| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 сентября 2010 г. по делу N 4а-2346/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев надзорную жалобу В. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 109 района Богородское г. Москвы от 01 июля 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 109 района Богородское г. Москвы от 01 июля 2010 года В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 (четыре) месяца.

Указанное постановление мирового судьи вступило в законную силу 13 июля 2010 года, в порядке ст. 30.1 КоАП РФ не обжаловалось.

В надзорной жалобе В. просит об отмене постановления мирового судьи, ссылаясь на то, что вмененного правонарушения он не совершал; совершил обгон попутного автомобиля, руководствуясь дорожной разметкой 1.5 Приложения 2 к ПДД РФ; сотрудники ДПС дали неправдивые показания относительно состояния дорожной разметки в месте нарушения; протокол об административном правонарушении не содержит сведений о совершении им выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, чем противоречит в данной части показаниям сотрудников милиции, которые приняты в качестве доказательств его виновности в совершении правонарушения, чем ухудшено его положение как лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении; мировым судьей неправильно установлено место правонарушения; схема места нарушения и дислокация дорожных знаков и разметки не могут быть приняты в качестве доказательств.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи от 01 июля 2010 года законным и обоснованным.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 06 апреля 2010 года в 11 часов 55 минут В., управляя автомашиной марки "Тойота" государственный регистрационный знак <...>, следовал по 86 км + 200 м автодороги "Москва - Рославль" Жуковского района д. Чубарово, в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения 1 к ПДД РФ совершил маневр обгона попутно двигавшегося транспортного средства, в результате чего совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, тем самым совершив административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения В. административного правонарушения и его виновность подтверждены протоколом об административном правонарушении; схемой места нарушения; рапортом инспектора ДПС; дислокацией дорожных знаков и разметки в месте нарушения; материалами видеозаписи и фотофиксации обстоятельств совершения В. правонарушения; письменными объяснениями и показаниями допрошенных мировым судьей при рассмотрении дела в качестве свидетелей сотрудников ДПС Б. и Л. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Доводы В. о том, что вмененного правонарушения он не совершал; совершил маневр обгона попутно двигавшегося транспортного средства в месте нанесения дорожной разметки 1.5 Приложения 2 к ПДД РФ, тогда как показания сотрудников ДПС о стертости на данном участке дороги после зимнего периода дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ неправдивы, так как в месте вмененного ему правонарушения была нанесена именно разметка 1.5 Приложения 2 к ПДД РФ, не обоснованы, опровергаются совокупностью перечисленных выше доказательств. В частности, показаниями свидетелей Б. и Л. (сотрудников ДПС), из которых следует, что автомашина под управлением В. в зоне действия дорожного знака 3.20 Приложения 1 к ПДД РФ совершила обгон попутно двигавшегося транспортного средства, при этом выехав на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, по которой проехала примерно 50 - 70 метров. На данном участке дороги нанесена дорожная разметка 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ, однако после зимнего периода местами данная разметка стерта. Совершенное В. правонарушение было зафиксировано ими техническим средством ВИС "ВИЗИР" N 071159. Показания названных лиц обоснованно признаны мировым судьей достоверными относительно события административного правонарушения и имеющими доказательственную силу по настоящему делу, так как они последовательны, непротиворечивы, объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, в том числе, схемой нарушения и дислокацией дорожных знаков и разметки, на которых видно, что обгон В. совершил в зоне действия дорожного знака 3.20 Приложения 1 к ПДД РФ. Кроме того, при исследовании мировым судьей представленной на обозрение инспекторами ДПС видеозаписи момента совершения В. маневра обгона последний подтвердил, что на данной видеозаписи зафиксировано именно его транспортное средство. Помимо прочего, как видно из показаний В. при рассмотрении дела мировым судьей, он изначально не отрицал, что совершил обгон попутно двигавшегося автомобиля при наличии дорожного знака 3.20 Приложения 1 к ПДД РФ, при этом выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, но мотивировал свои действия наличием дорожной разметки 1.5 Приложения 2 к ПДД РФ, которую он пересек при совершении маневра обгона. Между тем, наличие на участке дороги, где В. было совершено правонарушение, именно дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, ее пересечение при совершении маневра обгона в зоне действия дорожного знака 3.20 Приложения 1 к ПДД РФ, что повлекло выезд автомашины под его управлением на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, объективно установлено мировым судьей при рассмотрении дела, что правильно квалифицировано по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод В. о том, что протокол об административном правонарушении не содержит сведений о совершении им выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, что является квалифицирующим признаком ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, тогда как нарушение им требований дорожного знака 3.20 Приложения 1 к ПДД РФ надлежит квалифицировать по ст. 12.16 КоАП РФ, не влечет удовлетворения жалобы, поскольку этот довод основан на неправильном толковании норм КоАП РФ и ПДД РФ. Диспозиция ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ устанавливает ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, соединенных с разворотом, поворотом налево или объездом препятствия. Как усматривается из протокола об административном правонарушении, в качестве квалифицирующего признака указано, что В. в нарушение требований дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения 1 к ПДД РФ (запрещает обгон всех транспортных средств в зоне его действия) совершил обгон попутно двигавшегося транспортного средства. Нарушение водителем требований дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения 1 к ПДД РФ, повлекшее движение по дороге, предназначенной для встречного движения, подлежит квалификации как выезд в нарушение ПДД РФ на сторону дороги, предназначенную для встречного движения. Действия В. описаны в протоколе об административном правонарушении с учетом диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, это описание позволяет установить событие правонарушения и квалифицировать его действия по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При изложенных обстоятельствах ссылка заявителя на то, что в части не указания факта выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения упомянутый выше протокол противоречит показаниям сотрудников милиции, которые приняты мировым судьей в качестве доказательств его виновности в совершении правонарушения, чем ухудшено его положение как лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не состоятельна.

Ссылка заявителя на то, что на схеме места нарушения не указан факт повреждения (стертости) дорожной разметки 1.1 Приложения 1 к ПДД РФ, не влияет на вывод судебных инстанций о виновности В. в совершении описанного выше правонарушения. Схема места нарушения является дополнением к рапорту сотрудника ДПС, иллюстрирует описанные в нем события, отвечает требованиям, предусмотренными ст. 26.2 КоАП РФ, оценена мировым судьей как письменное доказательство в совокупности с иными доказательствами по делу по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.

В жалобе заявитель утверждает, что мировым судьей неправильно и необоснованно установлено место правонарушения "86 км + 200 м", так как указанный участок дороги опровергается материалами дела, а представленная схема дислокации дорожных знаков и разметки фиксирует лишь участок дороги до 86 км, а потому дислокация дорожных знаков и разметки не может быть принята как доказательство по делу. Указанные доводы В. не могут повлечь удовлетворения жалобы. Место совершения административного правонарушения наряду с другими обстоятельствами, подлежащими установлению по делу об административном правонарушении, проверены мировым судьей должным образом в ходе рассмотрения дела. На основании всесторонне и полно исследованных доказательств мировой судья пришел к обоснованному выводу о том, что административное правонарушение было совершено В. на 86 км + 200 м автодороги "Москва - Рославль" Жуковского района д. Чубарово, что подтверждается показаниями свидетелей Б. и Л., которые в судебном заседании уточнили место совершения правонарушения как 86 км + 200 м и указали это место на схеме дислокации дорожных знаков и разметки. Кроме того, при исследовании видеозаписи с фиксацией движения автомашины под управлением В., что не отрицалось последним, мировым судьей установлено, что на противоположной стороне дороги, где В. был совершен маневр обгона, установлены дорожные знаки 5.19.1 "Пешеходный переход", 1.23 "Дети". Между тем, при сопоставлении названных обстоятельств со схемой дислокации дорожных знаков и разметки видно, что описание мировым судьей места нарушения совпадает с участком местности, указанным на дислокации сотрудниками милиции как место совершения В. правонарушения. Вопреки утверждениям заявителя, дислокация дорожных знаков и разметки проезжей части автомобильной дороги "Москва - Малоярославец - Рославль" фиксирует участок дороги с 81 км + 150 м по 108 км + 100 м. Таким образом, место совершения административного правонарушения установлено мировым судьей правильно, позволяет идентифицировать его.

Обстоятельства совершенного В. правонарушения объективно установлены мировым судьей. Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, мировой судья пришел к правильному выводу о его виновности в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены, бремя доказывания распределено правильно.

Административное наказание назначено В. минимальное в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения; с учетом данных о личности виновной, ранее привлекавшегося к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 109 района Богородское г. Москвы от 01 июля 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении В. оставить без изменения, надзорную жалобу В. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018