| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 августа 2011 г. по делу N 4а-1746/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Г.А. на постановление мирового судьи судебного участка N 243 района Нагатинский затон г. Москвы от 25 марта 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 243 района "Нагатинский затон" г. Москвы от 25 марта 2010 года Г.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год и 6 (шесть) месяцев.

В надзорной жалобе Г.А. выражает несогласие с указанным судебным актом, ссылаясь на то, что он был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения без законных на то оснований; мировым судьей нарушен принцип объективности при оценке доказательств; инспектор ДПС не мог быть допрошен в качестве свидетеля; при составлении протокола об административном правонарушении в протоколе не были указаны в качестве свидетелей пассажиры автомобиля Г.А.; при осуществлении обеспечительных мер отсутствовали понятые, понятые в судебное заседание не вызывались; рапорт инспектора ДПС не является допустимым доказательством; мировым судьей не принято во внимание заключение медицинского освидетельствования, которое Г.О. прошел самостоятельно после составления протокола об административном правонарушении; задержание транспортного средства не производилось, протокол задержания также не составлен.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что Г.А. 23 февраля 2010 года в 06 часов 35 минут, управляя автомобилем "Х" государственный регистрационный знак Х, следовал по К-ой набережной г. Москвы, где у д. 8 при наличии признаков опьянения на законное требование сотрудников милиции пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения ответил отказом, нарушив п. 2.3.2 ПДД РФ. Указанными действиями Г.А. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Факт совершении Г.А. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судебными инстанциями доказательств: протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, рапортом инспектора ДПС, объяснениями Г.А., письменными объяснениями инспектора ДПС Т. показаниями допрошенного в качестве свидетеля инспектора ДПС Н. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Довод надзорной жалобы Г.А. о том, что он был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения без законных на то оснований, признаков опьянения у него не было, он не находился ни в состоянии алкогольного, ни в состоянии наркотического опьянения, несостоятелен. В соответствии с п. п. 2, 3 "Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 г. N 475, медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения. Достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушение речи, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке. Законным основанием для направления Г.А. на медицинское освидетельствование послужили запах алкоголя из полости рта, невнятная речь, шаткая походка. Более того, основанием для направления Г.А. на освидетельствование на состояние опьянении послужил также отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Помимо прочего, утверждение Г.А., о том что признаков опьянения у него не было, опровергается как показаниями инспектора ДПС, выявившего перечисленные выше признаки, так и собственными объяснениями Г.А., данными им при составлении протокола об административном правонарушении, где он указал: "бокал пива выпил".

Довод жалобы о том, что мировым судьей нарушен принцип объективности при оценке доказательств, необоснован. Мировым судьей при рассмотрении дела была дана объективная, всесторонняя оценка всем доказательствам, представленным сотрудниками ДПС, а также доводам Г.А., его показаниям, показаниям свидетелей со стороны защиты Ш., Щ. Оснований сомневаться в оценке доказательств, данной мировым судьей, нет.

Довод жалобы о том, что инспектор ДПС не мог быть допрошен в качестве свидетеля, поскольку он является должностным лицом и может иметь заинтересованность в исходе дела, неоснователен. В соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ в качестве доказательства по делу могут быть приняты любые фактические данные, на основании которых судья, в производстве которого находится дело, устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. В качестве доказательства могут быть приняты показания свидетеля. В соответствии с ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ в качестве свидетеля по делу об административном правонарушении может быть вызвано лицо, которому могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению. Судебными инстанциями не было выявлено каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о заинтересованности допрошенного инспектора ДПС Н. и о недопустимости его показаний в качестве доказательств. Каких-либо сведений, объективно свидетельствующих о заинтересованности названного свидетеля, надзорная жалоба также не содержит. Исполнение инспектором ДПС своих служебных обязанностей, включая составление процессуальных документов, само по себе, к такому выводу не приводит.

Довод жалобы о том, что в протоколе об административном правонарушении не были указаны в качестве свидетелей пассажиры автомобиля Г.А., не влечет удовлетворение надзорной жалобы, поскольку лица, сведения о которых не были изложены в протоколе об административном правонарушении, были допрошены мировым судьей в судебном заседании, их показания были оценены в совокупности с другими доказательствами по правилам ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что при осуществлении обеспечительных мер отсутствовали понятые, понятые в судебное заседание не вызывались, несостоятелен. Так, при осуществлении обеспечительных мер, а именно при направлении на медицинское освидетельствование, при отстранении от управления транспортным средством в соответствии с требованиями ст. 27.12 КоАП РФ присутствовали понятые, персональные данные которых приведены в соответствующих процессуальных документах и удостоверены их же подписями. Вместе с тем, в настоящем случае отсутствие среди доказательств показаний понятых, которые могли быть получены в судебном заседании, не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела.

Довод жалобы о том, что рапорт инспектора ДПС не является допустимым доказательством, поскольку рапорт не зарегистрирован в отделе внутренних дел, инспектор ДПС, составивший рапорт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний перед его составлением, не является основанием для удовлетворения настоящей жалобы. Как указано ранее, в соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ качестве доказательства по делу могут быть приняты любые фактические данные, на основании которых судья, в производстве которого находится дело, устанавливает наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. При этом отсутствие в рапорте отметки о его регистрации в органе внутренних дел не влияет на его содержание и отображение сведений, имеющих значение для правильного разрешения дела. Кроме того, рапорт инспектора ДПС не является ни показаниями, ни письменным объяснениями, и в связи с этим при составлении рапорта не требуется предупреждения об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по ст. 17.9 КоАП РФ.

Довод жалобы о том, что мировым судьей не принято во внимание заключение медицинского освидетельствования, которое Г.А. прошел самостоятельно после составления протокола об административном правонарушении, не соответствует действительности. Так, протокол медицинского освидетельствования Г.А. являлся предметом оценки мирового судьи, который обоснованно не принял данный документ в качестве доказательства невиновности Г.А., поскольку Г.А. обвинялся не в управлении транспортным средством в состоянии опьянения (за что предусмотрена ответственность по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ), а в отказе от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, что не одно и то же.

Довод жалобы о том, что задержание транспортного средства не производилось, протокол задержания также не составлен, не может быть принят во внимание, так как это обстоятельство не является основанием для признания требования инспектора ДПС о прохождении медицинского освидетельствования незаконным, равно как не влияет на вывод мирового судьи о доказанности совершения правонарушения.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемого постановления.

Порядок и срок давности привлечения Г.А. к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены данные о личности, фактические обстоятельства дела, характер совершенного административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 243 района Нагатинский затон г. Москвы от 25 марта 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Г.А. оставить без изменения, надзорную жалобу Г.А. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

ДМИТРИЕВ А.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018