| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 октября 2011 г. по делу N 4а-2059/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Фомин Д.А., рассмотрев надзорную жалобу Л. на постановление мирового судьи судебного участка N 6 Панфиловского района г. Москвы от 05 апреля 2011 года и решение судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 01 июня 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 6 Панфиловского района г. Москвы от 05 апреля 2011 года Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 01 июня 2011 года указанное выше постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Л. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Л. просит об отмене названных судебных решений и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, он не является; приглашенные сотрудниками ГИБДД понятые не достигли совершеннолетнего возраста, один из них является недееспособным лицом, ни ему (Л.), ни понятым не разъяснялись права и обязанности, соответствующих сведений в процессуальных документах не имеется; мировым судьей не рассмотрено ходатайство его защитника об истребовании в компетентном медицинском учреждении сведений о том, что понятой Ф. ограниченно дееспособен; протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований закона, в нем отсутствуют сведения о понятых, при изъятии водительского удостоверения участие понятых не обеспечено; он (Л.) не был проинформирован сотрудниками ГИБДД о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, целостности клейма государственного поверителя, наличии свидетельства о поверке; приложенный к акту медицинского освидетельствования бумажный носитель не содержит его подписи и подписей понятых; в нарушение положений ст. ст. 29.10, 30.7 КоАП РФ в постановлении мирового судьи не указано место рассмотрения дела, не разрешен вопрос об изъятом водительском удостоверении, при рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи ему не разъяснен порядок и сроки обжалования решения судьи районного суда, в этом судебном акте не указаны имя и отчество судьи; доводы его жалобы судьей районного суда не проверены в полном объеме.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные решения законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 04 января 2011 года в 19 часов 05 минут Л., следуя напротив дома * по ул. * д. ** района * области, в нарушение п. 2.7 ПДД РФ управлял автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения Л. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с результатами теста дыхания на бумажном носителе, из которых следует, что у Л. установлено состояние алкогольного опьянения, и он с данным результатом выразил согласие; копией свидетельства о поверке анализатора паров этанола в выдыхаемом воздухе "Алкотектор PRO-100 combi"; письменными объяснениями сотрудника ГИБДД Н., а также понятых Ф. и П., полученными в ходе производства по делу с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Л. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

При таких обстоятельствах довод жалобы о том, что субъектом административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, он не является, так как участником дорожного движения не был, транспортным средством не управлял, а находился рядом с ним при том, что оно было припарковано, нельзя признать обоснованным. Обстоятельства правонарушения установлены судебными инстанциями на основании вышеприведенных доказательств, которые исследованы в ходе судебного разбирательства и оценены по правилам, предусмотренным ст. 26.11 КоАП РФ. В частности, факт управления Л. транспортным средством подтверждается письменными объяснениями сотрудника ГИБДД Н., из которых следует, что автомобиль под управлением Л. осуществлял движение по ул. * п. ** района * области и был остановлен им. Не доверять указанным объяснениям оснований не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы, объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств. Более того, следует принять во внимание, что меры обеспечения производства по делу (отстранение от управления транспортным средством, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения) были применены к Л. именно как к водителю транспортного средства, при этом каких-либо замечаний или возражений относительно данного обстоятельства Л. в соответствующих процессуальных документах не сделал, вышеприведенный довод не заявлял. Таким образом, вывод судебных инстанций о том, что факт управления Л. транспортным средством установлен и доказан, является правильным и основан на исследованных в ходе рассмотрения дела и жалобы доказательствах.

Довод Л. о том, что приглашенные сотрудниками ГИБДД понятые не достигли совершеннолетнего возраста, понятой Ф. является недееспособным лицом, при этом мировым судьей не рассмотрено ходатайство его (Л.) защитника об истребовании в компетентном медицинском учреждении сведений об ограничении дееспособности Ф., не основан на материалах дела. Данный довод являлся предметом проверки в ходе судебного разбирательства, мировым судьей по соответствующему запросу получены данные из МОБ ОВД по * району * области о датах рождения понятых, которые свидетельствуют о совершеннолетии каждого из них. Что касается утверждения Л. относительно понятого Ф., то обстоятельства, на которые он и его защитник ссылались в ходе производства по делу, не остались без внимания судебных инстанций. Ходатайство защитника об истребовании в МУЗ * ЦРБ * области информации о том, состоит ли Ф. на учете у психиатра, разрешено мировым судьей с соблюдением требований, предусмотренных ст. 24.4 КоАП РФ. Мотивы, по которым мировой судья не нашел оснований к удовлетворению этого ходатайства, приведены в определении от 05 апреля 2011 года (л.д. 70). Вместе с тем, при рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи информация, об истребовании которой просил защитник, была получена, главный врач названного выше медицинского учреждения сообщил, что Ф. состоит на учете у врача психиатра с * года с диагнозом "..." (л.д. 104, 117). Тем не менее, наличие такого заболевания вовсе не свидетельствует о недееспособности или ограниченной дееспособности Ф., мать последнего, будучи опрошенной сотрудником ГИБДД с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, сообщила, что Ф. недееспособным лицом не признавался (л.д. 107, 126). Эти сведения не вызывают сомнений и в силу того, что полученные сотрудником ГИБДД с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ письменные объяснения Ф., в которых Ф. последовательно сообщил об известных ему событиях, позволяют сделать вывод о том, что он осознавал суть совершаемых в его присутствии процессуальных действий.

Довод Л. о том, что ни ему, ни понятым не разъяснялись права и обязанности, соответствующих сведений в процессуальных документах не имеется, является надуманным. Факт разъяснения Л. его процессуальных прав и обязанностей, предусмотренных ст. 25.1 КоАП РФ, а также положений ст. 51 Конституции РФ, удостоверен его подписью в соответствующей графе протокола об административном правонарушении. Факт разъяснения прав и обязанностей понятым зафиксирован в протоколе об отстранении от управления транспортным средством, о чем имеются их подписи. Понятые были осведомлены об объеме своих прав и обязанностей, которыми они наделены в соответствии со ст. 25.7 КоАП РФ, как при отстранении Л. от управления транспортным средством, так и при последующем освидетельствовании его на состояние алкогольного опьянения. На это указывают не только подписи понятых о разъяснении прав в названном выше протоколе, но и содержание их письменных объяснений.

Довод Л. о том, что протокол об административном правонарушении составлен с нарушением требований закона, в нем отсутствуют сведения о понятых, является несостоятельным. В соответствии с ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно лишь в случаях, прямо предусмотренных главой 27 КоАП РФ, то есть в случаях применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, к каковым не относится составление протокола об административном правонарушении, а положения ст. 28.2 КоАП РФ не предусматривают обязательное участие понятых при составлении протокола об административном правонарушении. Данный протокол составлен в соответствии с требованиями ст. 28.2 КоАП РФ уполномоченным на то должностным лицом. При отстранении Л. от управления транспортным средством и освидетельствовании его на состояние алкогольного опьянения участие понятых было обеспечено, это отражено в соответствующих процессуальных документах и Л. в ходе производства по делу не оспаривалось.

Довод Л. о том, что при изъятии водительского удостоверения не было обеспечено участие понятых, не основан на законе. В соответствии с ч. 1 ст. 27.10 КоАП РФ изъятие вещей, явившихся орудиями совершения или предметами административного правонарушения, и документов, имеющих значение доказательств по делу об административном правонарушении и обнаруженных на месте совершения административного правонарушения либо при осуществлении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, и досмотре транспортного средства, осуществляется в присутствии двух понятых. Водительское удостоверение не относится к предметам, о порядке изъятия которых идет речь в указанной норме КоАП РФ, а потому участие понятых при изъятии водительского удостоверения не требовалось. Основанием к его изъятию является нарушение Л. Правил дорожного движения РФ.

Довод Л. о том, что он не был проинформирован сотрудниками ГИБДД о порядке освидетельствования с применением технического средства измерения, целостности клейма государственного поверителя, наличии свидетельства о поверке, не влечет удовлетворение жалобы. Освидетельствование Л. проведено с применением надлежащего технического средства измерения, копия свидетельства о его поверке имеется в материалах дела (л.д. 8), факт выдачи которого является не только подтверждением технических характеристик соответствующего прибора, но и пригодности его к использованию. Более того, все необходимые сведения о приборе зафиксированы в акте освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и в протоколе об административном правонарушении, при подписании которых Л. не заявлял о нарушении процедуры освидетельствования, с его результатами выразил согласие.

Довод Л. о том, что приложенный к акту медицинского освидетельствования бумажный носитель не содержит его подписи и подписей понятых, не ставит под сомнение установленное у него состояние опьянения. Вопреки его утверждению, показания технического средства измерения удостоверены подписями понятых на бумажном носителе, все сведения, отраженные на бумажном носителе, соответствуют тем, что приведены в акте медицинского освидетельствования, который подписан не только понятыми, но и Л. без каких-либо замечаний.

В числе изложенного Л. заявляет в надзорной жалобе, что в нарушение положений ст. ст. 29.10, 30.7 КоАП РФ в постановлении мирового судьи не указано место рассмотрения дела, не разрешен вопрос об изъятом водительском удостоверении, при рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи ему не разъяснен порядок и сроки обжалования решения судьи районного суда, в этом судебном акте не указаны имя и отчество судьи. Данный довод не ставит под сомнение законность и обоснованность обжалуемых судебных актов. В постановлении указано о рассмотрении дела мировым судьей судебного участка N 6 Панфиловского района г. Москвы, что является достаточным для определения места рассмотрения дела. Относительно утверждения Л. о том, что в постановлении не разрешен вопрос об изъятом водительском удостоверении, следует отметить, что сведения о порядке исполнения постановления о лишении права управления транспортным средством, установленном ст. 32.7 КоАП РФ, мировым судьей в постановлении приведены. Что касается утверждения Л. о не разъяснении ему при рассмотрении судьей районного суда жалобы на постановление мирового судьи порядка и сроков обжалования решения судьи районного суда, то в данном случае надлежит учесть, что в соответствии с ч. 3 ст. 31.1 КоАП РФ решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении вступает в законную силу немедленно, это в решении судьи районного суда отражено, право на обжалование состоявшихся по делу судебных актов в порядке надзора не нарушено. Ссылка Л. на то, что в решении судьи районного суда не указаны имя и отчество судьи, не может быть принята во внимание, потому как содержание данного судебного акта содержит достаточно сведений о судье, рассмотревшем жалобу на постановление мирового судьи.

Утверждение Л. о том, что доводы его жалобы судьей районного суда не проверены в полном объеме, является надуманным. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями нарушен не был.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 6 Панфиловского района г. Москвы от 05 апреля 2011 года и решение судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 01 июня 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Л. оставить без изменения, надзорную жалобу Л. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

Д.А.ФОМИН

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018