| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 августа 2011 г. по делу N 4а-1666/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Е. на постановление мирового судьи судебного участка N 27 района Царицыно г. Москвы от 11.03.2011 г. и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 20.04.2011 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 27 района Царицыно г. Москвы от 11.03.2011 г. Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 20.04.2011 г. указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Е. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе Е. просит отменить указанные судебные решения, ссылаясь на то, что в протоколе об административном правонарушении, рапорте инспектора ГИБДД и в обжалуемом постановлении содержится неверная формулировка диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, что в протоколе об административном правонарушении не указана причина выезда Е. на встречную полосу и нарушенный им пункт ПДД РФ, что инспектор ГИБДД Н. не является свидетелем по делу, а потому его показания не могут быть положены в основу обвинения, что рапорт инспектора ГИБДД не содержит штампа о регистрации в Книге учета сообщений о происшествиях, а также на то, что в постановлении мирового судьи содержится указание на ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, тогда как административное наказание назначено по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 27 района Царицыно г. Москвы от 11.03.2011 г. подлежащим изменению.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что Е. 16 февраля 2011 года в 07 часов 40 минут, управляя автомобилем марки * государственный регистрационный знак, следуя по ул. * в г. * в направлении от ул. * в сторону ул. *, у дома * в нарушение дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ совершил выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Е. подтверждены: протоколом об административном правонарушении, схемой нарушения, показаниями инспектора ГИБДД Н., рапортом инспектора ГИБДД, поэтому вывод судебных инстанций о наличии в действиях Е. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод Е. о том, что в протоколе об административном правонарушении, рапорте инспектора ГИБДД и в обжалуемом постановлении содержится неверная формулировка диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а именно, вместо "выезд на сторону проезжей части дороги, предназначенную для встречного движения" указано "выезд на полосу, предназначенную для встречного движения", не состоятелен. Описание совершенного Е. события административного правонарушения в протоколе об административном правонарушении и обжалуемом постановлении соответствует диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в редакции этой нормы, действовавшей как на момент совершения данного правонарушения, так и в настоящее время. Кроме того, документом, в котором сформулировано обвинение, является протокол об административном правонарушении. В качестве одного из видов доказательств, предусмотренных ст. 26.2 КоАП РФ, рапорт инспектора ГИБДД содержит сведения об обстоятельствах правонарушения, иные сведения, имеющие значение для разрешения дела. Как и прочие доказательства рапорт инспектора ГИБДД подлежит оценке. Правильность формулировки предъявленного обвинения, если она содержится в рапорте, правового значения не имеет, поскольку рапорт не является процессуальным документом.

Довод жалобы о том, что в протоколе об административном правонарушении не указана причина выезда Е. на встречную полосу и нарушенный им пункт ПДД РФ, не может быть принят во внимание, поскольку причина выезда на полосу встречного движения не является квалифицирующим признаком ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. При этом из материалов дела следует, что Е. выехал на встречную полосу при выполнении обгона. Отсутствие в протоколе сведений о том, был ли маневр Е. связан с поворотом налево, разворотом или объездом препятствия, не вызывает сомнений в правильности квалификации содеянного судебными инстанциями, которыми наличие приведенных маневров в действиях заявителя не установлено. Помимо прочего, в качестве квалифицирующего признака в протоколе об административном правонарушении указано на нарушение Е. требований дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ, в данном случае разделяющей транспортные потоки противоположных направлений. Приложения являются неотъемлемой частью Правил дорожного движения, а потому невыполнение изложенных в них требований, равно как несоблюдение требований предусмотренных Приложениями дорожных знаков и дорожной разметки, является нарушением ПДД РФ, что в данном случае соответствует квалифицирующему признаку "в нарушение Правил дорожного движения", предусмотренному диспозицией ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что инспектор ГИБДД Н. не является свидетелем по делу, а потому его показания не могут быть положены в основу обвинения, не состоятелен, поскольку в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", инспектор ГИБДД при необходимости может быть вызван в суд для выяснения возникших вопросов. Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. При этом каких-либо ограничений по привлечению лиц в качестве свидетелей положения указанной нормы не содержат.

Довод жалобы о том, что рапорт инспектора ГИБДД не содержит штампа о регистрации в Книге учета сообщений о происшествиях, не основан на законе. КоАП РФ не содержит перечня документов и иных форм выражения сведений, которые могли бы быть использованы в качестве доказательств по делу об административном правонарушении. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие событие административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Единственное требование к доказательствам - это их относимость и допустимость. Отсутствие на рапорте штампа о регистрации в вышеуказанной Книге не влечет признание его недопустимым доказательством и не свидетельствует о том, что изложенные в нем обстоятельства правонарушения недостоверны.

Таким образом, вывод судебных инстанций о совершении Е. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение, в котором дал надлежащую оценку всем имеющимся доказательствам по делу об административном правонарушении и всем доводам жалобы, сомнений которая не вызывает.

Надзорная жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых судебных решений.

Между тем, утверждение заявителя о том, что в обжалуемом им постановлении мирового судьи содержится указание на ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, тогда как административное наказание назначено по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, справедливо. Так, в описательно-мотивировочной части обжалуемого постановления мировой судья, перечисляя письменные доказательства по делу, указывает на доказанность вины Е. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. Изложенное является явной технической ошибкой, которая не влечет незаконность постановления и подлежит исправлению, поскольку в указанном постановлении содержится описание события административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а также мотивированный вывод о виновности в его совершении Е., который подтверждается совокупностью исследованных мировым судьей доказательств.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 27 района Царицыно г. Москвы от 11.03.2011 г. подлежит изменению в части указания на наличие вины Е. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности привлечения к административной ответственности не нарушен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 27 района Царицыно г. Москвы от 11.03.2011 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Е. изменить, в описательно-мотивировочной части постановления указать вместо "ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ" "ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ", в остальном данное постановление и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 20.04.2011 г. по указанному делу оставить без изменения, надзорную жалобу Е. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018