| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 октября 2011 г. по делу N 4а-1973/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 227 района Чертаново-Южное г. Москвы от 19 ноября 2010 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 31 января 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 227 района Чертаново-Южное г. Москвы от 19 ноября 2010 года Д. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 31 января 2011 года указанное постановление оставлено без изменения, жалоба Д. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Д. выражает несогласие с состоявшимися судебными актами, ссылаясь на то, что дело об административном правонарушении мировым судьей не рассматривалось, постановление вынесено в отсутствие Д.; дело рассмотрено с нарушением территориальной подсудности; процессуальные документы были составлены в отсутствие понятых, подписи которых отличаются друг от друга и, исходя из времени составления документов, сделаны с разницей в 01 час 20 минут, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование указаны другие понятые; запись "согласен" в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование Д. не принадлежит; протокол об административном правонарушении не подписан инспектором ДПС; копии протоколов Д. не выданы; согласно экспертному заключению срок действия поверки прибора, при помощи которого проводилось исследование в рамках медицинского освидетельствования, на день освидетельствования истек, фальсификация результатов измерения с использованием прибора, которым освидетельствован Д., являлась несложным техническим действием, в описанных клинических признаках имеются противоречия; судьей районного суда отказано в удовлетворении ряда заявленных стороной защиты ходатайств; судьей не оценены противоречия, содержащиеся в протоколах.

Проверив материалы дела, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что Д. 29 октября 2010 года в 01 час 00 минут управлял автомобилем марки "X" государственный регистрационный знак X, следовал в районе X км МКАД (внешняя сторона) со стороны Б-о в направлении В-ого шоссе, находясь в нарушение п. 2.7 ПДД РФ в состоянии опьянения. Указанными действиями Д. совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Факт совершения Д. правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных и оцененных судебными инстанциями доказательств: протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, актом медицинского освидетельствования, рапортом инспектора ДПС. Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Доводы надзорной жалобы Д. о том, что дело об административном правонарушении мировым судьей не рассматривалось, постановление вынесено в отсутствие Д., не основательны. Так, о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении в отношении Д. последний был извещен мировым судьей посредством телефонограммы (л.д. 19). Вместе с тем, ходатайств об отложении судебного заседания, назначенного на 19 ноября 2011 года, от Д. не поступило, при таких обстоятельствах и с учетом положений ст. 25.1 КоАП РФ мировым судьей дело было обоснованно рассмотрено в отсутствие Д. и было вынесено обжалуемое постановление.

Довод жалобы о том, что дело рассмотрено с нарушением территориальной подсудности, не соответствует действительности. В соответствии с Законом г. Москвы от 15 октября 2003 года N 60 "О создании судебных участков и должностей мировых судей" судебный участок N 227 включает территорию, граница которой проходит: по оси Варшавского ш., далее по оси ул. Россошанской, оси полосы отвода Курского направления МЖД, городской черте г. Москвы, далее по оси МКАД (исключая транспортную развязку Куликовской ул.), восточным границам территории природного парка "Битцевский лес", оси ул. Академика Янгеля, северным и восточным границам территории лесного массива, оси проезда вдоль южных границ домовладений N 152 (к. 8, 3 и 12) по Варшавскому ш. до Варшавского шоссе. С учетом того, что в настоящем случае границы черты города Москвы расположены за Московской кольцевой автодорогой, в частности за отрезком X км МКАД, и в данной части границы города Москвы совпадают с границей судебного участка N 227, то и внутренняя и внешняя сторона X км МКАД отнесены к территориальной подсудности судебного участка N 227. Таким образом, настоящее дело рассмотрено с соблюдением правил территориальной подсудности.

Довод жалобы о том, что процессуальные документы были составлены в отсутствие понятых, об их допросе Д. ходатайствовал в судебном заседании, но в удовлетворении ходатайства Д. было отказано, несостоятелен. Из материалов дела следует, что все процессуальные документы в необходимых случаях были составлены в присутствии понятых, как того требуют положения ст. 27.12 КоАП РФ. Это подтверждено, в частности, указанием персональных данных понятых, заверенных их же подписями. Вместе с тем, отказ судьи районного суда в удовлетворении ходатайства о вызове для допроса понятых в настоящем случае не повлиял на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения настоящего дела, поскольку совокупность имеющихся письменных доказательств является достаточной.

Довод жалобы о том, что подписи понятых в процессуальных документах существенно отличаются друг от друга и, исходя из времени составления документов, сделаны с разницей в 01 час 20 минут, в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование указаны другие понятые, не обоснован. Утверждение Д. о том, что подписи понятых существенно отличаются друг от друга, основан на домыслах заявителя. При этом привлечение разных понятых при направлении на медицинское освидетельствование и при отстранении от управления транспортным средством не свидетельствует о каких-либо допущенных нарушениях, поскольку КоАП РФ не содержит требования об обязательном присутствии одних и тех же понятых при осуществлении разных процессуальных действий. Вместе с этим, указание в протоколе об отстранении от управления транспортным средством данных о понятых, указанных и в протоколе об административном правонарушении с разницей во времени в 01 час 20 минут не является нарушением, поскольку обстоятельства отстранения от управления транспортным средством не влияют на доказанность вины Д. и на доказанность совершения правонарушения.

Довод жалобы о том, что запись "согласен" в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование Д. не принадлежит, в ходатайстве о проведении почерковедческой экспертизы ему отказано, голословен. Так, Д. был согласен пройти медицинское освидетельствование и прошел таковое, на что указывает, в частности, акт медицинского освидетельствования, составленный 29 октября 2010 года в период с 01 часа 45 минут до 02 часов 20 минут. При таких обстоятельствах отказ судьи районного суда от проведения почерковедческой экспертизы являлся обоснованным.

Доводы жалобы о том, что судьей не оценены противоречия в протоколах, не оценены внесенные в них дописки, не учтено, в частности, что в протоколе об административном правонарушении не указано точное место совершения правонарушения и не приведен номер бланка акта медицинского освидетельствования строгой отчетности, противоречия указывают на то, что подлинный акт медицинского освидетельствования, протокол о направлении на медицинское освидетельствование, протокол об отстранении от управления транспортным средством составлены в отсутствие Д., не обоснованы. Судьей районного суда все доказательства были оценены в совокупности по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, каких-либо противоречий между составленными процессуальными документами, порочащих их как доказательства, не выявлено.

Довод жалобы о том, что протокол об административном правонарушении не подписан инспектором ДПС, не соответствует действительности поскольку подпись должностного лица, составившего протокол, стоит в соответствующей графе протокола в правом нижнем углу документа.

Довод жалобы о том, что копии протоколов Д. не выданы, ничем объективно не подтвержден и опровергается подписями Д. в графах процессуальных документов о выдаче ему копий этих документов.

Доводы жалобы о том, что судьей районного суда отказано в вызове и допросе свидетеля, указанного в протоколе об административном правонарушении, отказано в допросе лица, проводившего медицинское освидетельствование Д. на посту посредством прибора, срок действия поверки которого истек, отказано в истребовании документов о поверке прибора, не влекут удовлетворение настоящей жалобы. Из материалов дела следует, что Д. освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на посту ДПС не проходил, был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения в НКБ N 17. При этом в НКБ N 17 Д. был освидетельствован прибором Lion alcometr SD-400, последняя поверка которого была осуществлена 27 апреля 2010 года. При этом согласно данным технического паспорта, приложенного к экспертному заключению, подготовленному на основании заявления Д., межповерочный интервал упомянутого прибора составляет один год. Данные обстоятельства указывают на исправность прибора, которым Д. был освидетельствован в НКБ N 17. Помимо прочего, отсутствие показания врача, проводившего освидетельствование в НКБ N 17 также не повлияло на качество рассмотрения дела, вместе с тем, ход медицинского освидетельствования, его результаты отражены врачом полно и достаточной.

Довод жалобы о том, что согласно экспертному заключению срок действия поверки прибора, при помощи которого проводилось исследование в рамках медицинского освидетельствования, на день освидетельствования истек, фальсификация результатов измерения с использованием прибора, которым освидетельствован Д., являлась несложным техническим действием, в описанных клинических признаках имеются противоречия, не может быть принят во внимание. Так, выводы заключения эксперта, приложенного к настоящей жалобе, не могут быть приняты во внимание, поскольку сведений о том, предупрежден ли эксперт об административной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, отсутствуют, что ставит под сомнение допустимость данного заключения, исходя из положений ст. ст. 25.9, 26.2 КоАП РФ.

При этом, как указано выше, срок действия поверки прибора, которым исследован выдыхаемый Д. воздух, на день медицинского освидетельствования не истек.

Вместе с тем, ссылка Д. на то, что фальсификация результатов измерения с использованием прибора, которым освидетельствован Д., являлась несложным техническим действием, не свидетельствует о том, что такая фальсификация имела место.

Указание на то, что в клинических признаках имеются противоречия, не ставит под сомнение выводы врача об установлении состояния опьянения, при этом сам Д. был согласен результатами освидетельствования, отраженными в распечатке чеков прибора, на что указывают его подписи (л.д. 5, 6). Более того, исходя из анализа положений Приказа Минздравсоцразвития N 308 от 14 июля 2003 года (в редакции от Приказа Минздравсоцразвития РФ от 14.07.2009 N 512н) наличие или отсутствие клинических признаков опьянения не является определяющим при установлении наличия состоянии алкогольного опьянения. Наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения определяется на основании показаний используемого технического средства измерения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения.

Довод жалобы о том, что судьей районного суда отказано в удовлетворении ходатайства о выяснении лица, которому был выдан автомобиль Д., не является основанием для удовлетворения надзорной жалобы, поскольку сведения о том, кому был передан автомобиль, правового значения в данном случае не имеют.

Довод жалобы о том, что судья районного суда не привел место и время совершения правонарушения, не соответствует действительности, поскольку судьей установлено, что правонарушение было совершено Д. на внешней стороне X км МКАД при движении со стороны Бутово в направлении Варшавского шоссе 29 октября 2010 года в 01 час 00 минут.

При этом в протоколе место совершения правонарушения установлено точно; отсутствие в протоколе номера бланка строй отчетности не влияет на полноту отражения существа правонарушения в протоколе, не влияет на относимость самого акта медицинского освидетельствования и не влияет на его содержание, поскольку номер бланка является формальным обозначением. Кроме того, из протокола об административном правонарушении не следует, что в него вносились какие-либо дописки, на которые указывает заявитель.

При рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении судьей районного суда в соответствии с положениями ст. 30.6 КоАП РФ всем доводам жалобы была дана надлежащая оценка, дело проверено в полном объеме.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения Д. к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания учтены данные о личности, фактические обстоятельства дела, характер совершенного административного правонарушения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 227 района Чертаново-Южное г. Москвы от 19 ноября 2010 года и решение судьи Чертановского районного суда г. Москвы от 31 января 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Д. оставить без изменения, надзорную жалобу Д. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

ДМИТРИЕВ А.Н.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018