| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 сентября 2010 г. по делу N 4а-2303/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу защитника Х. - Полит М.Х. на постановление мирового судьи судебного участка N 422 Таганского района г. Москвы от 24 марта 2010 года и решение судьи Таганского районного суда г. Москвы от 20 мая 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 422 Таганского района г. Москвы от 24 марта 2010 года Х. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Таганского районного суда г. Москвы от 20 мая 2010 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Х. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе защитник Х. - Полит М.Х. выражает несогласие с названными судебными постановлениями, ссылаясь на то, что она частично заехала на линию дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, что показания сотрудников милиции не могут служить доказательствами по делу, поскольку, будучи должностными лицами, осуществляющими формирование доказательственной базы, они могут быть заинтересованы в исходе дела, что нарушение п. 8.6 ПДД РФ не может быть квалифицировано по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, что в протоколе об административном правонарушении указано на нарушение Х. дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, тогда как на участке дороги Малый Устьинский мост встречные потоки разделены разметкой 1.11 и 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу обжалуемые постановление и решение законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 24 марта 2010 года примерно в 10 часов 39 минут Х., управляя автомобилем "Форд Фокус" государственный регистрационный знак <...>, следовала в г. Москве по Устьинской набережной в сторону Малого Устьинского моста, имеющего двустороннее движение и четыре полосы движения в каждом направлении, выезжая с пересечения проезжих частей на Малый Устьинский мост, не заняла свою полосу движения, выехала на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и двигалась по ней навстречу основному потоку транспортных средств на протяжении всего моста, чем нарушила п. 8.6 ПДД РФ. Указанными действиями Х. совершила административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Х. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ее виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения, рапортом сотрудника ГИБДД, схемой места нарушения, видеозаписью правонарушения, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Х. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

При таких обстоятельствах довод заявителя об отсутствии в действиях Х. вины, так как она, частично заехала на линию дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, нельзя признать обоснованным, поскольку он опровергается совокупностью вышеприведенных доказательств, которые исследованы при рассмотрении дела мировым судьей и жалобы судьей районного суда, им дана надлежащая и мотивированная оценка по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ.

В надзорной жалобе Полит М.Х. заявляет, что показания сотрудников милиции не могут служить доказательствами по делу, поскольку, будучи должностными лицами, осуществляющими формирование доказательственной базы, они могут быть заинтересованы в исходе дела. Данный довод не может повлечь удовлетворение жалобы, потому как при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях, в случае необходимости, не исключается возможность вызова в суд должностных лиц для выяснения возникших вопросов. При этом согласно требованиям ст. 25.6 КоАП РФ свидетелем по делу об административном правонарушении может являться любое лицо, которому известны фактические данные, на основе которых судья устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения. Как видно из представленных материалов, инспектор ГИБДД <...>, был вызван судьей первой инстанции в качестве свидетеля для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, что не противоречит нормам КоАП РФ, и был допрошен в судебном заседании с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ. Оснований не доверять показаниям свидетеля <...>, не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы, объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, в связи с чем обоснованно признаны судебными инстанциями достоверными и допустимыми доказательствами. Каких-либо данных, свидетельствующих о заинтересованности инспектора ГИБДД <...>, представленные материалы не содержат.

Довод жалобы о том, что нарушение п. 8.6 ПДД РФ не может быть квалифицировано по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, несостоятелен, поскольку согласно п. 8.6 ПДД РФ поворот должен осуществляться таким образом, чтобы при выезде с пересечения проезжих частей транспортное средство не оказалось на стороне встречного движения. Поскольку несоблюдение требований этого пункта правил влечет выезд на встречную полосу по завершении маневра поворота, то предшествующее нарушению выполнение названного маневра не может служить основанием для квалификации действий водителя по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ.

Таким образом, вина Х. в совершении административного правонарушения установлена и в ее действиях имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ - выезд в нарушение ПДД РФ на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 настоящей статьи.

Довод жалобы о том, что в протоколе об административном правонарушении указано на нарушение Х. дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, тогда как на участке дороги Малый Устьинский мост встречные потоки разделены разметкой 1.11 и 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ, не может послужить основанием к отмене судебных актов, поскольку указанное обстоятельство процессуальным нарушением не является, кроме того, нарушение вышеуказанных пунктов квалифицируется по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно и объективно, в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении Х. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 и 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 422 Таганского района г. Москвы от 24 марта 2010 года и решение судьи Таганского районного суда г. Москвы от 20 мая 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Х. оставить без изменения, а надзорную жалобу защитника Х. - Полит М.Х. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018