| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 сентября 2011 г. по делу N 4а-1906/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Г. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 217 Гагаринского района г. Москвы от 12 мая 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 03 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 217 Гагаринского района г. Москвы от 12 мая 2011 года Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 03 июня 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба защитника Л. в интересах Г. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Г. выражает несогласие с названными судебными актами, просит об отмене решения судьи районного суда и направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что мировым судьей надлежащим образом не исследованы представленные доказательства, несоответствие схемы другим доказательствам оценки не получило, при наличии такого несоответствия не приняты меры к истребованию из компетентного органа дислокации дорожных знаков и разметки; мировым судьей использована норма ПДД РФ в редакции, не действующей на момент рассмотрения дела; им осуществлено опережение тихоходного транспортного средства, что не запрещено ПДД, однако, данный довод мировым судьей должным образом не проверен, обстоятельства, имеющие в данном случае юридическое значение, не установлены; судья районного суда не дал оценки выводам мирового судьи, существенные для дела обстоятельства оставил без внимания.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 01 апреля 2011 года в 13 часов 47 минут Г., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <... >, следуя по а/д "*", на * км + * м нарушил запрет, предусмотренный дорожным знаком 3.20 "Обгон запрещен" Приложения N 1 к ПДД РФ, осуществив обгон транспортного средства, произвел выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Г. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; схемой дислокации дорожных знаков и разметки; видеозаписью правонарушения; копией свидетельства о поверке радиолокационного видеозаписывающего измерителя скорости "Визир", а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Г. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе Г. заявляет, что мировым судьей надлежащим образом не исследованы представленные доказательства. Мотивируя данный довод, Г. указывает, что согласно схеме дислокации дорожных знаков и разметки на участке дороги, где ему вменяется выезд на полосу встречного движения в нарушение ПДД, нанесена дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, тогда как из содержания означенной схемы и видеозаписи мировым судьей установлено отсутствие разделительной полосы, однако, данное несоответствие схемы другим доказательствам оценки не получило, при его наличии не приняты меры к истребованию из компетентного органа дислокации дорожных знаков и разметки.

Этот довод не влечет отмену обжалуемых судебных решений, поскольку ссылка Г. на несоответствие видеозаписи отраженных в упомянутой выше схеме сведений относительно нанесения дорожной разметки не ставит под сомнение виновность Г. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Из материалов дела следует, что Г. вменяется выполнение маневра обгона в зоне действия дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения N 1 к ПДД РФ, наличие которого подтверждается схемой дислокации дорожных знаков и разметки (л.д. 5), видеозаписью правонарушения. В силу последнего абзаца п. 1 Приложения N 2 к ПДД РФ в случаях, когда значения дорожных знаков, в том числе временных (размещаемых на переносной опоре), и линий горизонтальной разметки противоречат друг другу, либо разметка недостаточно различима, водители должны руководствоваться дорожными знаками. Таким образом, в данном случае Г. надлежало руководствоваться требованием дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения N 1 к ПДД РФ. Между тем, требование этого знака он проигнорировал и совершил маневр обгона с выездом на сторону встречного движения в зоне его действия, что влечет административную ответственность, предусмотренную ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Оснований для истребования из компетентного органа дислокации дорожных знаков и разметки не имелось, потому как наличие на рассматриваемом участке дороги дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения N 1 к ПДД РФ, нарушение которого вменяется Г., подтверждается собранными по делу доказательствами, в том числе видеозаписью, а также объяснениями Г., данными в ходе производства по делу. Более того, следует отметить, что соответствующего ходатайства в рамках судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ст. 24.4 КоАП РФ, Г. не заявлял.

Довод Г. о том, что мировым судьей использована норма ПДД РФ в редакции, не действующей на момент рассмотрения дела, не может быть принят во внимание. То обстоятельство, что мировым судьей не в полном объеме процитировано значение дорожного знака 3.20 "Обгон запрещен" Приложения N 1 к ПДД РФ, не свидетельствует о том, что его требования, предусмотренные Приложением N 1 к ПДД РФ, использованы мировым судьей в редакции, действующей до изменений, внесенных в ПДД РФ Постановлением Правительства от 10 мая 2010 года N 316.

По утверждению Г., им осуществлено опережение тихоходного транспортного средства, что не запрещено ПДД, однако, данный довод мировым судьей должным образом не проверен, марка и максимально разрешенная скорость грузового автомобиля, который он опередил, не установлены. Данный довод нельзя признать состоятельным. Исходя из требований, установленных п. 8 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, к тихоходным транспортным средствам относятся механические транспортные средства, для которых предприятием-изготовителем установлена максимальная скорость не более 30 км/ч. В силу этого же пункта указанных Основных положений тихоходное транспортное средство должно быть обозначено опознавательным знаком в виде равностороннего треугольника с флюоресцирующим покрытием красного цвета и со световозвращающей каймой желтого или красного цвета. Между тем, как видно из видеозаписи, таковых транспортных средств на пути движения Г. не следовало, осуществляя движение за грузовым автомобилем, Г. осуществил обгон не только этого грузового автомобиля, но и других транспортных средств. Содержание видеозаписи является достаточным доказательством для опровержения вышеприведенного довода Г., поводов для установления марки и скорости упомянутого грузового автомобиля не имелось.

Довод Г. о том, что судья районного суда не дал оценки выводам мирового судьи, существенные для дела обстоятельства оставил без внимания, не соответствует действительности. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 217 Гагаринского района г. Москвы от 12 мая 2011 года и решение судьи Гагаринского районного суда г. Москвы от 03 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Г. оставить без изменения, надзорную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018