| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 августа 2011 г. по делу N 4а-1748/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу С. на постановление мирового судьи судебного участка N 316 Алексеевского района г. Москвы от 18 апреля 2011 года и решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 09 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 316 Алексеевского района г. Москвы от 18 апреля 2011 года С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 09 июня 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба С. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе С. выражает несогласие с названными судебными актами, ссылаясь на то, что его действия неправильно квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как на полосу встречного движения он выехал, объезжая препятствие в виде припаркованного автомобиля с включенными габаритными огнями, и без нарушения ПДД, так как дорожная разметка на рассматриваемом участке дороги не нанесена; его позиция подтверждается схемой места нарушения ПДД, на которой обозначен автомобиль "*", не имеющий направления движения; описанное в протоколе об административном правонарушении событие правонарушения не позволяет однозначно квалифицировать его действия по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как в протоколе не отражено, с чем был сопряжен его маневр; в протоколе об административном правонарушении и судебных актах не указано, какой пункт ПДД, содержащий запрет выезда на полосу встречного движения, им был нарушен; схема и рапорт составлены на одном заранее заготовленном бланке, что не соответствует форме, установленной Приказом Министерства внутренних дел РФ от 02 марта 2009 года N 185; рапорт не зарегистрирован в Книге учета сообщений о происшествиях; при составлении протокола об административном правонарушении не были привлечены "реальные" свидетели произошедшего, а указание в протоколе в качестве свидетеля напарника сотрудника ГИБДД, составившего этот протокол, незаконно, так как сотрудники ГИБДД заинтересованы в исходе дела; водительское удостоверение изъято без участия понятых; сотрудники ГИБДД необоснованно привлечены в качестве свидетелей по делу, потому как они являются должностными лицами, осуществляющими формирование доказательственной базы, а совмещение процессуальных функций недопустимо; показания сотрудников ГИБДД содержат противоречия; составленным сотрудником ГИБДД документам мировым судьей придана заранее установленная сила, а его доводы не учтены; судья районного суда не проверил законность постановления мирового судьи в полном объеме.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 13 марта 2011 года в 08 часов 00 минут С., управляя транспортным средством "" государственный регистрационный знак, следовал в г. * по ул. * и в районе дома * на пересечении ул. * и ул. * при наличии дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ совершил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД А. с отраженной в нем схемой места нарушения ПДД; дислокацией дорожной разметки; показаниями сотрудников ГИБДД А. и Л., данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе С. заявляет, что его действия неправильно квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как на полосу встречного движения он выехал, объезжая препятствие в виде припаркованного автомобиля с включенными габаритными огнями, данный маневр являлся вынужденным и не представлял опасности для других участников дорожного движения.

Этот довод нельзя признать состоятельным, потому как он опровергается совокупностью перечисленных выше доказательств, из которых следует, что С. совершил обгон автомобиля ", который начал движение при включении разрешающего сигнала светофора. Данный маневр выполнен С. с выездом на сторону встречного движения через дорожную разметку 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ. Данные действия С. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Каких-либо объективных данных о том, что автомобиль "" был неисправен и являлся препятствием движению С., в представленных материалах не имеется. Напротив, из них следует, что означенный автомобиль осуществлял движение после включения разрешающего сигнала светофора. Таким образом, осуществленный С. выезд на полосу встречного движения не был соединен с объездом препятствия.

С утверждением С. о том, что его позиция об объезде препятствия подтверждается схемой места нарушения ПДД, на которой автомобиль "" обозначен как не имеющий направления движения, согласиться нельзя. Схема является приложением к рапорту сотрудника ГИБДД, из которого следует, что осуществленный С. выезд на полосу встречного движения не был соединен с объездом препятствия. Более того, данное обстоятельство подтверждается и показаниями сотрудников ГИБДД, данными в рамках рассмотрения дела мировым судьей, не доверять которым оснований нет.

Довод С. о том, что на полосу встречного движения он выехал без нарушения ПДД, так как дорожная разметка на рассматриваемом участке дороги не нанесена, является надуманным. Из схемы места нарушения ПДД и дислокации дорожной разметки видно, что на ул. * до и после пересечения с ул. * нанесена дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, которая прерывается только на перекрестке. Согласно добытым по делу доказательствам С. выехал на полосу встречного движения в зоне действия дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ.

Довод С. о том, что описанное в протоколе об административном правонарушении событие правонарушения не позволяет однозначно квалифицировать его действия по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, так как в протоколе не отражено, с чем был сопряжен его маневр, нельзя принять во внимание. Действия С. описаны в упомянутом протоколе с учетом диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, это описание позволяет установить событие правонарушения и дать его действиям юридическую оценку. Обстоятельства административного правонарушения в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 26.1 КоАП РФ, установлены судебными инстанциями при рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи. Действия С. правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод С. о том, что в протоколе об административном правонарушении и судебных актах не указано, какой пункт ПДД, содержащий запрет выезда на полосу встречного движения, им был нарушен, не соответствует действительности. В названных документах в качестве квалифицирующего признака указано о нарушении С. требований дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, которую пересекать запрещено. Данная разметка предусмотрена Приложением N 2 к Правилам дорожного движения РФ, являющимся их неотъемлемой частью. В постановлении мирового судьи, а также решении судьи районного суда изложен обоснованный вывод о том, что С. допущено нарушение требований дорожной разметки, которое повлекло выезд на сторону встречного движения, что подлежит квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

В надзорной жалобе С. отмечает, что схема и рапорт составлены на одном заранее заготовленном бланке, что не соответствует форме, установленной Приказом Министерства внутренних дел РФ от 02 марта 2009 года N 185, рапорт не зарегистрирован в Книге учета сообщений о происшествиях. Указанные обстоятельства не влекут признание рапорта и схемы недопустимыми доказательствами по делу, потому как нормами КоАП РФ составление этих документов не регламентировано. Оформление рапорта и схемы на одном заранее заготовленном бланке, тем не менее, не повлекло неверное отражение в этих документах обстоятельств вменяемого С. правонарушения. То обстоятельство, что рапорт не зарегистрирован в КУСП, не дает поводов усомниться в достоверности изложенных в нем сведений. Рапорт наличествует в материалах дела, отвечает требованиям, предъявляемым к доказательствам ст. 26.2 КоАП РФ, равно как и схема. Эти документы оценены судебными инстанциями как письменные доказательства по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

В числе изложенного С. указывает в надзорной жалобе, что при составлении протокола об административном правонарушении не были привлечены "реальные" свидетели произошедшего, а указание в протоколе в качестве свидетеля напарника сотрудника ГИБДД, составившего этот протокол, незаконно, так как сотрудники ГИБДД заинтересованы в исходе дела. Данный довод не свидетельствует о составлении упомянутого протокола с нарушением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, потому как эта правовая норма предполагает указание в протоколе свидетелей только в случае их наличия. Исходя из представленных материалов, очевидцем вменяемого С. правонарушения являлся сотрудник ГИБДД Л., который и указан в протоколе в качестве свидетеля, что не противоречит нормам КоАП РФ. В случае наличия иных очевидцев правонарушения неуказание их в названном протоколе не лишало С. ссылаться на данных свидетелей и ходатайствовать об их допросе в ходе рассмотрения дела. Утверждение С. о заинтересованности сотрудников ГИБДД не может быть признано обоснованным, потому как объективных данных, могущих служить тому подтверждением, в представленных материалах не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено. То обстоятельство, что сотрудники ГИБДД являются должностными лицами, осуществляющими формирование доказательственной базы, не говорит об их заинтересованности.

Довод С. о том, что водительское удостоверение изъято без участия понятых, не основан на законе. В соответствии с ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется в присутствии двух понятых. Водительское удостоверение не относится к предметам, о порядке изъятия которых идет речь в указанной норме КоАП РФ, основанием к его изъятию являлось нарушение С. ПДД РФ, а потому участие понятых при изъятии водительского удостоверения не требовалось. Согласно ч. 5 ст. 27.10 КоАП РФ об изъятии водительского удостоверения делается запись в протоколе об административном правонарушении или протоколе осмотра места совершения административного правонарушения. Данные требования КоАП РФ сотрудником ГИБДД при составлении протокола об административном правонарушении были выполнены, в графе протокола "Водительское удостоверение задержано" имеется соответствующая отметка.

Довод С. о том, что сотрудники ГИБДД необоснованно привлечены в качестве свидетелей по делу, потому как они являются должностными лицами, осуществляющими формирование доказательственной базы, а совмещение процессуальных функций недопустимо, не влечет удовлетворение жалобы. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также жалоб и протестов на постановления по таким делам в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд должностных лиц для выяснения возникших вопросов. В силу ст. 25.6 КоАП РФ свидетелем может являться любое лицо, которому известны фактические данные, на основе которых судья устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения. Как видно из представленных материалов, сотрудники ГИБДД А. и Л. были вызваны мировым судьей в качестве свидетелей для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, что не противоречит нормам КоАП РФ, и допрошены в судебном заседании с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ.

Довод С. о том, что показания сотрудников ГИБДД содержат противоречия, не соответствует действительности. Показания сотрудников ГИБДД последовательны, находятся в достаточном соответствии друг с другом, объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, а потому обоснованно признаны судебными инстанциями достоверными относительно обстоятельств правонарушения и имеющими доказательственную силу по настоящему делу.

Довод С. о том, что составленным сотрудником ГИБДД документам мировым судьей придана заранее установленная сила, а его доводы не учтены, несостоятелен. Из представленных материалов видно, что к выводу о виновности С. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, мировой судья пришел с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках судебного разбирательства. Добытые по настоящему делу доказательства не использовались мировым судьей в качестве бесспорных доказательств виновности С., а рассматривались в совокупности с другими доказательствами и с учетом позиции С., которая являлась предметом проверки в рамках судебного разбирательства, однако, не нашла своего подтверждения и получила критическую оценку. Требования, предусмотренные ст. 24.1 КоАП РФ, мировым судьей соблюдены, его выводы мотивированы, совокупности собранных по делу доказательств дана надлежащая оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Довод С. о том, что судья районного суда не проверил законность постановления мирового судьи в полном объеме, является надуманным. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 316 Алексеевского района г. Москвы от 18 апреля 2011 года и решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 09 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении С. оставить без изменения, надзорную жалобу С. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018