| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 октября 2011 г. по делу N 4а-2361/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Г. на постановление мирового судьи судебного участка N 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы от 01.11.2010 г. и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 17.11.2010 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы от 01.11.2010 г. Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год и восемь месяцев.

Решением судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 17.11.2010 г. указанное постановление оставлено без изменения, жалоба Г. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе Г. просит отменить указанные судебные решения, ссылаясь на то, что в постановлении мирового судьи, равно как и в рапорте инспектора ГИБДД не указано на законность требования инспектора пройти медицинское освидетельствование, что в материалах дела отсутствует протокол задержания его транспортного средства, что форма протокола о направлении на медицинское освидетельствование не соответствует форме, установленной Приказом МВД РФ, что понятые зафиксировали отказ от прохождения медицинского освидетельствования только со слов инспектора ГИБДД, письменные объяснения понятых в материалах дела отсутствуют, что зафиксированная им в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование фраза "не согласен" относится к указанному инспектором ГИБДД в этом же протоколе отказу от прохождения данной процедуры, в то время как он пройти медицинское освидетельствование не отказывался, что извещение о явке к мировому судье незаконно было выдано до вынесения определения о передаче дела на рассмотрение судье.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы от 01.11.2010 г. и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 17.11.2010 г. законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что Г. 07 октября 2010 года примерно в 03 часа 10 минут, управляя автомобилем марки " " государственный регистрационный знак *, следуя по ул. * в г. * с признаками опьянения, у дома * не выполнил законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, чем нарушил п. 2.3.2 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Г. подтверждены: протоколом об административном правонарушении, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, рапортом инспектора ГИБДД, показаниями инспектора ГИБДД А., поэтому вывод судебных инстанций о наличии в действиях Г. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, является правильным.

Довод Г. о том, что в постановлении мирового судьи, равно как и в рапорте инспектора ГИБДД не указано на законность требования инспектора пройти медицинское освидетельствование, не может быть принят во внимание, поскольку в описательно-мотивировочной части обжалуемого постановления мировым судьей сделан вывод о виновности Г. в невыполнении законного требования инспектора ГИБДД о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. Отсутствие же в рапорте инспектора указания на законность требования правового значения не имеет, поскольку документом, в котором сформулировано обвинение, является протокол об административном правонарушении, в данном случае содержащий полное описание события нарушения.

Довод заявителя о том, что в материалах дела отсутствует протокол задержания его транспортного средства, не влечет отмену обжалуемых судебных решений, поскольку задержание транспортного средства является мерой обеспечения производства по делу и не влияет на вывод судебных инстанций о виновности Г. в совершении описанного правонарушения. Таким образом, протокол о задержании транспортного средства не является прямым доказательством совершения правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, а потому его наличие, равно как и отсутствие в материалах дела не может повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений. Кроме того, как видно из представленных материалов, Г. был отстранен от управления транспортным средством, о чем инспектором ГИБДД был составлен соответствующий протокол.

Довод Г. о том, что форма протокола о направлении на медицинское освидетельствование не соответствует форме, установленной Приказом МВД РФ, не может повлечь удовлетворения жалобы, поскольку нормативно-правовым актом, регламентирующим производство по делу об административном правонарушении, является КоАП РФ, который не устанавливает определенную форму названного протокола, а лишь предъявляет требования к его содержанию (ч. 4 ст. 27.12 КоАП РФ), которым данный протокол, составленный в отношении Г., соответствует. В этой связи названный протокол является относимым и допустимым доказательством по делу.

Довод жалобы о том, что понятые зафиксировали отказ от прохождения медицинского освидетельствования только со слов инспектора ГИБДД, письменные объяснения понятых в материалах дела отсутствуют, не может быть принят во внимание. Участие понятых при направлении Г. на медицинское освидетельствование, их непосредственное восприятие отказа привлекаемого лица от прохождения данной процедуры подтверждаются подписями понятых, удостоверивших правильность фиксации результатов данного процессуального действия в протоколе. Отсутствие в материалах дела письменных объяснений понятых не опровергает изложенный вывод. Кроме того, при наличии по данному поводу замечаний Г. имел возможность указать их в соответствующем протоколе. Также следует отметить, что КоАП РФ не содержит какого-либо перечня минимальных либо необходимых доказательств, прилагаемых к протоколу об административном правонарушении при производстве по делу об административном правонарушении. Формирование доказательственной базы на стадии, предшествующей рассмотрению дела об административном правонарушении, осуществляется должностным лицом по его усмотрению.

Довод заявителя о том, что зафиксированная им в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование фраза "не согласен" относится к указанному инспектором ГИБДД в этом же протоколе отказу от прохождения данной процедуры, в то время как он пройти медицинское освидетельствование не отказывался, не состоятелен. В бланке протокола о направлении на медицинское освидетельствование в соответствующей графе имеется типографский текст "Пройти медицинское освидетельствование согласен/отказываюсь", что при подписании протокола и заполнении этой графы делало очевидным для освидетельствуемого лица значение подписи и смысл слова "не согласен".

Довод жалобы о том, что извещение о явке к мировому судье незаконно было выдано до вынесения определения о передаче дела на рассмотрение судье, не может быть принят во внимание. В соответствии со ст. 23.1 КоАП РФ рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, отнесено к исключительной компетенции судей. Таким образом, вынесение определения должностного лица о передаче дела для рассмотрения судье не требовалось. Вынесение такого определения необходимо по делам об административных правонарушениях, перечисленным в ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ, с учетом изъятий, установленных частью 3 указанной статьи. Извещение привлекаемого лица о времени и месте судебного заседания инспектором ГИБДД не противоречит КоАП РФ, нормы которого не определяют конкретной формы такого извещения.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес обоснованное и законное решение, в котором дал надлежащую оценку всем имеющимся доказательствам по делу об административном правонарушении и всем доводам жалобы, сомнений которая не вызывает.

Надзорная жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых постановлений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы от 01.11.2010 г. и решение судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 17.11.2010 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Г. оставить без изменения, надзорную жалобу Г. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018