| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 сентября 2011 г. по делу N 4а-1834/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу И. на постановление мирового судьи судебного участка N 211 Обручевского района г. Москвы от 16 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 211 Обручевского района г. Москвы от 16 июня 2011 года И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок 18 (восемнадцать) месяцев.

В порядке, предусмотренном ст. 30.1 КоАП РФ, указанное постановление не обжаловалось.

В надзорной жалобе И. выражает несогласие с постановлением мирового судьи, ссылаясь на то, что к совершению вменяемого правонарушения он не причастен; ходатайство о допросе в качестве свидетеля его сына мировым судьей не рассмотрено; при составлении протокола об административном правонарушении понятые не присутствовали, а в своих письменных объяснениях оговорили его, поскольку не были предупреждены об ответственности за оговор в соответствии со ст. 25.6 КоАП РФ.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу постановление мирового судьи законным и обоснованным.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 11 марта 2011 года в 20 часов 30 минут И., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в п. * * района * области с признаком опьянения - запах алкоголя из полости рта, в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении И. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения И. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения и объяснения И.: "Вчера, 10.03.11 г. праздновал юбилей 60 лет"; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которому основанием для направления И. на такую процедуру послужил его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии признака опьянения - запах алкоголя из полости рта, однако, И. в присутствии двух понятых отказался от прохождения медицинского освидетельствования; рапортом сотрудника ГИБДД, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях И. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе И. заявляет о непричастности к совершению вменяемого ему правонарушения, утверждая, что водителем он не являлся, от прохождения медицинского освидетельствования не отказывался, автомобилем в п. * управлял его сын И. и именно он отказался выполнять требования сотрудников милиции.

Данный довод нельзя признать обоснованным, поскольку обстоятельства правонарушения, установленные мировым судьей, подтверждаются перечисленными выше доказательствами. В частности, факт отказа И. от прохождения медицинского освидетельствования зафиксирован в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование и удостоверен как подписью И., так и подписями понятых. При составлении протокола об административном правонарушении И. не оспаривал обстоятельств вменяемого ему правонарушения, а также указал: "Вчера, 10.03.11 г. праздновал юбилей 60 лет". Меры обеспечения производства по делу применены к И. именно как к водителю транспортного средства. При этом, подписывая соответствующие процессуальные документы, И. по данному поводу каких-либо возражений не высказывал, о том, что не управлял транспортным средством, не заявлял, все протоколы подписал без замечаний. Совокупность изложенного объективно свидетельствует о том, что И. является субъектом вменяемого ему правонарушения и виновен в его совершении. Обстоятельства правонарушения, в том числе время и место совершения правонарушения установлены мировым судьей правильно и основаны на доказательствах, а позиция И., изложенная в надзорной жалобе, является надуманной.

В период нахождения дела в производстве мирового судьи И. утверждал, что никакие протоколы не подписывал, записи и подписи в них исполнял его сын. Однако данное утверждение не может быть принято во внимание как ничем объективно не подтвержденное. Более того, содержание материалов дела не дает поводов ставить под сомнение то обстоятельство, что записи и подписи в процессуальных документах от имени И. исполнены им самостоятельно.

Равным образом не может повлечь удовлетворение жалобы довод И. о том, что мировым судьей не рассмотрено ходатайство о допросе в качестве свидетеля его сына И. В объяснениях от 17 мая 2011 года (л.д. 23 - 25), поступивших в адрес судебного участка по почте, И. изложил свою позицию относительно обстоятельств инкриминируемого ему деяния и ряд ходатайств. Из объяснений усматривается, что своего сына И. просил допросить в подтверждение своей непричастности к совершению вменяемого правонарушения. В материалах дела действительно отсутствуют сведения, которые могли бы свидетельствовать об удовлетворении или отказе в удовлетворении этого ходатайство, тогда как иные ходатайства И., изложенные в означенных объяснениях, рассмотрены мировым судьей с соблюдением требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ. Между тем, то обстоятельство, что ходатайство о допросе И. мировым судьей не рассмотрено, не может являться безусловным основанием к отмене постановленного им судебного акта, поскольку не повлекло нарушение права И. на защиту и не повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела. Такой вывод позволяет сделать то обстоятельство, что версия И. о том, что транспортным средством он не управлял и от прохождения медицинского освидетельствования не отказывался, на предмет чего он и просил допросить своего сына, мировым судьей была проверена, но не нашла объективного подтверждения. Таким образом, доводы, на которые ссылался И. в ходе производства по делу, не остались без внимания и были исследованы, положения ст. 24.1 КоАП РФ, мировым судьей соблюдены.

Ссылка И. на постановления заместителя председателя Московского городского суда, которыми судебные акты были отменены по аналогичным основаниям, не может быть принята во внимание, потому как действующим законодательством РФ не предусмотрено применение прецедентного права. В каждом отдельном случае при вынесении судебного решения судья руководствуется конкретными обстоятельствами, установленными по делу.

Довод И. о том, что при составлении протокола об административном правонарушении понятые не присутствовали, не основан на законе. В соответствии с ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно лишь в случаях, прямо предусмотренных главой 27 КоАП РФ, то есть в случаях применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, к каковым не относится возбуждение в отношении лица производства по делу об административном правонарушении, а положения ст. 28.2 КоАП РФ не предусматривают обязательное участие понятых при составлении протокола об административном правонарушении. Понятые присутствовали при применении к И. мер обеспечения производства по делу, что прямо следует из протокола об отстранении от управления транспортным средством и протокола о направлении на медицинское освидетельствование, эти документы понятыми подписаны.

Довод И. о том, что в своих письменных объяснениях понятые оговорили его, поскольку не были предупреждены об ответственности за оговор в соответствии со ст. 25.6 КоАП РФ, несостоятелен. Письменные объяснения понятых не использовались мировым судьей в качестве доказательств по делу. В то же время нет оснований ставить под сомнение достоверность и допустимость протоколов, составленных по результатам проведения процессуальных действий с участием понятых, поскольку они согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами, объективных данных, которые бы указывали на заинтересованность понятых, нет.

При рассмотрении данного дела мировой судья проверил каждое доказательство как отдельно, так и в совокупности. Исследованные доказательства согласуются между собой, дополняют друг друга, являются допустимыми, полученными в установленном законом порядке.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену постановления мирового судьи.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 211 Обручевского района г. Москвы от 16 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении И. оставить без изменения, надзорную жалобу И. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018