| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 октября 2011 г. по делу N 4а-2057/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу И. на постановление мирового судьи судебного участка N 233 района Чертаново-Северное г. Москвы от 18 марта 2011 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 233 района Чертаново-Северное г. Москвы от 18 марта 2011 года И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Решением судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2011 года указанное постановление оставлено без изменения, жалоба И. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе И. выражает несогласие с названными судебными актами, просит об отмене постановления мирового судьи и возвращении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что материалы дела содержат противоречия относительно даты совершения вменяемого ему правонарушения, которые не были устранены в ходе судебного заседания, дата совершения правонарушения, установленная мировым судьей, не нашла своего подтверждения; в материалах дела отсутствует ответ из ОВД по району Чертаново Северное УВД по ЮАО г. Москвы на запрос мирового судьи.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 09 февраля 2011 года в 23 часа 15 минут И. в нарушение п. 2.7 ПДД РФ управлял автомашиной "..." государственный регистрационный знак <...> по дворовой территории в районе дома * корпус * по * проезду г. * в состоянии опьянения, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, правовое значение имеет факт нахождения в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного) лица, управляющего транспортным средством. В соответствии с требованиями п. 2.7 ПДД РФ водителю запрещается управление транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием, в том числе, лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Факт совершения И. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; протоколом об отстранении от управления транспортным средством; актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с приложенными к нему результатами теста дыхания на бумажном носителе, согласно которым у И. было установлено состояние опьянения, и он выразил согласие с данным результатом; копией свидетельства о проверке технического средства измерения; рапортом сотрудника 3 ОБМ УВО при УВД по ЮАО г. Москвы Я.; рапортом сотрудника ГИБДД К.; показаниями сотрудников 3 ОБМ УВО при УВД по ЮАО г. Москвы Я. и П., а также сотрудников ГИБДД К. и М., данными в ходе судебного разбирательства, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях И. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, является правильным.

По утверждению И., материалы дела содержат противоречия относительно даты совершения вменяемого ему правонарушения, которые не были устранены в ходе судебного заседания, дата совершения правонарушения, установленная мировым судьей, не нашла своего подтверждения. Данный довод является несостоятельным. Из рапорта сотрудника 3 ОБМ УВО при УВД по ЮАО г. Москвы Я., действительно, следует, что факт управления И. автомашиной с признаками опьянения был выявлен им 08 февраля 2011 в 23 часа 15 минут. Вместе с тем, в протоколе об административном правонарушении указано, что И. управлял транспортным средством в состоянии опьянения 09 февраля 2011 года в 23 часа 15 минут. Дата и время совершения правонарушения являлись предметом проверки в ходе судебного разбирательства, и судебными инстанциями установлено, что именно в этот день и в это время И. управлял транспортным средством в состоянии опьянения. Этот вывод судебных инстанций сомнений не вызывает, поскольку в рамках рассмотрения дела мировым судьей сотрудник ГИБДД К. подтвердил, что сотрудники УВО допустили ошибку, указывая дату произошедшего, а также и сам И. при рассмотрении дела мировым судьей пояснял, что именно 09 февраля 2011 года он доставлялся сотрудниками УВО в ОВД по району Чертаново Северное УВД по ЮАО г. Москвы, но не за управление транспортным средством в состоянии опьянения, а за нахождение в состоянии опьянения в общественном месте. Изложенное позволяет сделать вывод, что рассматриваемые события имели место именно 09 февраля 2011 года. Более того, указанная дата согласуется и с содержанием протокола об отстранении от управления транспортным средством, а также акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с приложенным к нему бумажным носителем, согласно которым названные меры обеспечения производства по делу применены к И. 10 февраля 2011 года в 00 часов 24 минуты и 10 февраля 2011 года в 00 часов 48 минут. Позиция И. о том, что он не являлся участником дорожного движения, транспортным средством не управлял и был доставлен в ОВД по району Чертаново Северное УВД по ЮАО г. Москвы за нахождение в состоянии опьянения в общественном месте, подробно исследована в рамках судебного заседания, но не нашла своего подтверждения, а потому получила критическую оценку.

Довод И. о том, что в материалах дела отсутствует ответ из ОВД по району Чертаново Северное УВД по ЮАО г. Москвы на запрос мирового судьи, не влияет на законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных актов. Из материалов дела видно, что по ходатайству И. мировой судья истребовал сведения о том, с автомобилем или без И. доставлялся в ОВД. Запрашиваемая информация в судебный участок не поступила, но в ходе допроса сотрудника 3 ОБМ УВО при УВД по ЮАО г. Москвы Я. мировым судьей установлено, что в ОВД И. был доставлен на патрульном автомобиле, его транспортное средство осталось припаркованным возле дома, где его остановили. Таким образом, обстоятельства, на которые И. ссылался в ходе производства по делу, не остались без внимания, а то, что он был доставлен в ОВД без автомобиля, не ставит под сомнение факт его управления транспортным средством.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 233 района Чертаново-Северное г. Москвы от 18 марта 2011 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении И. оставить без изменения, надзорную жалобу И. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018