| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 сентября 2011 г. по делу N 4а-1501/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Л.М.Н. на постановление мирового судьи судебного участка N 177 района Раменки г. Москвы от 19 января 2011 года и решение судьи Никулинского районного суда г. Москвы от 15 февраля 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 177 района Раменки г. Москвы от 19 января 2011 года Л.М.Н. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Никулинского районного суда г. Москвы от 15 февраля 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Л.М.Н. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Л.М.Н. выражает несогласие с названными судебными актами, просит об отмене постановления мирового судьи и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что он необоснованно привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, поскольку медицинское освидетельствование он прошел, по результатам его проведения у него было установлено состояние опьянения; зафиксированный в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отказ от прохождения такой процедуры не соответствует действительности, а потому он отказался его подписывать; отражение врачом в соответствующем акте результата медицинского освидетельствования: "отказ от медицинского освидетельствования" не соответствует положениям п. п. 13, 15 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденной Приказом Минздравсоцразвития от 14 июля 2003 года N 308 (с последующими изменениями); в нарушение п. 14 названной Инструкции в акте медицинского освидетельствования не приведены причины, по которым не проводилось исследование мочи; в судебном заседании установлено, что он в присутствии врача ответил отказом на законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования, однако, судебными инстанциями не учтено, что в силу закона отказ от такого освидетельствования должен быть зафиксирован в присутствии понятых; признав в числе других документов доказательством по делу протокол об административном правонарушении, мировой судья принял во внимание, что в него были внесены изменения в графу "место совершения правонарушения", однако, не учел, что изменения также вносились в графу "дата и время правонарушения"; в постановлении мирового судьи неправильно указано, что транспортным средством он управлял в 21 час 03 минуты, поскольку согласно материалам дела в это время было закончено медицинское освидетельствование.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

Судебными инстанциями установлено и из материалов дела следует, что 21 октября 2010 года примерно в 19 часов 30 минут Л.М.Н., управляя автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. Москве по * пр-ту в сторону *, в районе д. * совершил ДТП, при наличии признаков опьянения - запах алкоголя из полости рта, покраснение кожных покровов ему было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, от которого он отказался, в связи с чем ему было предложено пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, на что он согласился, был доставлен для проведения медицинского освидетельствования по адресу: г. *, * пр-д, д. *, где в присутствии врача 21 октября 2010 года в 21 час 03 минуты на законное требование сотрудника ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования ответил отказом, нарушив п. 2.3.2 ПДД РФ и совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

В соответствии со ст. ст. 26.2, 27.12 КоАП РФ для подтверждения факта управления транспортным средством в состоянии опьянения водитель, у которого были выявлены признаки опьянения, подлежит направлению на медицинское освидетельствование. В отношении Л.М.Н. медицинское освидетельствование проведено не было, поскольку согласно акту медицинского освидетельствования он от его прохождения отказался.

Факт совершения Л.М.Н. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; протоколом о направлении на медицинское освидетельствование; актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения, в котором зафиксированы взятие пробы выдыхаемого воздуха с результатом теста дыхания "FTP", фальсификация образца мочи и отказ Л.М.Н. от прохождения медицинского освидетельствования; рапортом сотрудника ГИБДД; выпиской из журнала регистрации медицинских освидетельствований; сертификатом на прибор Алкометр SD-400; свидетельством о проверке прибора Алкометр SD-400; показаниями врача Б., данными в рамках судебного разбирательства, а потому вывод судебных инстанций о наличии в действиях Л.М.Н. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению Л.М.Н., он необоснованно привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, поскольку медицинское освидетельствование он прошел, по результатам его проведения у него было установлено состояние опьянения.

С данным доводом согласиться нельзя, поскольку вывод о виновности Л.М.Н. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, основан на совокупности перечисленных выше доказательств. В ходе судебного разбирательства было установлено, что отказ Л.М.Н. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения выразился в имитации выдоха при заборе для выдыхаемого воздуха, а также фальсификации образца мочи. Это подтверждено показаниями врача Б., который в ходе судебного заседания показал, что выдох в прибор производился Л.М.Н. несколько раз с небольшими интервалами, однако, на бумажном носителе было зафиксировано показание прибора "FTP", а это означает, что выдох Л.М.П. не производил, а только имитировал его. В связи с этим ему было предложено произвести дополнительное исследование биологического объекта, однако, температура сданной Л.М.Н. мочи составила 26 °С, тогда как нормой температуры непосредственно после забора является 34,5 - 35 °С, что говорит о фальсификации представленной Л.М.Н. мочи. Помимо показаний врача Б. факт имитации Л.М.Н. выдоха в прибор и фальсификации образца мочи подтвержден актом медицинского освидетельствования, в котором данные сведения отражены.

Таким образом, перечисленные выше доказательства свидетельствуют о том, что Л.М.Н. имитировал выдох воздуха в техническое средство измерения и осуществил подлог образца мочи при отборе, в чем и выразился его отказ от прохождения медицинского освидетельствования, каковым является как отказ от проведения подобной процедуры в целом, так и отказ от того или иного вида исследования. Данные действия Л.М.Н. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Утверждение Л.М.Н. о том, что в результате медицинского освидетельствования у него было установлено состояние опьянения, является голословным и противоречит совокупности собранных по делу доказательств.

В надзорной жалобе Л.М.Н. указывает, что зафиксированный в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения отказ от прохождения такой процедуры не соответствует действительности, а потому он отказался его подписывать. Данный довод не может быть принят во внимание, поскольку нет оснований ставить под сомнение достоверность означенного документа, который не вступает в противоречие с другими доказательствами.

По мнению Л.М.Н., отражение врачом в соответствующем акте результата медицинского освидетельствования: "отказ от медицинского освидетельствования" не соответствует положениям п. п. 13, 15 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденной Приказом Минздравсоцразвития от 14 июля 2003 года N 308 (с последующими изменениями).

Данный довод является несостоятельным, поскольку в соответствии с п. 13 упомянутой Инструкции факт отказа Л.М.Н. о прохождении медицинского освидетельствования помимо акта медицинского освидетельствования зафиксирован в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование (л.д. 5), а также в журнале регистрации медицинских освидетельствований (л.д. 33). Составление акта при отказе от прохождения медицинского освидетельствования не противоречит п. 13 Инструкции, согласно которому в случае отказа освидетельствуемого от того или иного предусмотренного вида исследования в рамках проводимого освидетельствования, освидетельствование прекращается, акт не заполняется. Буквальное толкование данной нормы позволяет сделать вывод о том, что в случае отказа от какого-либо вида исследования прекращается дальнейшее заполнение акта в других графах, но такой отказ не предполагает уничтожение акта, в котором ряд проведенных исследований уже зафиксирован. Во всяком случае, составление или несоставление при таких обстоятельствах акта медицинского освидетельствования не имеет какого-либо значения при том, что соответствующий отказ зафиксирован в необходимых документах, объективно подтвержден и установлен.

Довод Л.М.Н. о том, что в нарушение п. 14 вышеуказанной Инструкции в акте медицинского освидетельствования не приведены причины, по которым не проводилось исследование мочи, не соответствует действительности. Такой причиной явилось то обстоятельство, что была установлена фальсификация образца мочи, что прямо следует из содержания акта.

По утверждению Л.М.Н., в судебном заседании установлено, что он в присутствии врача он ответил отказом на законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования, однако, судебными инстанциями не учтено, что в силу закона отказ от такого освидетельствования должен быть зафиксирован в присутствии понятых. С данным доводом согласиться нельзя, поскольку он не основан на законе. В соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 27.12 КоАП РФ и "Правилами освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов", утвержденными Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 N 475, присутствие понятых необходимо при направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Данное положение закона должностным лицом соблюдено. Обеспечение участия понятых при отказе от прохождения медицинского освидетельствования непосредственно во время проведения такой процедуры не требуется.

В качестве одного из доводов Л.М.Н. заявляет в надзорной жалобе, что, признав в числе других документов доказательством по делу протокол об административном правонарушении, мировой судья принял во внимание, что в него были внесены изменения в графу "место совершения правонарушения", однако, не учел, что изменения также вносились в графу "дата и время правонарушения". Данный довод не свидетельствует о нарушении права Л.М.Н. на защиту, поскольку внесенные в упомянутый протокол изменения заверены надлежащим образом, содержание материалов дела свидетельствует о том, что Л.М.Н. был осведомлен о наличии этих изменений, а потому не был лишен возможности знать, в чем обвиняется. Из материалов дела видно, что право на защиту Л.М.Н. активно реализовал в ходе производства по делу.

В надзорной жалобе Л.М.Н. также ссылается на неправильное указание в постановлении мирового судьи времени управления им транспортным средством (21 час 03 минуты), поскольку согласно материалам дела в это время было закончено медицинское освидетельствование. Данный довод не говорит о том, что мировым судьей неверно установлены обстоятельства правонарушения. Время управления Л.М.Н. транспортным средством не имеет правового значения для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, как не относящееся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию. В данном случае временем совершения правонарушения является время отказа от прохождения медицинского освидетельствования, и из содержания постановления мирового судьи видно, что этот отказ имел место в 21 час 03 минуты. Более того, в рамках проверки судьей районного суда доводов жалобы на постановление мирового судьи было установлено, что транспортным средством Л.М.Н. управлял примерно в 19 часов 30 минут, а отказался от медицинского освидетельствования в 21 час 03 минуты. Эти выводы судебных инстанций основаны на совокупности собранных по делу доказательств и являются правильными.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Приведенные Л.М.Н. доводы направлены на переоценку собранных по делу доказательств.

Доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов, надзорная жалоба не содержит.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 177 района Раменки г. Москвы от 19 января 2011 года и решение судьи Никулинского районного суда г. Москвы от 15 февраля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Л.М.Н. оставить без изменения, надзорную жалобу Л.М.Н. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018