| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 августа 2010 г. по делу N 4а-2345/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу защитника Ш. - Тарасова Сергея Владимировича на постановление должностного лица - инспектора ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЮАО г. Москвы от 11 августа 2009 года, решение судьи Кузьминского районного суда г. Москвы от 15 октября 2009 года и решение судьи Московского городского суда г. Москвы от 08 декабря 2009 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением инспектора ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЮАО г. Москвы от 11 августа 2009 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 100 (ста) рублей.

Решением судьи Кузьминского районного суда г. Москвы от 15 октября 2009 года жалоба Ш. на вышеуказанное постановление должностного лица оставлена без удовлетворения.

Решением судьи Московского городского суда от 08 декабря 2009 года решение судьи Кузьминского районного суда г. Москвы оставлено без изменения, жалоба Ш. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе защитник Ш. Тарасова С.В. просит об отмене постановления должностного лица и названных судебных решений, ссылаясь на то, что вмененного правонарушения Ш. не совершал; свидетель В. в действительности не был очевидцем ДТП, его показания не правдивы, однако судьей районного суда В. не был допрошен, несмотря на ходатайство Ш.; показания сотрудника ДПС относительно механических повреждений на транспортных средствах не могут быть приняты в качестве доказательств; судебными инстанциями не дана оценка доводам Ш. об обстоятельствах ДТП.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые постановление должностного лица и судебные решения законными и обоснованными.

Судебными инстанциями установлено, что 02 августа 2009 года около 00 часов 36 минут Ш., управляя автомобилем "Хендэ-Акцент" государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. Москве по Волгоградскому проспекту, напротив дома 46 при перестроении не уступил дорогу автомашине "Крайслер" государственный регистрационный знак <...> под управлением Г., чем нарушил п. п. 8.1, 8.4 ПДД РФ, вследствие чего произошло дорожно-транспортное происшествие. Таким образом, Ш. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Ш. подтверждены протоколом об административном правонарушении; рапортом сотрудника ДПС; схемой ДТП с описанием механических повреждений транспортных средств "Хендэ-Акцент" и "Крайслер"; фотоматериалом с фиксацией механических повреждений на названных автомашинах; объяснениями участников ДТП Ш. и Г.; объяснениями очевидца ДТП В.; показаниями свидетеля К., данными при рассмотрении судьей Московского городского суда жалобы на решение судьи районного суда. Допустимость и достоверность перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

В жалобе заявитель утверждает, что вмененного правонарушения Ш. не совершал, двигался по правой крайней полосе дороги, никаких перестроений не совершал, ДТП произошло по вине второго участника ДТП Г., автомашина которого нанесла автомашине Ш.. удар в ее заднюю часть, от которого его автомашину отбросило на бордюр, после чего пронесло через две полосы и обратно в правый крайний ряд. Данные обстоятельства ДТП, по мнению заявителя, подтверждаются схемой ДТП, на которой видно, что местом столкновения автомашин является середина крайней правой полосы дороги, и локализацией механических повреждений транспортных средств на имеющихся в материалах дела фотографиях, из которых следует, что удар в автомашину Ш. был нанесен сзади по прямой; свидетель В. в действительности не был очевидцем ДТП, его показания не правдивы; кроме того, все доказательства, которые приведены судебными инстанциями, не доказывают совершение им маневра перестроения. Все перечисленные доводы защитника несостоятельны, опровергается совокупностью приведенных выше доказательств. В частности, из объяснений второго участника ДТП Г. и очевидца ДТП В. следует, что автомашина под управлением Ш. резко перестроилась с левой стороны в правый ряд, где двигалась автомашина под управлением Г., в результате чего произошло ДТП. Названные лица при даче объяснений были предупреждены должностным лицом об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ, а потому сомневаться в правдивости этих показаний оснований нет. Кроме того, допрошенный судьей районного суда в качестве свидетеля инспектор ГИБДД К. пояснил, что если бы автомашина под управлением Ш. не изменяла направления движения, то после ДТП ее местоположение было бы прямо, а не под углом вправо. Показания названных лиц обоснованно признаны судебными инстанциями достоверными относительно события административного правонарушения и имеющими доказательственную силу по настоящему делу, так как они последовательны, непротиворечивы, объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, перечисленных выше. Сведения, изложенные в вышеприведенных доказательствах, объективно свидетельствуют о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения Ш. правил маневрирования, а именно, при перестроении он не уступил дорогу транспортному средству под управлением Г., двигавшемуся попутно без изменения направления движения. Совокупность представленных доказательств по настоящему делу обоснованно признана судебными инстанциями достаточной для рассмотрения дела по существу и принятия объективного и обоснованного решения по результатам их исследования и оценки.

Ссылка защитника на то, что судьей районного суда свидетель В. не был допрошен, несмотря на ходатайство Ш. о допросе данного лица, не соответствует действительности, поскольку такого ходатайства Ш. в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, ни судье районного суда, ни судье Московского городского суда не заявлял.

Довод заявителя о том, что показания сотрудника ДПС относительно механических повреждений на транспортных средствах не могут быть приняты в качестве доказательств, так как сотрудник милиции не обладает специальными познаниями, позволяющими ему установить происхождение механических повреждений, не обоснован. В соответствии со ст. 26.4 КоАП РФ в случае, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Между тем, характер механических повреждений названных выше транспортных средств являлся предметом исследования судебными инстанциям при принятии решения по настоящему делу в совокупности с иными доказательствами по делу, которая обосновано признана судебными инстанциями достаточной для рассмотрения дела по существу. При изложенных обстоятельствах и, учитывая, что для установления виновности Ш. в нарушении п. п. 8.1, 8.4 ПДД РФ и совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, не требуется специальных познаний, оснований для назначения экспертизы по настоящему делу не имелось, показания сотрудника милиции правомерно приняты в качестве доказательства.

Утверждение защитника о том, что судебными инстанциями не дана оценка доводам Ш. об обстоятельствах ДТП, не соответствует действительности, поскольку судья районного суда, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, пришел к правильному выводу о виновности Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ. Судья Московского городского суда при рассмотрении жалобы на решение судьи районного суда дело проверил в соответствии с требованиями ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором дал надлежащую оценку всем доказательствам по делу и всем доводам жалобы, которая сомнений не вызывает.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены, бремя доказывания распределено правильно. Административное наказание назначено Ш. в пределах санкции ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановлением инспектора ОБ ДПС ГИБДД УВД по ЮАО г. Москвы от 11 августа 2009 года, решение судьи Кузьминского районного суда г. Москвы от 15 октября 2009 года и решение судьи Московского городского суда г. Москвы от 08 декабря 2009 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ, в отношении Ш., оставить без изменения, надзорную жалобу защитника Ш. - Тарасова С.В. без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018