| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2011 г. по делу N 22-8352/2011

 

Судья Довженко М.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе

председательствующего: Смирновой Н.П.

судей: Панариной Е.В., Алешиной И.Ф.

при секретаре: К.

рассмотрела в судебном заседании 18 июля 2011 года кассационную жалобу адвоката Барса О.А. на приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 14 июня 2011 года, которым

Ф.А., ранее не судимый

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 3 года.

Приговором разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Алешиной И.Ф., объяснения осужденного Ф.А. и адвоката Барса О.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Бутюгина К.И., полагавшего приговор, как законный и обоснованный, оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф.А. признан виновным в том, что он, управляя автомобилем, нарушил правила дорожного движения, что повлекло по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено 30 ноября 2010 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ф.А. свою вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат Барс О.А. выражает свое несогласие с приговором, поскольку он незаконный, необоснованный, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судом допущены нарушения норм закона. Защитник указывает, что дело судом было рассмотрено необъективно, с обвинительным уклоном. Автор кассационной жалобы подвергает сомнению заключение автотехнической экспертизы, полагая выводы эксперта предположительными. По мнению стороны защиты, на выводы эксперта повлияла указанная в постановлении о назначении экспертизы скорость пешехода К, которая следователем была установлена необъективно. Сторона защиты обращает внимание судебной коллегии на то, что видимость объектов, участвовавших в ДТП, также определена на основании субъективного восприятия следователя и занесена им в протокол осмотра. Адвокат Барс О.А. полагает, что следствием и судом с достаточной полнотой не исследовался вопрос о возможности предотвращения наезда, поскольку при температуре минут 15 дорожное полотно не может быть сухим. Автор кассационной жалобы полагает, что вывод суда о том, что следы торможения другого транспортного средства не соответствуют обстоятельствам ДТП, противоречит объективным обстоятельствам дела. По мнению стороны защиты, не установлена длина тормозного пути автомобиля под управлением Ф.А., поскольку следователем замеры произведены неверно. По мнению автора кассационной жалобы, эксперт необоснованно определил скорость реакции водителя без проведения судебно-психологической экспертизы. Адвокат Барс О.А. полагает, что следователем были допущены нарушения норм УПК РФ при допросе свидетеля Р., выразившиеся в корректировке ее показаний. Сторона защиты считает, что показания свидетеля Р являются противоречивыми, чему судом оценка не дана. По мнению автора кассационной жалобы, суд, при назначении наказания, не учел ряд обстоятельств, в том числе то, что Ф.А. положительно характеризуется, имеет на иждивении двоих детей и неработающую жену, добровольно возместил материальный вред, поведение Ф.А. после ДТП.

В кассационной жалобе содержится просьба приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы адвоката Барс О.А., судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина Ф.А. в совершении преступления, за которое он осужден, материалами уголовного дела установлена и его действиям дана правильная правовая оценка.

Органами предварительного следствия при расследовании и судом при рассмотрении дела каких-либо нарушений закона, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела, а также указал мотивы, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

Доводы кассационной жалобы о невиновности Ф.А. в совершении преступления, за которое он осужден, проверялись судом и были мотивированно отвергнуты, как противоречащие материалам уголовного дела. Так, вина осужденного в совершении инкриминируемого преступления подтверждается показаниями свидетеля Р., из которых следует, что с К. она знакома примерно 3 года, они вместе работали; 30 ноября 2010 года примерно в 8 часов она в автобусе встретила К.; на остановке <...> они вместе вышли из автобуса, им необходимо было перейти проезжую часть ул. П. на противоположную сторону; для этого они подошли к нерегулируемому пешеходному переходу, обозначенному дорожным знаком и дорожной разметкой типа "зебра"; так как слева от них автомобилей, следующих со стороны ул. А. не было, то они вдвоем с К. спокойно перешли проезжую часть данного направления движения по разметке пешеходного перехода в темпе быстрого шага и остановились на пешеходной дорожке у левого края проезжей части, предназначенной для движения автомобилей, следующих со стороны ул. С. в направлении к улице А.; было темное время суток, горело городское электроосвещение, видимость проезжей части была ничем не ограничена, дорожное покрытие на данном участке проезжей части находилось в сухом состоянии, был мороз минус 15 градусов; они посмотрели направо, в это время проехали 3-4 автомобиля и образовалось достаточное расстояние до следующих вдалеке приближающихся фар автомобилей; таким образом, оценив предварительно расстояние до приближающихся автомобилей, осознав, что они успеют перейти, она (Р.) совместно с К. начали переход; они переходили проезжую часть под прямым углом к границам проезжей части слева направо по ходу движения автомобилей в темпе быстрого шага; они шли вместе, К. шел правее от нее (Р.) и загораживал ей обзор справа; в момент перехода она (Р.) полностью опиралась на сознание К., так как он шел справа от нее и периодически посматривал направо; в тот момент, когда они прошли две полосы, К. замешкался и остановился, она (Р.) также остановилась; К. спустя 2 секунды резко побежал в темпе быстрого бега под прямым углом вперед по разметке пешеходного перехода; она (Р.) осталась стоять на месте и увидела, что по крайней правой полосе в это время следует на высокой скорости легковой автомобиль с включенным ближним светом фар; и в тот момент, когда автомашина приблизилась к "зебре", то водитель совершил наезд на К.; в других полосах данного направления движения в это время следовали автомобили, но они были еще достаточно далеко от пешеходного перехода; от удара К. подлетел вверх вперед и, когда автомобиль практически остановился, то К. во время падения на автомашину ударился о нее; после удара, еще через несколько секунд перед пешеходным переходом стали останавливаться другие автомобили и образовался затор; она (Р.) увидела, что наезд совершил автомобиль "С."; с какой скоростью ехала машина, она (Р.) точно сказать не может, но считает, что с высокой; другие пешеходы, кроме них с К. проезжую часть в это время не переходили; она (Р.) точно помнит, что у нее за спиной ни один автомобиль перед дорожно-транспортным происшествием не проезжал; водитель, совершивший наезд, вышел из машины и подошел к пострадавшему; примерно через 3 минуты после ДТП, она (Р.) увидела автомашину "Скорой помощи", которая следовала в потоке машин; водитель "С." остановил "Скорую помощь" и пострадавшего К. госпитализировали; место наезда на К. она (Р.) указала в ходе дополнительного осмотра места происшествия 8 декабря 2010 года; заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой, смерть К. наступила от полиорганной недостаточности, развившейся в результате сочетанной травмы; при судебно-медицинском исследовании трупа обнаружена сочетанная травма: закрытый перелом правой бедренной кости в средней трети, переломы тела 10-го грудного позвонка, остистых и поперечных отростков 9-го грудного позвонка, остистых отростков 7-го шейного, 1-го, 2-го, 9-го грудных позвонков, переломы 7-12 ребер справа и 9 ребра слева между лопаточной и задней подмышечной линиями, перелом грудины, субдуральные кровоизлияния на конвексе обоих полушарий, субдуральные кровоизлияния на этом же уровне; данная травма образовалась 30 ноября 2010 года в условиях дорожно-транспортного происшествия от ударного воздействия тупых твердых предметов; в момент получения травмы пострадавший находился в вертикальном положении, первоначальной точкой приложения травмирующей силы была правая нижняя конечность, остальные повреждения могли быть получены при ударе о капот и лобовое стекло автомобиля; причиненная травма опасна для жизни и оценивается как тяжкий вред здоровью, между ней и наступлением смерти К. имеется прямая причинная связь; заключением автотехнической экспертизы, из выводов которой следует, что при заданных и принятых искомых данных, в условиях места происшествия, следам торможения длиной 46, 2 метра, соответствует скорость движения автомобиля "С." перед началом торможения величиной около 95 км/час; в данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля "С." располагал технической возможностью предотвратить наезд применением торможения в момент начала движения пешехода от левой границы проезжей части, при условии, что пешеход находился в зоне видимости водителя на всем пути от указанной границы проезжей части; эксперт усмотрел в действиях водителя несоответствие пп. 10.1, 14.1 Правил дорожного движения; иными доказательствами, подробный анализ которых приведен в описательно-мотивировочной части приговора.

При изложенных доказательствах суд пришел к правильному выводу о виновности Ф.А. в совершении указанных действий, в связи с чем, доводы кассационной жалобы защитника судебной коллегией отклоняются.

Доводы адвоката Барс О.А. о невиновности Ф.А. в совершении преступления, за которое он осужден, судом первой инстанции надлежащим образом проверялись и были отклонены, как необоснованные и не соответствующие установленным фактическим обстоятельствам дела. Мотивы принятия судом такого решения подробно изложены в описательно-мотивировочной части приговора, и оснований сомневаться в их правильности судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия не может признать обоснованными довода адвоката Барс О.А. о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, поскольку они противоречат материалам уголовного дела. Из материалов дела следует, что каждое доказательство, в том числе, показания потерпевшей А., свидетелей Р., Ф., Ф., И., П., Г., протокол осмотра места дорожно-транспортного происшествия от 30 ноября 2010 года, протокол дополнительного осмотра места происшествия от 8 декабря 2010 года, заключение судебно-медицинской экспертизы, заключение автотехнической экспертизы, оценено судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, находит, что доказательства, представленные стороной обвинения, являются допустимыми доказательствами и обоснованно положены в основу приговора.

Судебная коллегия находит, что показания свидетеля Р. являются последовательными, логичными и непротиворечивыми, согласуются с иными доказательствам и по делу и не противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела. Судебная коллегия не усматривает оснований для оговора свидетелем Р. осужденного Ф.А. Будучи допрошенной в судебном заседании, свидетель Р. подтвердила свои показания, данные ею на предварительном следствии. Поэтому доводы кассационной жалобы адвоката Барс О.А. в этой части судебной коллегией отклоняются.

Судебная коллегия не может признать обоснованным довод стороны защиты о том, что протоколы осмотра места происшествия и дополнительного осмотра места происшествия являются недопустимые доказательствами, поскольку содержат недостоверные сведения. Из материалов дела следует, что указанные протоколы составлены надлежащим должностным лицом в соответствии с требованиями ст.ст. 164, 176, 177 УПК РФ. При осмотре места происшествия 30 ноября 2010 года принимали участие понятые Г. и З., а 8 декабря 2010 года - К. и Е., которые своими подписями подтвердили правильность указанных в протоколах данных следственных действий сведений. Кроме того, из показаний свидетеля П., допрошенного в ходе судебного следствия и предупрежденного об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, усматривается, что после сообщения о ДТП, он прибыл на место происшествия, потерпевшего к этому времени уже увезли в больницу; на месте находился водитель и его автомобиль; в присутствии двух понятых и Ф.А., он (П.) произвел осмотр места дорожно-транспортного происшествия, о чем составил протокол, где полно отразил все обстоятельства, установленные на месте, а именно все следы в том виде, в котором они были на проезжей части, расположение транспортного средства Ф.А., результаты контрольных замеров следов торможения; с данным протоколом ознакомились понятые, которые поставили свои подписи, а также сам Ф.А., который от подписи отказался, при этом каких-либо возражений и замечаний к протоколу и произведенным замерам последний не имел; согласно методическим рекомендациям, он (П.) установил видимость в 300 метров, с учетом времени суток и погодных условий; на месте ДТП дорожное покрытие было сухим, следы торможения составили 46, 2 метра, по которым, в том числе, и было определено направление движения автомобиля под управлением Ф.А., с чем последний был согласен; Ф.А. сообщил, что ему надо было заехать на заправку, в связи с чем, он стал перестраиваться в крайнюю правую полосу, при этом не говорил, что у него была ограничена видимость, а на вопрос, когда он начал применять торможение, Ф.А. не ответил, пояснив, что не видел пешехода, а также не смог объяснить по какой причине он совершил наезд; при фиксации следов торможения на проезжей части Ф.А. не отрицал принадлежность обнаруженных следов торможения своему транспортному средству, которые отчетливо просматривались на полотне дорожного покрытия проезжей части; поэтому в протоколе осмотра были зафиксированы следы торможения транспортного средства Ф.А., которые соответствовали установленным конкретным обстоятельствам дорожно-транспортного происшествия; следы торможения, имеющие другую траекторию направления движения, давность возникновения, не имеющие отношения к ДТП, в протоколе не отражались; 8 декабря 2010 года им (П.) был произведен дополнительный осмотр места происшествия с участием свидетеля-очевидца Р.; после того, как свидетель показала место, где произошел контакт автомобиля с потерпевшим были произведены соответствующие замеры от этой точки, что отражено в протоколе, с которым ознакомились все участники следственного действия; в постановлении о назначении автотехнической экспертизы он (П.) полно и точно указал все обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, которые были установлены осмотром, дополнительным осмотром, а также показаниями свидетеля Р., установив скорость движения пешехода, исходя из методических рекомендаций и установленных обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, учитывая при этом возраст и физическое состояние пострадавшего, который со слов жены не имел каких-либо физических недостатков; после допроса свидетель Р. знакомилась с соответствующим протоколом и подписывала, не имея каких-либо возражений и замечаний. Судебная коллегия не находит оснований не доверять показаниям свидетеля П., поскольку они последовательные, непротиворечивые, согласуются с иными доказательствами по делу и состоят с ними в логической взаимосвязи, являются достоверными. Судебная коллегия не находит каких-либо объективных данных, позволяющих ставить под сомнение показания данного свидетеля.

Судебной коллегией отклоняются доводы адвоката Барс О.А. о признании недопустимым доказательством заключение автотехнической экспертизы, так как заключение эксперта является ясным и полным, не вызывает сомнений в своей обоснованности, а также не содержит противоречий в выводах эксперта. Кроме того, допрошенный по ходатайству стороны защиты в судебном заседании эксперт А. пояснил, что при проведении экспертизы он имел в распоряжении материалы уголовного дела, в том числе протоколы осмотров места происшествия и схемы к ним; на основании установленных исходных данных, а также иных параметров, при наличии следов торможения, им (А.) были выбраны соответствующие параметры, которые были использованы при расчете формул для ответов на поставленные следствием вопросы; по результатам проведенной экспертизы он (А.) пришел к выводу о том, что водитель автомашины "С." располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода; он (А.) в полном объеме поддерживает выводы своего экспертного исследования, в том числе, в части определения скорости автомашины, совершившей наезд; он (А.) пришел к выводу, что скорость автомобиля была 95 км/час.

Вопреки доводам адвоката Барс О.А., нарушений требований ст.ст. 15, 244 УПК РФ судом, при рассмотрении уголовного дела, допущено не было.

Наказание осужденному Ф.А. обоснованно назначено в виде лишения свободы в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления и данных о личности виновного, в том числе и тех, на которые защитник ссылается в жалобе. Вывод суда о возможности исправления осужденного только в условиях реального отбывания наказания и отсутствии оснований для применения ст. 73 УК РФ мотивирован судом совокупностью конкретных обстоятельств дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда

 

определила:

 

Приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 14 июня 2011 года в отношении Ф.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2021