| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 июля 2011 г. по делу N 4а-1582/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу адвоката Лиджиева Эдуарда Анатольевича в защиту А. на постановление мирового судьи судебного участка N 220 Академического района г. Москвы от 04 мая 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 30 мая 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 220 Академического района г. Москвы от 04 мая 2011 года А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 30 мая 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба адвоката Лиджиева Э.А. в защиту А. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе адвокат Лиджиев Э.А. в защиту А. просит об отмене названных судебных решений, ссылаясь на то, что, исходя из описанного в судебных актах события правонарушения, судебными инстанциями не установлено конкретное нарушение ПДД РФ в виде дорожной разметки или дорожного знака; законные основания для возбуждения дела об административном правонарушении отсутствовали, поскольку, находясь на значительном расстоянии от места инкриминируемого А. деяния, сотрудник ГИБДД не мог видеть полностью траекторию движения автомобиля под его управлением; мировой судья исказил показания сотрудника ГИБДД, указав, что он находился на расстоянии 200 м от участка дороги, по которому следовал А., на схеме не обозначено место расположения автомобиля ДПС; судебными инстанциями должным образом не установлено место совершения правонарушения.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 25 марта 2011 года в 21 час 00 минут А., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. * по ул. * от ул. * в направлении ул. *, на пересечении с ул. * в районе дома * по ул. * при повороте налево в нарушение п. 8.6 ПДД РФ совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения А.: "Двигался по дороге с односторонним движением, совершая поворот налево, в темное время суток и при плохой видимости не заметил разметку"; рапортом сотрудника ГИБДД Р., составленной им схемой места нарушения ПДД и его показаниями, данными в рамках рассмотрения дела, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях А. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе защитник утверждает, что, исходя из описанного в судебных актах события правонарушения, судебными инстанциями не установлено конкретное нарушение ПДД РФ в виде дорожной разметки или дорожного знака. С данным доводом согласиться нельзя, поскольку из текста судебных актов следует, что судебными инстанциями было установлено нарушение в действиях А. при выезде на полосу встречного движения п. 8.6 ПДД РФ, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4. ст. 12.15 КоАП РФ, и является достаточным для квалификации действий по указанной статье.

Довод защитника о том, что законные основания для возбуждения дела об административном правонарушении отсутствовали, поскольку, находясь на значительном расстоянии от места инкриминируемого А. деяния, сотрудник ГИБДД не мог видеть полностью траекторию движения автомобиля под его управлением, носит предположительный характер и не может быть признан соответствующим действительности. Будучи допрошенным в ходе судебного разбирательства, сотрудник ГИБДД категорически утверждал, что являлся очевидцем осуществленного А. выезда на полосу встречного движения в нарушение п. 8.6 ПДД РФ. Оснований ставить под сомнение показания сотрудника ГИБДД, а также выявленный им и зафиксированный в вышеприведенных доказательствах факт нарушения А. требования п. 8.6 ПДД РФ не имеется, тем более, что из объяснений, которые сам А. давал в ходе производства по делу, следует, что такой выезд имел место. Таким образом, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению настоящего дела явилось непосредственное обнаружение должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Утверждение защитника о том, что мировой судья исказил показания сотрудника ГИБДД, указав, что он находился на расстоянии 200 м от участка дороги, по которому следовал А., тогда как тот говорил, что это расстояние составляло 300 м, не может быть принято во внимание. Каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать об обоснованности данного утверждения, в материалах дела не имеется и защитником в надзорной жалобе не приведено. Сомневаться в том, что показания сотрудника ГИБДД изложены мировым судьей в постановлении в том содержании, в котором они были даны, поводов нет.

Ссылка защитника на то, что на схеме не обозначено место расположения автомобиля ДПС, не свидетельствует о неполном составлении данного документа. Напротив, содержание схемы содержит все необходимые сведения об обстоятельствах инкриминируемого А. деяния, эти сведения являются достаточными для установления события правонарушения.

Довод защитника о том, что судебными инстанциями должным образом не установлено место совершения правонарушения, является несостоятельным. Место совершения административного правонарушения наряду с другими обстоятельствами, подлежащими установлению по делу об административном правонарушении, являлось предметом проверки судебными инстанциями. Вывод судебных инстанций о совершении А. административного правонарушения на пересечении ул. * с ул. *, основан на совокупности перечисленных выше и исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств. Осуществление поворота с ул. * на указанном участке дороги подтверждал и сам А. в ходе производства по делу. Ссылка защитника на то, что д. * по ул. * находится на определенном расстоянии от означенного перекрестка, не свидетельствует о неправильном установлении места совершения административного правонарушения. Избранная форма описания места совершения правонарушения позволяет идентифицировать его и не противоречит требованиям КоАП РФ, которые не содержат конкретных указаний, каким образом должно быть описано место совершения административного правонарушения.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 220 Академического района г. Москвы от 04 мая 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 30 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении А. оставить без изменения, надзорную жалобу адвоката Лиджиева Э.А. в защиту А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018