| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 сентября 2011 г. по делу N 4а-1868/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. на постановление мирового судьи судебного участка N 369 Тверского района г. Москвы от 15 апреля 2011 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 07 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 369 Тверского района г. Москвы от 15 апреля 2011 года К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 месяца.

Решением судьи Тверского районного суда г. Москвы от 07 июня 2011 года вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба К. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что вменяемого правонарушения он не совершал, ПДД не нарушал; протокол об административном правонарушении является недопустимым доказательством, поскольку в его (К.) отсутствие в него были внесены дополнения; в протоколе об административном правонарушении и показаниях сотрудника ГИБДД содержатся противоречия; судья районного суда не принял во внимание его доводы и обстоятельства, свидетельствующие о его невиновности, на которые он ссылался в жалобе на постановление мирового судьи, ходатайство об истребовании дислокации дорожных знаков и разметки оставил без удовлетворения; вывод судьи районного суда о том, что сотрудник ГИБДД не заинтересован в исходе дела, является неправильным, так как финансовое благополучие сотрудников ГИБДД зависит от количества выявленных административных правонарушений, а потому они лично заинтересованы в исходе дела.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 02 апреля 2011 года в 15 часов 30 минут К., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. * по ул. * в направлении * площади, у дома * нарушил требование п. 9.2 ПДД РФ, осуществил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД А., составленной им схемой места нарушения ПДД и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях К. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

При таких обстоятельствах довод К. о том, что вменяемого правонарушения он не совершал, ПДД не нарушал, в пределах перекрестка, где дорожная разметка 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ отсутствует, опередил поворачивающий направо автомобиль, который стоял перед пешеходным переходом, нельзя признать обоснованным. Обстоятельства правонарушения установлены судебными инстанциями на основании совокупности перечисленных выше доказательств, которые объективно свидетельствуют о том, что выезд на полосу встречного движения К. совершил до начала перекрестка с пересечением дорожной разметки 1.3 Приложения N 2 к ПДД РФ и в нарушение п. 9.2 ПДД РФ. Об этом свидетельствуют, в частности, показания сотрудника ГИБДД А., который категорически утверждал, что К. в нарушение вышеуказанных требований ПДД РФ половиной корпуса автомобиля выехал на полосу встречного движения и проследовал по ней около 5 метров, объезжая поворачивающий направо в * переулок автомобиль, который притормозил перед пешеходным переходом. Не доверять показаниям указанного лица поводов нет, поскольку они получены с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, последовательны, согласуются с другими собранными по делу доказательствами. Все перечисленные выше доказательства судебными инстанциями исследованы в рамках судебного разбирательства, их достоверность и допустимость проверены, им дана надлежащая мотивированная оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

С доводом К. о том, что протокол об административном правонарушении является недопустимым доказательством, поскольку в его отсутствие в него были внесены дополнения, согласиться нельзя. Из протокола об административном правонарушении усматривается, что в графе "Существо нарушения" дописана фраза "... выезд на полосу встречного движения был совершен с обгоном препятствия". Данное дополнение в протоколе не повлекло нарушение права К. на защиту и не повлияло на квалификацию его действий, поскольку не явилось существенным изменением в описании события административного правонарушения, которое изначально до внесения названного дополнения было отражено должностным лицом в протоколе с учетом диспозиции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и не лишало К. возможности знать, в чем он обвиняется. Нарушений, влекущих признание протокола об административном правонарушении недопустимым доказательством по делу, не установлено.

В надзорной жалобе К. отмечает, что в протоколе об административном правонарушении и показаниях сотрудника ГИБДД содержатся противоречия относительно маневра, который им (К.) был совершен, а именно, в протоколе об административном правонарушении таковым указан маневр обгона, а в судебном заседании сотрудник ГИБДД говорил об объезде. По мнению К., данное противоречие позволяет сделать вывод о том, что сотрудник ГИБДД не видел место и обстоятельства выполнения маневра. Приведенный довод и несоответствие, на которое указывает К., не ставит под сомнение вывод судебных инстанций о его виновности в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Поскольку факт совершения К. выезда на полосу встречного движения в нарушение ПДД объективно установлен в рамках судебного разбирательства, в данном случае не имеет правового значения, с выполнением какого маневра был связан этот выезд при том, что движущийся в попутном направлении автомобиль препятствием для движения К. не являлся. Утверждение К. о том, что указанное противоречие приводит к выводу о том, что сотрудник ГИБДД не видел место и обстоятельства выполнения маневра, не может быть принято во внимание, так как оно основано на предположении, а из показаний сотрудника ГИБДД, напротив, следует, что он являлся очевидцем совершенного К. нарушения.

Довод К. о том, что судья районного суда не принял во внимание его доводы и обстоятельства, свидетельствующие о его невиновности, на которые он ссылался в жалобе на постановление мирового судьи, не соответствует действительности. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Довод жалобы о том, что судья районного суда оставил без удовлетворения ходатайство об истребовании дислокации дорожных знаков и разметки, не влечет отмену обжалуемых судебных актов. По смыслу ст. 24.4 КоАП РФ судья вправе как удовлетворить, так и отказать в удовлетворении ходатайства (в зависимости от конкретных обстоятельств дела). Требования ст. 24.4 КоАП РФ судьей районного суда выполнены, свои выводы об отсутствии оснований для удовлетворения указанного ходатайства судья районного суда мотивировал в определении от 26 мая 2011 года. Обстоятельств, которые могли бы поставить под сомнение данные выводы, не имеется.

По мнению К., вывод судьи районного суда о том, что сотрудник ГИБДД не заинтересован в исходе дела, является неправильным, так как финансовое благополучие сотрудников ГИБДД зависит от количества выявленных административных правонарушений, а потому они лично заинтересованы в исходе дела. Этот довод не может быть принят во внимание как надуманный и ничем объективно не подтвержденный.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 369 Тверского района г. Москвы от 15 апреля 2011 года и решение судьи Тверского районного суда г. Москвы от 07 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018