотров и медицинских освидетельствований необходимо иметь помещение, состоящее не менее чем из двух комнат: комнаты для проведения осмотров и комнаты для отбора биологических сред. Помещение должно быть оснащено следующими медицинскими приборами, оборудованием и мебелью (минимальное):

- кушетка медицинская;

- письменный стол, стулья, настольная лампа, шкаф для одежды, вешалка для верхней одежды, напольный коврик, сейф;

- прибор для определения артериального давления - 2 шт., термометр - 3 шт., стетофонендоскоп - 2 шт.;

- прибор для определения паров спирта в выдыхаемом воздухе - 2 шт.;

- алкометр, экспресс-тесты на алкоголь и наркотики. Постоянный запас в количестве: алкометры - 2 шт., экспресс-тесты на наркотики - 10 шт.;

- столик для медицинского оборудования - 1 шт.;

- шпатели медицинские - 10 шт.;

- сумка с набором медикаментов для оказания неотложной медицинской помощи - 1 шт.;

- оборудованная комната для отбора биологических сред.

Учитывая, что заявителем осуществляется деятельность по предрейсовым осмотрам водителей, заявитель мог быть проверен на соблюдение им вышеуказанного Типового положения.

Однако, как следует из материалов административного дела никаких нарушений относительно несоблюдения заявителем данного Типового положения в ходе проверки административном органом не установлено.

Согласно протоколу об административном правонарушении N ЮЛ/К1876/10-11 от 27.10.2010 г. Общество осуществляет медицинскую деятельность при отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения (кроме медицинского обслуживания работников предприятия в фельдшерском пункте оказывают медицинскую помощь населению д. Усть-Куда, в том числе вакцинацию детскому и взрослому населению, на приеме находилось 5 посетителей) - нарушение ч. 2 ст. 40 Федерального закона N 52-ФЗ от 30.03.1999 г. "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", а также п. 1.3 СанПиН 2.1.3.2630-10 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям, осуществляющим медицинскую деятельность".

Однако обстоятельств оказания медицинской помощи населению в акте проверки от 05.10.2010 г. N 003248 не зафиксировано, не установлено, какие именно посетители находились в момент проверки в кабинете, также отсутствуют протоколы опроса свидетелей.

Указание в акте проверки на наличие перевязочного материала, вакцины, а также специальной мебели, само по себе не может однозначно свидетельствовать об оказании медицинских услуг.

Кроме того, некоторые из указанных предметов являются необходимыми и обязательными для проведения предрейсовых осмотров водителей.

Таким образом, в ходе проверки Общества факт оказания каких-либо медицинских услуг иным хозяйствующим субъектам не был установлен, доказательств получения прибыли Обществом при оказании медицинских услуг материалы дела не содержат.

Кроме того, суд считает, что даже в случае, если осуществление обществом медицинской деятельности, помимо предрейсовых осмотров водителей, было бы доказано, то такие действия общества следовало квалифицировать по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, как осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу о недоказанности Роспотребнадзором события административного правонарушения и, соответственно, об отсутствии оснований для привлечении заявителя к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 211 АПК РФ в случае, если при рассмотрении заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд установит, что оспариваемое решение или порядок его принятия не соответствует закону, либо отсутствуют основания для привлечения к административной ответственности или применения конкретной меры ответственности, либо оспариваемое решение принято органом или должностным лицом с превышением их полномочий, суд принимает решение о признании незаконным и об отмене оспариваемого решения полностью или в части либо об изменении решения.

С учетом указанных обстоятельств, требования заявителя подлежат удовлетворению, а постановление N ЮЛ/К1876/10-11 от 17 ноября 2010 г., вынесенного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области признанию незаконным и отмене.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 167 - 170, 176, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

 

решил:

 

Заявленные требования удовлетворить.

Признать незаконным и отменить постановление N ЮЛ/К1876/10-11 от 17 ноября 2010 г., вынесенное Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Иркутской области о привлечении Открытого акционерного общества "Сосновгео" (место нахождения: Иркутская область, Иркутский район, д. Усть-Куда, ОГРН 1023802455490), к административной ответственности за совершение правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 6.3 КоАП РФ.

Решение может быть обжаловано в Четвертый арбитражный апелляционный суд в течение десяти дней после его принятия.

 

Судья

О.П.СУРАЕВА

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018