| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 сентября 2011 г. по делу N 4а-1990/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Колышницына Е.Н., рассмотрев жалобу Е. на постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 27.04.2011 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 01.06.2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 27.04.2011 года Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок пять месяцев.

Решением судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 01.06.2011 года постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 27.04.2011 года оставлено без изменения, жалоба Е. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе Е. просит об отмене названных судебных постановлений, ссылаясь на то, что протокол об административном правонарушении, схема нарушения, рапорт инспектора ГИБДД и показания свидетеля Ф. не могут служить доказательствами по делу, что при рассмотрении дела мировым судьей ему было незаконно вменено нарушение им п. 1.3 ПДД РФ, что при назначении наказания мировым судьей не было установлено наличие отягчающего его административную ответственность обстоятельства, а также на то, что дело об административном правонарушении рассмотрено мировым судьей и судьей районного суда не всесторонне и необъективно.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 27.04.2011 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 01.06.2011 года законными и обоснованными.

При рассмотрении дела об административном правонарушении мировым судьей установлено, что 20.03.2011 года в 19 часов 05 минут Е. управлял автомобилем марки "****" государственный регистрационный знак N, следуя в районе дома *** по ул. ***** в сторону ул. ***** в г. *****, выехал на трамвайные пути встречного направления и проследовал по ним, чем нарушил п. 9.6 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Е. подтверждены доказательствами: протоколом об административном правонарушении, рапортом инспектора ГИБДД, схемой нарушения, показаниями свидетеля Ф., поэтому вывод мирового судьи о наличии в действиях Е. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным. Достоверность и допустимость указанных доказательств сомнений не вызывает.

Довод жалобы о том, что протокол об административном правонарушении не может служить доказательством по делу, так как событие вменяемого Е. правонарушения описано в нем не должным образом, а именно, отсутствуют сведения о том, что его выезд на трамвайные пути встречного направления не был связан со случаями, предусмотренными ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, нельзя признать обоснованным. Как видно из представленных материалов, в протоколе об административном правонарушении событие вменяемого Е. данного административного правонарушения изложено должным образом, с указанием на нарушение им требований п. 9.6 ПДД РФ, что квалифицируется по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. При этом не указание в протоколе об административном правонарушении сведений о том, что данный выезд Е. на трамвайные пути встречного направления не был связан с объездом препятствия, как предусмотрено в ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на день совершения правонарушения), не является основанием к удовлетворению жалобы, так как это свидетельствует об отсутствии упомянутых обстоятельств, и как следствие этого, об отсутствии оснований для квалификации действий водителя по ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ. Отсутствие названных обстоятельств подтверждено и представленными материалами.

Довод надзорной жалобы о том, что протокол об административном правонарушении не может служить доказательством по делу, так как указанное в нем место совершения правонарушения не конкретизировано, нельзя признать состоятельным. Так, как следует из представленных материалов, в протоколе об административном правонарушении указаны город, улица и дом, где произошло данное административное правонарушение, что соответствует требованиям ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ.

Довод Е. о том, что протокол об административном правонарушении не может служить доказательством по делу, так как он был составлен инспектором ГИБДД, который не мог быть очевидцем вменяемого заявителю правонарушения, необоснован и опровергается показаниями допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля инспектора ГИБДД Ф., согласно которым он четко видел, как Е. в нарушение п. 9.6 ПДД РФ выехал на трамвайные пути встречного направления и проследовал по ним, в связи с чем им (Ф.) в отношении Е. был составлен данный протокол об административном правонарушении. Кроме того, нормами КоАП РФ не предусмотрено, что протокол об административном правонарушении может быть составлен лишь должностным лицом, являющимся очевидцем совершенного правонарушения. Единственное требование закона - это наличие у должностного лица полномочий на составление протокола об административном правонарушении. Как видно из представленных материалов, протокол об административном правонарушении в отношении Е. составлен уполномоченным на то должностным лицом.

Довод жалобы о том, что схема нарушения не может служить доказательством по делу, так как она не содержит информации о том, какой пункт ПДД РФ был нарушен Е. и по какой статье КоАП РФ должно быть квалифицированно данное правонарушение, а также нет указания на марку изображенного автомобиля, его государственный регистрационный знак и отсутствует подпись Е. об ознакомлении с данной схемой нарушения, не влечет отмену обжалуемых по делу судебных постановлений, поскольку схема нарушения является дополнением к рапорту инспектора ГИБДД и оценена мировым судьей как письменное доказательство по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ. При этом порядок составления подобных схем нормами КоАП РФ не регламентирован. Кроме того, как следует из представленных материалов, Е. был ознакомлен с данной схемой нарушения, что подтверждается имеющейся в ней его подписью.

Довод надзорной жалобы о том, что рапорт инспектора ГИБДД не может служить доказательством по делу, так как на нем отсутствует штамп о его регистрации в органах ГИБДД, не может повлечь отмену вынесенных судебных постановлений, поскольку в соответствии со ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушения являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются, в числе прочего, и рапортом инспектора ГИБДД.

Довод жалобы о том, что рапорт инспектора ГИБДД не может служить доказательством по делу, так как в нем не указана норма ПДД РФ, которую Е. нарушил, не влечет удовлетворение жалобы, поскольку порядок составления подобных рапортов нормами КоАП РФ не регламентирован.

Довод Е. о том, что показания свидетеля Ф. не могут служить доказательством по делу, так как он является заинтересованным в исходе дела лицом, нельзя признать обоснованным, поскольку заинтересованность указанного лица в исходе дела какими-либо доказательствами не подтверждается.

Довод жалобы о том, что при рассмотрении дела мировым судьей Е. было незаконно вменено нарушение им п. 1.3 ПДД РФ, необоснован и опровергается представленными материалами. Кроме того, вменение либо не вменение Е. нарушения им данного пункта ПДД РФ, не имеет правового значения для квалификации его действий по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, а также не влияет на правильность вывода о доказанности его вины в совершении данного административного правонарушения, поскольку п. 1.3 ПДД РФ носит общий характер и не содержит каких-либо запретов выезда на сторону дороги, предназначенную для встречного движения.

Довод Е. о том, что при назначении наказания мировым судьей не было установлено наличие отягчающего его административную ответственность обстоятельства, не влечет удовлетворение жалобы. Как следует из представленных материалов, наказание, назначенное Е., определено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ и не является максимальным. Возможность назначения иного вида наказания, не предусмотренного санкцией данной статьи, КоАП РФ не предусматривает. Сведений о том, что Е. относится к числу лиц, перечисленных в ч. 3 ст. 3.8 КоАП РФ, которым не может быть назначено наказание в виде лишения специального права, представленные материалы не содержат. Кроме того, при назначении наказания мировым судьей было установлено, что Е. ранее совершал административные правонарушения в области дорожного движения, которые являются однородными правонарушениями по отношению к правонарушению, предусмотренному ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 4.3 КоАП РФ является отягчающим административную ответственность обстоятельством.

Довод надзорной жалобы о том, что дело об административном правонарушении рассмотрено мировым судьей и судьей районного суда не всесторонне и не объективно, является несостоятельным. Мировым судьей и судьей районного суда проверены достоверность и допустимость всех имеющихся по делу доказательств, включая объяснения Е., показания свидетеля Ф., им дана надлежащая оценка. При рассмотрении дела об административном правонарушении все собранные по делу доказательства судья оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых судебных постановлений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 246 Даниловского района г. Москвы от 27.04.2011 года и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 01.06.2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Е. оставить без изменения, надзорную жалобу Е. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

КОЛЫШНИЦЫНА Е.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018