| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 октября 2011 г. по делу N 4а-2369/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Ф. на постановление мирового судьи судебного участка N 191 района Фили-Давыдково г. Москвы от 11 мая 2011 года и решение судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 20 июля 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 191 района Фили-Давыдково г. Москвы от 11 мая 2011 года Ф. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 4 (четыре) месяца.

Решением судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 20 июля 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Ф. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе Ф. просит об отмене названных судебных актов и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что на полосу встречного движения он выехал, объезжая препятствие в виде остановившегося перед светофором транспортного средства с включенными аварийными сигналами; в его отсутствие в протокол об административном правонарушении были внесены изменения, копия измененного протокола ему не вручалась; схема места нарушения ПДД с его участием не составлялась, с ее содержанием он ознакомлен не был, равно как и с внесенными в нее впоследствии изменениями; в схеме места нарушения ПДД не обозначено направление движения его транспортного средства, место совершения вменяемого правонарушения, схема противоречит дислокации дорожной разметки в части нанесения перед дорожной разметкой 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ дорожной разметки 1.11 Приложения N 2 к ПДД РФ; по запросу судьи районного суда представлена схема линий дорожной разметки на * шоссе, тогда как в г. * такого шоссе не существует; выезд на полосу встречного движения ему вменяется на * шоссе, однако, совершить такой выезд на указанном транспортном объекте невозможно ввиду того, что транспортные потоки противоположных направлений разделены на нем железным ограждением; рапорт не может служить доказательством по делу, так как не зарегистрирован в отделе писем соответствующего подразделения ГИБДД; при привлечении его к административной ответственности грубо нарушены процессуальные требования, предусмотренные ст. ст. 28.2, 25.6, ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ; дело и жалоба на постановление мирового судьи рассмотрены формально, судебными инстанциями признаны достоверными доказательства, представленные сотрудником ГИБДД, а его (Ф.) доводы во внимание не приняты.

Проверив материалы дела об административном правонарушении, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 16 марта 2011 года в 23 часа 35 минут Ф., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал г. * по * шоссе в направлении ул. *, в районе дома * корпус * по * шоссе совершил выезд на полосу встречного движения, соединенный с движением навстречу транспортному потоку, нарушив требования п. 1.3 ПДД РФ, дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ и совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Ф. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД Ч. с отраженной в нем схемой места нарушения ПДД и его показаниями, данными в ходе судебного разбирательства; дислокацией дорожной разметки, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Ф. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

Довод Ф. о том, что на полосу встречного движения он выехал, объезжая препятствие в виде остановившегося перед светофором транспортного средства с включенными аварийными сигналами, является необоснованным. Данный довод был предметом проверки в рамках рассмотрения дела и жалобы на постановление мирового судьи, однако, не нашел своего объективного подтверждения и опровергается совокупностью перечисленных выше доказательств. В частности, к таковым относятся показания сотрудника ГИБДД, возбудившего производство по делу, который, будучи допрошенным судьей второй инстанции с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ, утверждал, что Ф. в нарушение требований дорожной разметки 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ выехал на полосу встречного движения, объезжая транспортные средства, которые находились в полосе его движения перед светофором и аварийными не являлись. Не доверять показаниям указанного лица оснований не имеется, поскольку они последовательны, непротиворечивы, объективно подтверждаются совокупностью других собранных по делу доказательств, которые не содержат данных о наличии аварийного автомобиля на пути следования Ф. Транспортные средства, находящиеся перед светофором, по смыслу диспозиции ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ не могут расцениваться как препятствие движению, поскольку являются участником дорожного движения и не обладают признаками препятствия, которым в силу п. 1.2 ПДД РФ является неподвижный объект на полосе движения, не позволяющий продолжить движение по этой полосе. Таким образом, осуществленный Ф. выезд на полосу встречного движения не был соединен с объездом препятствия, Ф. обоснованно привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Довод Ф. о том, что в его отсутствие в протокол об административном правонарушении были внесены изменения, копия измененного протокола ему не вручалась, не влечет удовлетворение жалобы. Относительно указанного обстоятельства сотрудник ГИБДД Ч. пояснил в судебном заседании, что изначально при составлении протокола об административном правонарушении он неправильно указал место совершения правонарушения, однако, эта неточность была устранена после возвращения мировым судьей протокола в ГИБДД, при этом заверенная копия протокола с внесенными исправлениями направлена в адрес Ф. по почте. Эти показания должностного лица в совокупности с имеющейся в материалах дела квитанцией об оплате почтовых отправлений от 12 апреля 2011 года (л.д. 13) подтверждают факт направления Ф. копии исправленного протокола. Таким образом, требования ст. 28.2 КоАП РФ при устранении недостатков протокола соблюдены.

Довод Ф. о том, что схема места нарушения ПДД с его участием не составлялась, с ее содержанием он ознакомлен не был, равно как и с внесенными в нее впоследствии изменениями, не ставит под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных решений. Нормами КоАП РФ порядок составления схем не регламентирован, схема является приложением к рапорту и иллюстрирует описанные в нем события. Из ее содержания видно, что со схемой Ф. был ознакомлен, однако, от подписи в ней отказался. Наличие внесенных в схему впоследствии исправлений в части места совершения правонарушения, не свидетельствует о нарушении прав Ф., поскольку участок дороги, на котором Ф. вменяется выезд на полосу встречного движения в нарушение ПДД РФ, изменен не был, должностным лицом исправлено только название транспортного объекта, на котором Ф. совершен этот выезд. Более того, аналогичные исправления внесены и в протокол об административном правонарушении, копия которого Ф. направлена, а потому он был осведомлен о том, в чем обвиняется. Более того, в ходе производства по делу Ф. не был лишен возможности знакомиться со всеми материалами дела, в том числе и с упомянутой схемой.

Утверждение Ф. о том, что в схеме места нарушения ПДД не обозначено направление движения его транспортного средства, место совершения вменяемого правонарушения, не соответствует действительности.

В надзорной жалобе Ф. отмечает, что схема места нарушения ПДД противоречит дислокации дорожной разметки в части нанесения перед дорожной разметкой 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ дорожной разметки 1.11 Приложения N 2 к ПДД РФ. Тем не менее, данная неточность в схеме не дает оснований усомниться в том, что обстоятельства совершенного Ф. выезда на полосу встречного движения в нарушение ПДД РФ зафиксированы в ней правильно, факт пересечения им сплошной линии разметки, отраженный в схеме, подтвержден и другими объективными доказательствами.

В числе изложенного Ф. указывает в надзорной жалобе, что по запросу судьи районного суда представлена схема линий дорожной разметки на * шоссе, тогда как в г. * такого шоссе не существует. Данное обстоятельство не свидетельствует о неотносимости означенного доказательства. Из содержания дислокации, представленной ГБУ г. * "Генеральная дирекция *", видно, что на ней отражена организация дорожного движения именно на том линейном транспортном объекте, где Ф. совершено правонарушение. А именно близ пересечения этого транспортного объекта с ул. * перед светофором в месте, где нанесена дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ, в нарушение которой Ф. выехал на полосу встречного движения.

По утверждению Ф., выезд на полосу встречного движения ему вменяется на * шоссе, однако, осуществить такой выезд на указанном транспортном объекте невозможно ввиду того, что транспортные потоки противоположных направлений разделены на нем железным ограждением. Этот довод не может быть принят во внимание, потому как опровергается дислокацией дорожной разметки, представленной компетентным органом, согласно которому на участке дороги, где Ф. инкриминируется совершение правонарушения, нанесена дорожная разметка 1.1 Приложения N 2 к ПДД РФ. В ходе допроса сотрудник ГИБДД Ч. категорически настаивал, что выезд на полосу встречного движения осуществлен Ф. в месте, указанном в протоколе об административном правонарушении.

С доводом Ф. о том, что рапорт не может служить доказательством по делу, так как он не зарегистрирован в отделе писем соответствующего подразделения ГИБДД, согласиться нельзя. Рапорт содержит сведения об обстоятельствах вменяемого Ф. правонарушения, наличествует в материалах дела и отвечает требованиям, предъявляемым к доказательствам ст. 26.2 КоАП РФ. Отсутствие на рапорте отметки о его регистрации не порождает сомнений в достоверности изложенных в нем сведений, тем более что они подтверждены и другими доказательствами. Рапорт оценен судебными инстанциями как письменное доказательство по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, и обоснованно признан судебными инстанциями имеющим доказательственную силу по настоящему делу.

В качестве одного из доводов надзорной жалобы Ф. указывает о нарушении процессуальных требований, предусмотренных ст. ст. 28.2, 25.6, ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ, при привлечении его к административной ответственности. Этот довод является необоснованным, потому как нарушений, которые могли бы повлечь признание собранных по делу доказательств недопустимыми, в том числе и протокола об административном правонарушении, не установлено. Упомянутый протокол соответствует требованиям, предусмотренным ст. 28.2 КоАП РФ. В силу ч. 2 ст. 25.7 КоАП РФ присутствие понятых обязательно лишь в случаях, прямо перечисленных в главе 27 КоАП РФ, то есть в случаях применения мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, к каковым не относится возбуждение в отношении лица производства по делу об административном правонарушении, а положения ст. 28.2 КоАП РФ не предусматривают обязательное участие понятых при составлении протокола об административном правонарушении. Равным образом указанной правовой нормой не регламентировано обязательное указание в протоколе об административном правонарушении свидетелей, в случае наличия очевидцев правонарушения неуказание их в названном протоколе не лишало Ф. возможности ссылаться на данных свидетелей и ходатайствовать об их допросе в ходе рассмотрения дела.

Довод Ф. о том, что дело и жалоба на постановление мирового судьи рассмотрены формально, судебными инстанциями признаны достоверными доказательства, представленные сотрудником ГИБДД, а его (Ф.) доводы во внимание не приняты, несостоятелен. В материалах дела нет сведений, которые бы позволяли говорить о том, что представленным сотрудником ГИБДД доказательствам судебными инстанциями придана заранее установленная сила. Они не использовались судебными инстанциями в качестве бесспорных доказательств виновности Ф. в совершении инкриминируемого ему деяния, а рассматривались в совокупности с другими доказательствами, а также с учетом позиции Ф. и всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Оценка всем доказательствам и доводам Ф. дана судебными инстанциями по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ в полном объеме и вынес законное и обоснованное решение.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности виновного, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 191 района Фили-Давыдково г. Москвы от 11 мая 2011 года и решение судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 20 июля 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Ф. оставить без изменения, надзорную жалобу Ф. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018