| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 ноября 2010 г. по делу N 4а-2563/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу М. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 314 района Марьина Роща г. Москвы от 12 января 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 314 района Марьина Роща г. Москвы от 12 января 2010 года М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В порядке, предусмотренном ст. 30.1 КоАП РФ, указанное постановление не обжаловалось.

В надзорной жалобе М. просит об отмене постановления мирового судьи, указывая об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, а также ссылаясь на то, что в состоянии опьянения он не находился, о чем свидетельствует, в том числе, то обстоятельство, что от управления транспортным средством его не отстраняли, автомашина на специальную стоянку не эвакуировалась; достаточных оснований полагать, что он находился в состоянии опьянения, не имелось, а потому на медицинское освидетельствование на состояние опьянения он был направлен незаконно; понятые при производстве процессуальных действий не присутствовали, в протоколе об административном правонарушении их подписей не имеется; при назначении ему административного наказания мировой судья учел привлечение его ранее к административной ответственности, не указав при этом, за какие правонарушения; во вводной части постановления мирового судьи указано на рассмотрение дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, тогда как виновным он был признан в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, а также в резолютивной части постановления "отсутствуют слова о назначении ему наказания".

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемое постановление мирового судьи подлежащим изменению.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 01 января 2010 года в 22 часа 30 минут М., управляя автомашиной "<...>" транзитный номер <...>, следуя в г. <...> по ул. <...> в направлении ул. <...>, в районе дома <...> в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ отказался от выполнения законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении М. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения М. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения М.: "Спешил, поэтому отказываюсь"; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в котором М. указал: "От освидетельствования отказываюсь" и удостоверил содержание акта своей подписью в соответствующей графе; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, согласно которому М. при наличии у него признака опьянения - не соответствующее обстановке поведение, а также, отказавшись от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, М. в присутствии двух понятых не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования; протоколом об отстранении от управления транспортным средством, свидетельствующим о том, что М. был отстранен от управления транспортным средством в присутствии понятых; распиской М., который был допущен к управлению транспортным средством "<...>" транзитный номер <...> для доставки его на постоянное место хранения; рапортом сотрудника ГИБДД, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод М. о том, что в состоянии опьянения он не находился, не может быть принят во внимание при рассмотрении надзорной жалобы как не имеющий правового значения по настоящему делу, а также не влияющий на правильность вывода мирового судьи о его виновности и квалификацию его действий, поскольку М. был привлечен к административной ответственности не за управление транспортным средством в состоянии опьянения (ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ), а за невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения (ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ).

По утверждению М., от управления транспортным средством его не отстраняли. Между тем, данное утверждение опровергается протоколом об отстранении М. от управления транспортным средством, из которого усматривается, что данная мера обеспечения производства по делу была применена к М. с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, в присутствии понятых, основанием к тому явилось управлением им транспортным средством с признаком опьянения - не соответствующее обстановке поведение, что удостоверено как подписью самого М., так и подписями понятых. Ставить под сомнение достоверность сведений, изложенных в упомянутом выше протоколе, оснований не имеется, тем более что согласно расписке (л.д. 6) после отстранения М. от управления транспортным средством "<...>" транзитный номер <...> к управлению им был допущен М. для доставки его на постоянное место хранения.

То обстоятельство, что автомашина, которой управлял М., не была эвакуирована на специальную стоянку, вопреки его утверждению, не свидетельствует о том, что он находился в трезвом состоянии, и не опровергает установленный вышеприведенными доказательствами факт его отказа от законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, который сам М. не оспаривал как в ходе производства по делу, так и в надзорной жалобе. Эвакуация транспортного средства на штрафстоянку не была необходимой, поскольку согласно упомянутой выше расписке транспортное средство было передано другому лицу.

Доводы М. о том, что достаточных оснований полагать, что он находился в состоянии опьянения, не имелось, а потому на медицинское освидетельствование на состояние опьянения он был направлен незаконно, понятые при производстве процессуальных действий не присутствовали, является несостоятельным. Как видно из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протокола о направлении на медицинское освидетельствование, а также протокола об административном правонарушении, достаточным основанием, позволяющим считать, что М. находится в состоянии опьянения, являлось наличие у него признака опьянения - поведение, не соответствующее обстановке, послужившего поводом к проведению в отношении него освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Однако от прохождения такого освидетельствования М. отказался, что в совокупности с имеющимся у него признаком опьянения явилось основанием для направления его на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. В соответствии с "Правилами освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденными Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, указанные выше основания являлись достаточными для направления М. на медицинское освидетельствование, а потому требование должностного лица являлось законным.

Более того, вышеприведенные доказательства свидетельствуют о том, что все меры обеспечения производства по делу, в том числе, и направление на медицинское освидетельствование были применены к М. с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ, в присутствии двух понятых, которые своими подписями удостоверили правильность составленных сотрудником ГИБДД процессуальных документов и изложенных в них сведений. При этом каких-либо замечаний от понятых не поступило, а также М. при подписании всех протоколов и акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения не сделал каких-либо замечаний или возражений относительно исполненных в них записей о понятых.

Ссылка заявителя на то, что в протоколе об административном правонарушении отсутствуют подписи понятых, не основана на законе. В соответствии с ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно лишь в случаях, прямо предусмотренных главой 27 КоАП РФ, то есть в случаях применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, к каковым не относится составление протокола об административном правонарушении, а положения ст. 28.2 КоАП РФ, не предусматривают обязательное участие понятых при составлении протокола об административном правонарушении. Также положения ст. 28.2 КоАП РФ не содержат требования на указание в названном протоколе лиц, принимавших участие в качестве понятых при производстве мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Как указано выше, материалы дела свидетельствуют о том, что примененные в отношении М. меры обеспечения производства по делу имели место в присутствии понятых, их подписи наличествуют в соответствующих процессуальных документах, а подписание понятыми протокола об административном правонарушении, если он не составлялся в их присутствии, не требуется. В упомянутом протоколе в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ в качестве свидетеля правонарушения указан Ч., которому должностным лицом были разъяснены права и обязанности свидетеля, предусмотренные ст. ст. 25.2, 25.6, 25.7 КоАП РФ.

Довод М. о том, что при назначении ему административного наказания мировой судья учел привлечение его ранее к административной ответственности, не указав при этом, за какие правонарушения, не влечет удовлетворение жалобы. Согласно требованиям ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность. В силу п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ обстоятельством, отягчающим административную ответственность, признается в том числе, повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, предусмотренный статьей 4.6 настоящего Кодекса. Судья, орган, должностное лицо, назначающие административное наказание, в зависимости от характера совершенного административного правонарушения могут не признать перечисленные в ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ обстоятельства отягчающими. Как видно из материалов дела, а также приложенных М. к надзорной жалобе копий протоколов об административных правонарушениях и постановлений, он ранее неоднократно привлекался к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные главой 12 КоАП РФ, которые являются однородными, так как имеют единый родовой объект посягательства, а именно, безопасность дорожного движения. Данные обстоятельства обоснованно учтены мировым судьей при назначении М. административного наказания, что отражено в обжалуемом постановлении по правилам ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ. Вопреки указанию М., это не влечет ухудшение его положения, как лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе и по той причине, что данные обстоятельства не были признаны мировым судьей в качестве обстоятельства, отягчающего административную ответственность. Более того, следует учесть, что М. назначено минимальное административное наказание в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ с учетом обстоятельств совершенного им административного правонарушения.

Ссылка М. на то, что в резолютивной части постановления "отсутствуют слова о назначении ему наказания", тогда как в соответствии с нормами КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении называется "постановление о назначении наказания", несостоятелен. В силу требований, предусмотренных ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ, по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении может быть вынесено постановление о назначении административного наказания, либо о прекращении производства по делу об административном правонарушении. Рассмотрев дело в отношении М., мировой судья принял решение о признании его виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и назначении ему административного наказания в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, что соответствует требованиям приведенной выше нормы КоАП РФ, постановление мирового судьи отвечает положениям ст. 29.10 КоАП РФ.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, мировой судья пришел к обоснованному выводу о совершении М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, а утверждение М. об отсутствии в его действиях состава административного правонарушения, необоснованно.

При производстве по делу об административном правонарушении порядок и срок давности привлечения к административной ответственности, принцип презумпции невиновности не нарушены, бремя доказывания распределено правильно.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемого постановления.

Между тем, в надзорной жалобе М. указывает, что во вводной части постановления мирового судьи указано на рассмотрение дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, тогда как виновным он был признан в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

При этом содержание материалов дела и текста обжалуемого постановления, из которых следует, что М. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, позволяет сделать вывод о том, что во вводной части указанного судебного акта мировым судьей допущена явная техническая ошибка.

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ по результатам рассмотрения жалобы, протеста в порядке надзора выносится решение об изменении постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста, если при этом не усиливается административное наказание или иным образом не ухудшается положение лица, в отношении которого вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 314 района Марьина Роща г. Москвы от 12 января 2010 года надлежит изменить, указав в его вводной части: "...рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ" вместо "...рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ".

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 314 района Марьина Роща г. Москвы от 12 января 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении М. изменить, указав в его вводной части: "...рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ" вместо "...рассмотрев дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ".

В остальной части постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 314 района Марьина Роща г. Москвы от 12 января 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении М. оставить без изменения, надзорную жалобу М. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018