| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 сентября 2011 г. по делу N 4а-1936/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Б. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 333 Тимирязевского района г. Москвы от 09 июня 2011 года и решение судьи Коптевского районного суда г. Москвы от 27 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением и.о. мирового судьи судебного участка N 333 Тимирязевского района г. Москвы от 09 июня 2011 года Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Коптевского районного суда г. Москвы от 27 июня 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Б. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Б. выражает несогласие с названными судебными актами, ссылаясь на то, что сотрудник ГИБДД необоснованно вменил ему невыполнение законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования, поскольку от прохождения такой процедуры он не отказывался; законные основания для направления его на медицинское освидетельствование отсутствовали, поскольку пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ему не предлагалось, признаков опьянения у него не имелось; протокол о направлении на медицинское освидетельствование не соответствует установленной форме; сведения, указанные в протоколе об отстранении от управления транспортным средством в графе: "совершенное правонарушение", противоречат другим доказательствам; от управления транспортным средством он фактически отстранен не был, оно не эвакуировалось, управление им другому лицу не передавалось; показания сотрудников ГИБДД вызывают сомнения в силу их косвенной служебной заинтересованности и наличия противоречий; акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения содержит исправления в указании заводского номера средства измерения, которое внесено после подписания им данного акта и не заверено; рапорт сотрудника ГИБДД К. подлежит исключению из числа доказательств; лица, указанные в протоколах в качестве понятых, возможно, присутствовали на месте вменяемого ему административного правонарушения, однако, при применении мер обеспечения производства по делу участия не принимали; дело рассмотрено мировым судьей предвзято и необъективно; доводы его жалобы на постановление мирового судьи судьей районного суда не проверены.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 09 мая 2011 года Б., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в районе дома * по * шоссе в г. *, в нарушение п. 2.3.2 ПДД РФ не выполнил законное требование сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения при наличии признаков опьянения: запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке, изменение цвета кожных покровов лица, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении Б. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно протоколу о направлении на медицинское освидетельствование он от его прохождения отказался.

Факт совершения Б. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, согласно которому Б. в присутствии двух понятых отказался от прохождения такого освидетельствования; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, согласно которому Б. при наличии признаков опьянения - запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке, изменение цвета кожных покровов лица, выразил несогласие пройти медицинское освидетельствование; показаниями сотрудников ГИБДД К. и С., данными в рамках судебного разбирательства, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Б. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод Б. о том, что сотрудник ГИБДД необоснованно вменил ему невыполнение законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования, поскольку от прохождения такой процедуры он не отказывался, является необоснованным. Факт отказа Б. пройти медицинское освидетельствование подтверждается, в частности, показаниями сотрудников ГИБДД, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, где Б. указал о своем несогласии пройти данную процедуру, что удостоверено его подписью и подписями понятых.

Довод Б. о том, что законные основания для направления его на медицинское освидетельствование отсутствовали, поскольку пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения ему не предлагалось, признаков опьянения у него не имелось, не соответствует действительности. Наличие у Б. признаков опьянения зафиксировано в протоколе об административном правонарушении, акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, а также подтверждено показаниями сотрудников ГИБДД. Согласно представленным материалам основанием для направления Б. на медицинское освидетельствование послужил его отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения при наличии признаков опьянения, который он в присутствии понятых выразил в соответствующем акте и удостоверил своей подписью. Не доверять указанным доказательствам поводов нет, поскольку они последовательны, согласуются между собой и дополняют друг друга, получены с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ. Согласно "Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденным Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, такие основания являлись достаточными для направления Б. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Таким образом, требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования являлось законным. Положения ст. 27.12 КоАП РФ при применении данной меры обеспечения производства по делу соблюдены, присутствие понятых обеспечено. Помимо изложенного следует принять во внимание, что ст. 27.12 КоАП РФ не содержит указания на необходимость проведения обязательного предварительного освидетельствования водителя транспортного средства сотрудником полиции на состояние алкогольного опьянения на месте до направления его на медицинское освидетельствование. Наличие признаков опьянения уже является достаточным для направления водителя, у которого они выявлены, на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Довод Б. о том, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование не соответствует установленной форме, не ставит под сомнение достоверность отраженных в названном протоколе сведений, которые объективно свидетельствуют о том, при каких обстоятельствах Б. отказался от прохождения медицинского освидетельствования.

По утверждению Б., сведения, указанные в протоколе об отстранении от управления транспортным средством в графе "совершенное правонарушение": "управлял транспортным средством с признаками опьянения", не соответствуют другим доказательствам, согласно которым транспортное средство под его управлением было остановлено в связи с превышением скорости, за что впоследствии в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.9 КоАП РФ. Данный довод не может быть принят во внимание, так как в упомянутом протоколе приведен повод, послуживший основанием к отстранению Б. от управления транспортным средством, прямо предусмотренный ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ. Действия Б., ставшие причиной остановки управляемого им транспортного средства - превышение скорости, в данном случае какого-либо значения не имели, основанием для отстранения от управления транспортным средством стать не могли, а потому отражение соответствующих сведений в оспариваемом Б. протоколе не требовалось. Протокол об отстранении от управления транспортным средством составлен с соблюдением требований, предусмотренных ст. 27.12 КоАП РФ.

Довод Б. о том, что от управления транспортным средством он фактически отстранен не был, оно не эвакуировалось, управление им другому лицу не передавалось, не может повлечь удовлетворение жалобы. Мера обеспечения производства по делу в виде отстранения от управления транспортным средством к Б. была применена, о чем свидетельствует соответствующий протокол. То обстоятельство, что транспортное средство не эвакуировалось и управление им другому лицу не передавалось, не опровергает установленный судебными инстанциями факт отказа Б. от прохождения медицинского освидетельствования, за что он обоснованно привлечен к административной ответственности. предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Довод Б. о том, что показания сотрудников ГИБДД вызывают сомнения в силу их косвенной служебной заинтересованности и наличия противоречий, несостоятелен. Должностные лица, не являясь участниками производства по делам об административных правонарушениях, круг которых перечислен в главе 25 КоАП РФ, не могут обладать правами, присущими лицу, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, его представителю и защитнику, а также потерпевшему и его представителю. Вместе с тем, при рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам и протестам на постановления по таким делам в случае необходимости не исключается возможность вызова в суд указанных лиц для выяснения возникших вопросов. В соответствии с требованиями ст. 25.6 КоАП РФ, свидетелем может являться любое лицо, которому известны фактические данные, на основе которых судья устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения. Как видно из представленных материалов, сотрудники ГИБДД К. и С. вызывались мировым судьей в качестве свидетелей для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, что не противоречит нормам КоАП РФ, и были допрошены мировым судьей с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ. Наличие заинтересованности сотрудников ГИБДД в исходе дела не установлено, а то обстоятельство, что они являются должностными лицами, осуществляющими формирование доказательственной базы, о такой заинтересованности свидетельствовать не может. Утверждение Б. о том, что показания сотрудников ГИБДД "разнятся между собой", не соответствует действительности. Показания сотрудников ГИБДД находятся в достаточном соответствии друг с другом, согласуются с иными доказательствами по настоящему делу, получены с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, а потому обоснованно признаны судебными инстанциями достоверными относительно обстоятельств правонарушения и имеющими доказательственную силу.

Довод Б. о том, что акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения содержит исправления в указании заводского номера средства измерения, которое внесено после подписания им данного акта и не заверено, не может быть принят во внимание, как не влияющий на обстоятельства, имеющие правовое значение по настоящему делу, поскольку исследование выдыхаемого воздуха указанным в акте прибором не проводилось.

По утверждению Б., рапорт сотрудника ГИБДД К. подлежит исключению из числа доказательств, так как не содержит указание на нарушенную им норму ПДД РФ, сотрудник ГИБДД К. не был предупрежден об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ за дачу заведомо ложных показаний. Данный довод не подлежит рассмотрению, потому как согласно обжалуемым судебным актам рапорт не был признан в качестве доказательства по делу. Сотрудник ГИБДД К. был допрошен в ходе судебного разбирательства, его показания исследованы и получили надлежащую правовую оценку, которая сомнений не вызывает. Совокупность собранных по настоящему делу доказательств является достаточной для установления виновности Б. в совершении инкриминируемого ему правонарушения.

Довод Б. о том, что лица, указанные в протоколах в качестве понятых, возможно, присутствовали на месте вменяемого ему административного правонарушения, однако, при применении мер обеспечения производства по делу участия не принимали, нельзя признать состоятельным. Наличие в процессуальных документах, составленных по факту применения мер обеспечения производства по делу, анкетных данных понятых и их подписей, вопреки утверждению Б., свидетельствует об их присутствии при совершении соответствующих процессуальных действий, ход и результаты которых ими были удостоверены. Более того, при подписании всех протоколов и акта Б. не заявлял о недостоверности изложенных в них сведений о понятых.

Довод Б. о том, что дело рассмотрено мировым судьей предвзято и необъективно, не соответствует действительности. Каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о предвзятости мирового судьи и принятии им обвинительного уклона при рассмотрении дела, не имеется. К выводу о виновности Б. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, мировой судья пришел с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в рамках судебного разбирательства, позиция Б. была проверена. Принцип презумпции невиновности мировым судьей не нарушен.

С утверждением Б. о том, что доводы его жалобы на постановление мирового судьи судьей районного суда не проверены, согласиться нельзя. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка N 333 Тимирязевского района г. Москвы от 09 июня 2011 года и решение судьи Коптевского районного суда г. Москвы от 27 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Б. оставить без изменения, надзорную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018