| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 сентября 2011 г. по делу N 4а-1937/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу С. на постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 21 апреля 2011 года и решение судьи Московского городского суда от 20 мая 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 21 апреля 2011 года С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Решением судьи Московского городского суда от 20 мая 2011 года указанное постановление судьи районного суда оставлено без изменения, жалоба С. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе С. просит об отмене названных судебных актов и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что объективных доказательств, подтверждающих участие его автомобиля в ДТП с автомобилем, принадлежащим П-ой Т.С., нет; в его действиях нет вины; постановление вынесено судьей районного суда до даты совершения вменяемого правонарушения и возбуждения дела; определение о возбуждении дела и проведении административного расследования вынесено с нарушением установленного законом срока; дело возбуждено при отсутствии повода, предусмотренного ст. 28.1 КоАП РФ; к акту осмотра транспортных средств "намеренно не приложены" фотоматериалы, из которых было бы видно, что повреждения на автомобилях несопоставимы; в акте осмотра транспортных средств отражено повреждение его автомобиля в виде потертости, которое в действительности отсутствует; в материалах дела не имеется справки о ДТП, которая является единственным документом, подтверждающим факт ДТП; в схеме места ДТП отражен только один автомобиль; имеющиеся в материалах дела документы имели для судебных инстанций заранее установленную силу, данные, свидетельствующие о его невиновности, во внимание не приняты; судья Московского городского суда отказал в удовлетворении его ходатайства о назначении экспертизы, нарушив тем самым его право на защиту.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судьей районного суда установлено, что 20 марта 2011 года в 10 часов 50 минут С., управляя автомашиной "М" государственный регистрационный знак Х в районе дома 70 по А-ому шоссе г. Москвы, будучи участником ДТП с автомашиной "А" государственный регистрационный знак _, в нарушение п. 2.5 ПДД РФ оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого являлся, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Факт совершения С. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД; схемой места ДТП; сведениями о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП; актом осмотра транспортных средств; письменными объяснениями владельца автомашины "А" П-ой Т.С. и ее показаниями, данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод судьи районного суда о наличии в действиях С. административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным.

По мнению С., объективных доказательств, подтверждающих участие его автомобиля в ДТП с автомобилем, принадлежащим П-ой Т.С., нет, поскольку сама П-а Т.С. очевидцем ДТП не являлась, о случившемся узнала со слов своего мужа, который о факте ДТП не заявлял, объяснений об известных ему обстоятельствах не давал. С данным доводом согласиться нельзя, потому как перечисленные выше доказательства в совокупности объективно свидетельствуют о виновности С. в совершении инкриминируемого ему деяния. О факте ДТП в ГИБДД было заявлено владельцем транспортного средства П-ой Т.С., которой были сообщены необходимые и достаточные сведения о произошедшем ДТП, зафиксированные сотрудником ГИБДД. То, что П-а Т.С. не являлась очевидцем ДТП, а ее муж, наблюдавший столкновение, не был допрошен, не ставит под сомнение обстоятельства, установленные должностным лицом и судебными инстанциями. Сообщенная П-ой Т.С. информация в совокупности с наличием на транспортных средствах характерных повреждений и с тем, что С. подтвердил свое присутствие возле спорткомплекса "П" по вышеуказанному адресу, позволяет сделать вывод о том, что ДТП имело место именно с участием автомобиля "Х" под управлением С.

Довод С. о том, что в его действиях нет вины, несостоятелен и не может повлечь освобождение С. от административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, потому как характер повреждений, обнаруженных на транспортных средствах "Х" и "А", говорит о том, что С. не мог не заметить произошедшего столкновения.

В надзорной жалобе С. отмечает, что постановление вынесено судьей районного суда 11 февраля 2011 года, то есть до даты совершения вменяемого правонарушения 20 марта 2011 года и возбуждения дела. Данный довод не влечет отмену означенного судебного акта. Из материалов дела видно, что рассмотрение дела состоялось, и постановление было вынесено судьей районного суда 21 апреля 2011 года. Датируя постановление, судья районного суда допустил техническую ошибку, которая была устранена определением от 11 мая 2011 года в соответствии со ст. 29.12.1 КоАП РФ.

В надзорной жалобе С. указывает, что определение о возбуждении дела и проведении административного расследования вынесено не немедленно после обнаружения признаков административного правонарушения, как то предусмотрено ст. 28.7 КоАП РФ, а только 22 марта 2011 года. Это обстоятельство не является основанием к удовлетворению жалобы, поскольку не повлияло на правильность постановленных по делу судебных актов.

Довод С. о том, что дело возбуждено при отсутствии повода, предусмотренного ст. 28.1 КоАП РФ, не соответствует действительности. Из материалов дела следует, что о факте ДТП и оставлении места ДТП в правоохранительные органы было сообщено владельцем автомашины "а" П-ой Т.С., эти обстоятельства также были обнаружены и зафиксированы в соответствующих документах сотрудником ГИБДД, прибывшим на место ДТП. Таким образом, настоящее дело было возбуждено при наличии повода, прямо предусмотренного ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ.

Довод С. о том, что к акту осмотра транспортных средств "намеренно не приложены" фотоматериалы, из которых было бы видно, что повреждения на автомобилях несопоставимы, не может быть принят во внимание, потому как из указанного акта не следует, что в ходе проведения данной процедуры производилась фотосъемка. Утверждение С. о том, что обнаруженные на транспортных средствах повреждения несопоставимы, не соответствует действительности. Обратное следует из содержания упомянутого акта, с перечисленными в нем повреждениями и выводом об их сопоставимости С. согласился, удостоверив это своей подписью.

Равным образом, по вышеизложенным причинам нельзя признать обоснованным довод С. о том, что в акте осмотра транспортных средств отражено повреждение его автомобиля в виде потертости, которое в действительности отсутствует.

В числе изложенного С. указывает в надзорной жалобе, что в материалах дела не имеется справки о ДТП, которая является единственным документом, подтверждающим факт ДТП. Отсутствие данного документа, вопреки утверждению заявителя, не дают поводов говорить о том, что материалы дела не содержат сведений о наличии факта ДТП, поскольку таковые отражены в иных перечисленных выше документах, которые являются достаточными. Сбор доказательств, подтверждающих виновность лица в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, не предполагает необходимость составления справки о ДТП.

В надзорной жалобе С. заявляет, что в схеме места ДТП отражен только один автомобиль, и это, по его мнению, указывает на то, что ДТП произошло только с одним участником. Данное утверждение является надуманным. В схеме места ДТП отражено, в частности, положение транспортного средства "Хендэ Санта Фе" после ДТП и место столкновения, что отнюдь не свидетельствует о том, что оно являлось единственным участником ДТП. В силу того, что водитель, совершивший наезд на указанное транспортное средство, с места ДТП скрылся, сведений о нем и управляемом им автомобиле в схеме зафиксировано быть не могло.

Довод С. о том, что имеющиеся в материалах дела документы имели для судебных инстанций заранее установленную силу, данные, свидетельствующие о его невиновности, во внимание не приняты, не соответствует действительности. В материалах дела нет данных, которые бы позволяли говорить о том, что представленным должностным лицом документам судебными инстанциями придана заранее установленная сила. Они не использовались судебными инстанциями в качестве бесспорных доказательств виновности С. в совершении инкриминируемого ему деяния, а рассматривались в совокупности и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Позиция С. являлась предметом исследования в рамках судебного разбирательства, но не нашла своего объективного подтверждения. Оценка собранным по делу доказательствам, а также доводам С. дана судебными инстанциями по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

По утверждению С., судья Московского городского суда нарушил его право на защиту, отказав в удовлетворении его ходатайства о назначении экспертизы. С данным доводом согласиться нельзя. По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судьей Московского городского суда выполнены, выводы об отсутствии оснований к удовлетворению упомянутого ходатайства судья Московского городского суда мотивировал в определении от 20 мая 2011 года, обоснованно признав имеющиеся доказательства достаточными для рассмотрения дела по существу. Обстоятельства, которые могли бы поставить под сомнение данные выводы, отсутствуют, поскольку совокупность вышеприведенных доказательств однозначно подтверждает, что столкновение имело место именно с участием автомашин "х" государственный регистрационный знак х и "а" государственный регистрационный знак _ при описанных выше обстоятельствах. Для установления виновности С. в нарушении п. 2.5 ПДД РФ и совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, не требуется специальных познаний, а потому оснований для назначения экспертизы не имелось.

Судья Московского городского суда при рассмотрении жалобы на постановление судьи районного суда проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания судья районного суда учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление судьи Бабушкинского районного суда г. Москвы от 21 апреля 2011 года и решение судьи Московского городского суда от 20 мая 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении С. оставить без изменения, надзорную жалобу С. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018