| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 августа 2011 г. по делу N 4а-1551/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 202 района Крылатское г. Москвы от 24.03.2011 г. и решение судьи Кунцевского районного суда г. Москвы от 05.05.2011 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 202 района Крылатское г. Москвы от 24.03.2011 г. К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Кунцевского районного суда г. Москвы от 05.05.2011 г. указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба К. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе К. выражает несогласие с указанными судебными актами, ссылаясь на то, что инспекторы ГИБДД не могут быть свидетелями по делу, что рапорт инспектора ГИБДД не содержит отметки о регистрации в Книге учета сообщений о происшествиях, а потому не может служить доказательством по делу, что в протоколе об административном правонарушении отсутствует конкретный пункт ПДД РФ, устанавливающий запрет выезда на полосу встречного движения, указанный же в названном протоколе пункт 9.2 ПДД РФ содержит общее правило, что его отказ от подписи в протоколе об административном правонарушении не удостоверен понятыми и свидетельствует о неразъяснении ему инспектором ГИБДД его прав, что при изъятии у него водительского удостоверения не присутствовали понятые.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 202 района Крылатское г. Москвы от 24.03.2011 г. и решение судьи Кунцевского районного суда г. Москвы от 05.05.2011 г. законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что К. 10 февраля 2011 года в 19 часов 50 минут, управляя автомобилем марки * государственный регистрационный знак *, следуя по дублеру * шоссе в г. *, у дома * по * шоссе в нарушение требований п. 9.2 ПДД РФ и дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ выехал на полосу, предназначенную для встречного движения, чем не выполнил требования п. 1.3 ПДД РФ, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность К. подтверждены: протоколом об административном правонарушении, схемой места нарушения, рапортом инспектора ГИБДД, показаниями инспектора ГИБДД П., поэтому вывод судебных инстанций о наличии в действиях К. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод К. о том, что инспекторы ГИБДД не могут быть свидетелями по делу, нельзя принять во внимание, поскольку в соответствии с разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", инспектор ГИБДД при необходимости может быть вызван в суд для выяснения возникших вопросов. Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. При этом каких-либо ограничений по привлечению лиц в качестве свидетелей положения указанной нормы не содержат.

Довод надзорной жалобы о том, что рапорт инспектора ГИБДД не содержит отметки о регистрации в Книге учета сообщений о происшествиях, а потому не может служить доказательством по делу, не основан на законе. КоАП РФ не содержит перечня документов и иных форм выражения сведений, которые могли бы быть использованы в качестве доказательств по делу об административном правонарушении. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие событие административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Единственное требование к доказательствам - это их относимость и допустимость. Отсутствие на рапорте штампа о регистрации в вышеуказанной Книге не влечет признание его недопустимым доказательством и не свидетельствует о том, что изложенные в нем обстоятельства правонарушения недостоверны.

Довод заявителя о том, что в протоколе об административном правонарушении отсутствует конкретный пункт ПДД РФ, устанавливающий запрет выезда на полосу встречного движения, указанный же в названном протоколе пункт 9.2 ПДД РФ содержит общее правило, нельзя принять во внимание. В качестве квалифицирующих признаков в протоколе об административном правонарушении указано нарушение К. требований п. 9.2 ПДД РФ и дорожной разметки 1.3 Приложения 2 к ПДД РФ, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Отсутствие в указанном протоколе сведений о том, был ли маневр К. связан с поворотом налево, разворотом или объездом препятствия, не вызывает сомнений в правильности квалификации содеянного судебными инстанциями, которыми приведенные маневры в действиях заявителя установлены не были. Кроме того, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" прямо предусмотрено, что нарушение п. 9.2 ПДД РФ подлежит квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод К. о том, что его отказ от подписи в протоколе об административном правонарушении не удостоверен понятыми и свидетельствует о неразъяснении ему инспектором ГИБДД его прав, несостоятелен, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 28.2 КоАП РФ в случае отказа привлекаемого лица от подписи в протоколе об административном правонарушении, в нем делается соответствующая запись. Как усматривается из представленных материалов, изложенные требования инспектором ГИБДД были соблюдены. Кроме того, вопреки утверждению заявителя, его отказ от подписи в соответствующей графе протокола об административном правонарушении не свидетельствует о неразъяснении ему предусмотренных ст. 25.1 КоАП РФ прав, равно как не свидетельствует и о том, что ему не было выдано временное разрешение на право управления транспортными средствами и копия протокола об административном правонарушении, что К. также отказался удостоверить своей подписью в соответствующих графах протокола.

Довод К. о том, что при изъятии у него водительского удостоверения не присутствовали понятые, основан на неверном понимании норм КоАП РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется в присутствии двух понятых. Водительское удостоверение не относится к предметам, о порядке изъятия которых идет речь в изложенной норме КоАП РФ. Порядок изъятия водительского удостоверения при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортными средствами, установлен ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ и не предусматривает необходимости привлечения понятых.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение, в котором дал правильную оценку имеющимся доказательствам по делу об административном правонарушении и доводам жалобы, сомнений которая не вызывает.

Надзорная жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности привлечения к административной ответственности не нарушен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 202 района Крылатское г. Москвы от 24.03.2011 г. и решение судьи Кунцевского районного суда г. Москвы от 05.05.2011 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018