| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 августа 2011 г. по делу N 4а-1613/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 07 июня 2010 года и решение судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 13 января 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 07 июня 2010 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

Решением судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 13 января 2011 года постановление мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 07 июня 2010 оставлено без изменения, жалоба Ш. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе Ш. просит об отмене названных судебных актов, ссылаясь на то, что протокол об отстранении от управления транспортным средством составлен ненадлежащим образом, так как в названном протоколе в графе "совершенное правонарушение" инспектор указал, "управлял транспортным средство с признаками опьянения", тогда как в данной графе необходимо указывать именно правонарушение, за которое остановлен водитель; что при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи судьей районного суда были нарушены принцип объективности рассмотрения дела и принцип равенства сторон, нарушены требования ст. 26.2 КоАП РФ; что при изъятии водительского удостоверения отсутствовали понятые, протокол изъятия не составлялся; что рапорт инспектора ГИБДД должен быть исключен из числа доказательств, поскольку он не был зарегистрирован должным образом в Книге учета сообщений о происшествиях, а также при его составлении инспектору не были разъяснены ст. ст. 25.6, 17.9 КоАП РФ; что показания инспектора ГИБДД также не могут быть приняты в качестве доказательства; что протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не установленной формы, а потому не может являться допустимым доказательством; что в протоколе об административном правонарушении указано неверное время совершения правонарушения.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 07 июня 2010 года и решение судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 13 января 2011 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела установлено, что 10 апреля 2010 года в 02 часа 10 минут Ш. управлял автомобилем марки "***" государственный регистрационный знак *** в районе д. * по ул. * года в г. * в направлении ул. * с признаками опьянения в виде резкого изменения цвета кожных покровов лица, поведения, не соответствующего обстановке, не выполнил законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Ш. подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо правонарушения, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, согласно которому у Ш. не установлено состояние алкогольного опьянения, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, из которого усматривается, что Ш. в присутствии понятых при наличии признаков опьянения и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения согласился пройти названное освидетельствование, актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, согласно которому Ш. отказался от сдачи биологической среды, в связи с чем был зафиксирован его отказ от прохождения названного освидетельствования, рапортом инспектора К. и его показаниями, данными в судебном заседании, поэтому вывод мирового судьи о наличии в действиях Ш. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод Ш. о том, что протокол об отстранении от управления транспортным средством составлен ненадлежащим образом, так как в названном протоколе в графе "совершенное правонарушение" инспектор указал, "управлял транспортным средством с признаками опьянения", тогда как в данной графе необходимо указывать именно правонарушение, за которое остановлен водитель, не влечет удовлетворения жалобы. Так, согласно протоколу об отстранении от управления транспортным средством Ш. был отстранен от управления автомобилем марки "***" в 02 часа 10 минут, основанием для которого послужило наличие у него признаков алкогольного опьянения. Согласно ст. 27.12 КоАП РФ от управления транспортным средством отстраняется лицо, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что оно находится в состоянии опьянения. При этом нормами КоАП РФ предусмотрено обязательное указание в названном протоколе даты, времени, места, оснований отстранения от управления, должности, фамилии и инициалов лица, составившего протокол, сведения о транспортном средстве и о лице, в отношении которого применена данная мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Данные требования должностным лицом были исполнены.

Довод жалобы о том, что при изъятии водительского удостоверения отсутствовали понятые, протокол изъятия не составлялся, основан на неправильном толковании закона. В соответствии с ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ понятые требуются при изъятии документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей или транспортного средства. Вместе с этим, как это следует из содержания ч. 3 ст. 27.10 КоАП РФ, при совершении административного правонарушения, влекущего лишение права управления транспортными средствами, у водителя изымается водительское удостоверение и выдается временное разрешение на право управления транспортными средствами, о чем вносится соответствующая запись в протокол об административных правонарушениях. Присутствие понятых в таких случаях не требуется.

Довод заявителя о том, что рапорт инспектора ГИБДД должен быть исключен из числа доказательств, поскольку он не был зарегистрирован должным образом в Книге учета сообщений о происшествиях, а также при его составлении инспектору не были разъяснены ст. ст. 25.6, 17.9 КоАП РФ, не влечет отмену состоявшихся по делу судебных решений. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие событие административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. При этом доказательства должны соответствовать признакам относимости и допустимости. В данном случае рапорт инспектора ГИБДД такими признаками обладает, а потому он обоснованно признан доказательством по делу. Отсутствие на нем штампа о регистрации в вышеуказанной Книге не влечет его недопустимости в качестве доказательства по настоящему делу, поскольку КоАП РФ каких-либо требований к форме рапорта не предъявляет. Кроме того, рапорт не является ни показаниями, ни письменным объяснениями, и в связи с этим при составлении рапорта не требуется предупреждения об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что показания инспектора ГИБДД также не могут быть приняты в качестве доказательства, не состоятелен. Как видно из вышеприведенных положений ст. 26.2 КоАП РФ, в качестве доказательства могут быть приняты показания свидетеля. В соответствии с ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Судебными инстанциями не было установлено каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о заинтересованности допрошенного инспектора ДПС К. и о недопустимости его показаний в качестве доказательств. Каких-либо сведений, объективно свидетельствующих о заинтересованности названного свидетеля, надзорная жалоба также не содержит. Исполнение инспектором ДПС своих служебных обязанностей, включая составление процессуальных документов, само по себе, к такому выводу не приводит; при рассмотрении дела был нарушен принцип презумпции невиновности.

Довод Ш. о том, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения не установленной формы, а потому не может являться допустимым доказательством, не влечет отмену обжалуемых решений. КоАП РФ не содержит образцов бланков процессуальных документов. Вместе с тем, сведения, содержащиеся в названном протоколе, соответствуют требованиям ст. 27.12 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что в протоколе об административном правонарушении указано неверное время совершения правонарушения 02 часа 10 минут, тогда как в акте в графе время окончания освидетельствования указано как 03 часа 20 минут, не может повлечь отмену обжалуемых судебных актов, поскольку в протоколе об административном правонарушении указано время, в которое Ш. управлял транспортным средством, сам протокол об административном правонарушении составлен в 03 часа 25 минут, то есть после отказа Ш. от прохождения медицинского освидетельствования.

Указание Ш. на то обстоятельство, что от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения он не отказывался, не состоятелен, поскольку опровергается показаниями инспектора ГИБДД К. и врача психиатра-нарколога НКБ N 17 Ц., актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, из которого усматривается, что Ш. начал проходить названное освидетельствование, но в 03 часа 20 минут отказался от забора биологической среды. Кроме того, в своих объяснениях, данных судье при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи, Ш. не отрицал отказ от сдачи биологической среды в передвижном пункте медицинского освидетельствования для проведения медицинского освидетельствования, считая, что это унижает его человеческое достоинство. В связи с отказом Ш. от выполнения сдачи биологической среды, инспектором ГИБДД был оформлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Вместе с тем, приведенный мотив отказа от забора биологической среды следует признать надуманным.

Довод жалобы о том, что при рассмотрении дела нарушен принцип презумпции невиновности, опровергается доказательствами, которые исследованы мировым судьей при рассмотрении дела и судьей районного суда при проверке доводов жалобы. Им дана оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, не доверять которой оснований не имеется. Каких-либо объективных сведений, опровергающих или ставящих под сомнение установленные обстоятельства правонарушения, в жалобе Ш. не содержится. Действия Ш. верно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, мировой судья пришел к обоснованному выводу о совершении Ш. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Довод Ш. о том, что при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи судьей районного суда были нарушены принцип объективности рассмотрения дела и принцип равенства сторон, нарушены требования ст. 26.2 КоАП РФ, не состоятелен и не влечет отмену обжалуемых постановлений, поскольку судьей районного суда проверены достоверность и допустимость всех имеющихся по делу доказательств, им дана надлежащая оценка. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 377 Пресненского района г. Москвы от 07 июня 2010 года и решение судьи Пресненского районного суда г. Москвы от 13 января 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Ш. оставить без изменения, жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018