| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 августа 2011 г. по делу N 4а-1762/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 219 Академического района г. Москвы от 19 апреля 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 31 мая 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 219 Академического района г. Москвы от 19 апреля 2011 года К. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 31 мая 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. просит об отмене названных судебных актов, ссылаясь на то, что инкриминируемое правонарушение она не совершала, выехала только на трамвайные пути попутного направления; место совершения правонарушения установлено неправильно и не конкретизировано; в протоколе об административном правонарушении не указан в качестве свидетеля пассажир ее транспортного средства, а также не отражены сведения о наличии видеозаписи нарушения ПДД; рапорт сотрудника ГИБДД и видеозапись не могут служить доказательствами по делу; мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств об отложении рассмотрения дела и вызове свидетеля, о направлении дела на рассмотрение по месту учета транспортного средства и по месту жительства, при этом соответствующие определения в нарушение требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ, не вынесены; в описательно-мотивировочной части постановления мирового судьи в качестве лица, в отношении которого ведется производство по делу, указано иное лицо; в нарушение ст. 29.11 КоАП РФ постановление мировым судьей оглашено не в полном объеме.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи судебными инстанциями установлено и из представленных материалов следует, что 10 марта 2011 года в 14 часов 15 минут К., управляя автомобилем "Х государственный регистрационный знак Х следовала у дома 17 по ул. В-ва в г. Москве от ТТК в сторону проспекта Х в нарушение п. 9.6 ПДД РФ совершила выезд на трамвайные пути встречного направления и проследовала по ним, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ее виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения К.: "Были веские причины"; рапортом сотрудника ГИБДД Ч. и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства; схемой места нарушения ПДД, а потому вывод судебных инстанций о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным, а довод К. о том, что инкриминируемое правонарушение она не совершала, выехала только на трамвайные пути попутного направления - несостоятельным.

В надзорной жалобе К. заявляет, что место совершения правонарушения установлено неправильно, так как она выезжала только на трамвайные пути попутного направления, но не в районе дома 17 по ул. В-ва. С данным доводом согласиться нельзя. Место совершения административного правонарушения, наряду с иными обстоятельствами, имеющими значение для правильного разрешения дела, являлось предметом исследования в рамках судебного разбирательства. На основании вышеприведенных доказательств судебными инстанциями установлено, что выезд на трамвайные пути встречного направления в нарушение п. 9.6 ПДД РФ совершен К. в районе дома 17 по ул. В-ва. Как видно из представленных материалов, в момент возбуждения производства по делу К. каких-либо возражений относительно места вменяемого ей правонарушения не высказывала, равно как и не оспаривала выезд на трамвайные пути встречного направления. К такому выводу позволяют прийти объяснения К., изложенные ею в протоколе об административном правонарушении. Ставить под сомнение установленные судебными инстанциями обстоятельства правонарушения оснований не имеется.

Довод К. о том, что мировым судьей не конкретизировано место совершения вменяемого ей правонарушения, так как не указан населенный пункт, в котором оно совершено, не влечет удовлетворение жалобы. Содержание постановления мирового судьи позволяет сделать вывод о том, что правонарушение совершено К. в г. Москве, что было установлено также и судьей районного суда в рамках проверки данного довода.

Довод К. о том, что в протоколе об административном правонарушении не указан в качестве свидетеля пассажир ее транспортного средства, а также не отражены сведения о наличии видеозаписи нарушения ПДД, не влечет признание означенного документа недопустимым доказательством по делу. Статья 28.2 КоАП РФ не содержит требования об обязательном указании в протоколе свидетелей. В случае наличия очевидцев произошедшего К. не была лишена возможности самостоятельно ссылаться на них в протоколе об административном правонарушении, а также в ходе дальнейшего производства по делу и ходатайствовать об их допросе. То обстоятельство, что в протоколе не приведены сведения о наличии видеозаписи правонарушения, также не является нарушением требований, предусмотренных ст. 28.2 КоАП РФ, наличие графы: "Приложения к протоколу" не предполагает необходимость перечисления в ней всех полученных документов.

Довод К. о том, что рапорт сотрудника ГИБДД является недопустимым доказательством, потому как в нем не обозначено, какой пункт ПДД ею был нарушен и какой статьей КоАП РФ предусмотрена ответственность за данное нарушение, является несостоятельным. Эти сведения содержатся в протоколе об административном правонарушении, указание их в рапорте не требуется.

В надзорной жалобе К. заявляет, что видеозапись не может служить доказательством по делу, так как не отражает дату и место совершения правонарушения, государственный регистрационный знак автомобиля, который на ней зафиксирован. Данный довод не может быть принят во внимание, потому как, несмотря на то, что мировой судья ссылался на наличие видеозаписи правонарушения в обжалуемом постановлении, но, тем не менее, не приводил ее в качестве доказательства виновности К.

По утверждению К., мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств об отложении рассмотрения дела и вызове свидетеля, при этом соответствующее определение в нарушение требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ, не вынесено. Данный довод нельзя признать обоснованным, поскольку согласно представленным материалам в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, подобных ходатайств мировому судье не заявлялось.

Довод К. о том, что мировым судьей необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств о направлении дела на рассмотрение по месту учета транспортного средства и по месту жительства, при этом соответствующие определения в нарушение требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ, не вынесены, не влечет удовлетворение жалобы. По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ мировым судьей выполнены, свои выводы об отсутствии оснований для удовлетворения упомянутых ходатайств мировой судья мотивировал в определении от 19 апреля 2011 года и обжалуемом постановлении. Обстоятельств, которые могли бы поставить под сомнение данные выводы, не имеется.

Довод К. о том, что в описательно-мотивировочной части постановления мирового судьи в качестве лица, в отношении которого ведется производство по делу, указано иное лицо, не влечет отмену постановления мирового судьи, поскольку в этой части допущена явная техническая ошибка, которая не влияет на законность и обоснованность означенного судебного акта.

Довод К. о том, что в нарушение ст. 29.11 КоАП РФ постановление мировым судьей оглашено не в полном объеме, не может быть принят во внимание, поскольку каких-либо объективных данных, которые могли бы свидетельствовать о его обоснованности в представленных материалах не имеется и заявителем в надзорной жалобе не приведено. Напротив, данный довод опровергается записью в постановлении мирового судьи: "Постановление мне объявлено и вручено 19.04.2011 г.", удостоверенной подписью К.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновной, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 219 Академического района г. Москвы от 19 апреля 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 31 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018