| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 октября 2011 г. по делу N 4а-2370/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу адвоката Аникушкина В.И. в защиту Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 414 Алексеевского района г. Москвы от 13 июля 2011 года и решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 24 августа 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 414 Алексеевского района г. Москвы от 13 июля 2011 года Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 5 месяцев.

Решением судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 24 августа 2011 года указанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба адвоката Аникушкина В.И. в защиту Ш. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе адвокат Аникушкин В.И. в защиту Ш. просит об отмене решения судьи районного суда и прекращении производства по делу, ссылаясь на то, что действия Ш. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, так как выезд на полосу встречного движения совершен им вынужденно и соединен с объездом препятствия в виде припаркованных на проезжей части автомашин, что подтверждается представленными Ш. доказательствами; составленная сотрудником ГИБДД схема места нарушения ПДД, а также показания сотрудника ГИБДД содержат недостоверные сведения о ширине участка попутной полосы движения от припаркованных автомашин до сплошной линии разметки, которые основаны на предположениях, поскольку замеров сотрудник ГИБДД не производил, и противоречат техническому паспорту данного участка дороги; в удовлетворении ходатайства о вызове сотрудника ГИБДД в судебное заседание было отказано по формальным основаниям; проверяя соблюдение срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ст. 4.5 КоАП РФ, судья районного суда не принял во внимание, что истечение такого срока является безусловным основанием, исключающим производство по делу; судья районного суда не учел, что решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении должно содержать сведения, предусмотренные ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ (в форме постановления, а не решения); жалоба на постановление мирового судьи рассмотрена односторонне и необъективно.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу состоявшиеся по делу судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что 20 апреля 2011 года в 16 часов 58 минут Ш., управляя автомобилем "..." государственный регистрационный знак <...>, следовал в г. * по ул. * со стороны ул. *, напротив дома * по ул. * при выезде с пересечения проезжих частей совершил выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, нарушив п. 8.6 ПДД РФ и совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Ш. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и его виновность подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, в котором изложено существо нарушения; рапортом сотрудника ГИБДД М. с отраженной в нем схемой места нарушения ПДД; фотофиксацией правонарушения; показаниями сотрудника ГИБДД М., допрошенного в ходе судебного разбирательства, а потому вывод мирового судьи о наличии в действиях Ш. административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, является правильным.

В надзорной жалобе защитник заявляет, что действия Ш. образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.15 КоАП РФ, так как выезд на полосу встречного движения совершен им вынужденно и соединен с объездом препятствия в виде припаркованных на проезжей части автомашин, что подтверждается представленными Ш. доказательствами. Данный довод нельзя признать состоятельным, поскольку в ходе судебного разбирательства судебными инстанциями установлено, что припаркованные на проезжей части автомобили, на наличие которых ссылается защитник, не мешали проезду в той же полосе движения других транспортных средств, что позволяет ширина проезжей части. Это следует из показаний сотрудника ГИБДД, который, будучи допрошенным в рамках рассмотрения дела, не отрицал, что на участке дороги, где Ш. осуществлен выезд на полосу встречного движения, действительно, у бордюра припаркованы автомобили, однако, они не мешают следовать в этой полосе другим транспортным средствам. Показания сотрудника ГИБДД не вступают в противоречие и с другими доказательствами, в частности, с фотофиксацией правонарушения, из которой видно, что полоса попутного направления даже при наличии припаркованных на ней у бордюра автомобилей достаточна для движения других транспортных средств без выезда на полосу встречного движения. Согласно решению судьи районного суда в ходе судебного разбирательства Ш. пояснял, что на полосе попутного направления было не менее 2,5 м для свободного движения. Это не опровергается и представленным Ш. в ходе производства по делу паспортом проекта нанесения дорожной разметки, выданным ГБУ г. * "Заказчик внешнего благоустройства *". Согласно данному документу ширина проезжей части в обоих направлениях в месте вменяемого правонарушения составляет 9,20 м. Эти сведения указывают на то, что ширина одной полосы движения размером 4,6 м позволяла Ш. с учетом габаритов его автомобиля и при наличии припаркованных на ней автомашин следовать в полосе попутного направления с соблюдением безопасного бокового интервала. Более того, о том, что Ш. не объезжал припаркованные автомобили, а умышленно совершил инкриминируемое ему правонарушение, свидетельствует то, что он следовал исключительно по полосе встречного движения, выехав на нее всем корпусом автомобиля, тогда как имелось достаточное расстояние для движения в попутном направлении. Это отражено на фотофиксации правонарушения, содержание которой Ш. в ходе производства по делу не оспаривал. Все перечисленные обстоятельства были учтены судебными инстанциями при рассмотрении дела и жалобы на постановление мирового судьи, им дана надлежащая оценка по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ.

С учетом изложенного представленный Ш. акт экспертного исследования, сделанного специалистом ЗАО "...", согласно которому припаркованные на пути следования транспортного средства "..." автомобили являлись препятствием и их объезд был не возможен без выезда на полосу встречного движения, не может быть принят во внимание, поскольку означенный документ не отвечает требованиям, предъявляемым КоАП РФ к такого рода доказательствам. В частности, надлежит отметить, что в рамках настоящего дела автотехническая экспертиза не назначалась; эксперт, производивший исследование, об административной ответственности по ст. 17.9 КоАП РФ за дачу заведомо ложного заключения не предупреждался; для проведения исследования были представлены копии письменных материалов дела. Более того, необходимость назначения экспертизы по данному делу отсутствовала, поскольку для установления виновности Ш. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, не требуется специальных познаний, а о нарушении им ПДД РФ, повлекшего выезд на полосу встречного движения, свидетельствует совокупность перечисленных выше доказательств, достоверность и допустимость которых судебными инстанциями проверены.

Представленные Ш. фотографии также не опровергают установленные судебными инстанциями обстоятельства правонарушения.

В надзорной жалобе защитник отмечает, что составленная сотрудником ГИБДД схема места нарушения ПДД и показания сотрудника ГИБДД содержат недостоверные сведения о ширине участка попутной полосы движения от припаркованных автомашин до сплошной линии разметки, которые основаны на предположениях, поскольку замеров сотрудник ГИБДД не производил, и противоречат техническому паспорту данного участка дороги. Между тем, указанное несоответствие не ставит под сомнение правильность вывода судебных инстанций о виновности Ш. в совершении инкриминируемого ему деяния. В ходе судебного разбирательства сотрудник ГИБДД подтвердил, что не производил замеров и указал приблизительные размеры ширины проезжей части. Тем не менее, информация, содержащаяся в паспорте проекта нанесения дорожной разметки, выданном ГБУ г. * "Заказчик внешнего благоустройства *", не исключает виновность Ш. в нарушении ПДД РФ, повлекшем выезд на полосу встречного движения, поскольку объективно свидетельствует о том, что ширина проезжей части позволяла Ш. следовать в попутном направлении без выезда на полосу встречного движения.

Довод жалобы о том, что в удовлетворении ходатайства о вызове сотрудника ГИБДД в судебное заседание было отказано по формальным основаниям, не ставит под сомнение законность и обоснованность обжалуемых судебных актов. Из представленных материалов следует, что сотрудник ГИБДД, возбудивший производство по делу, был подробно допрошен при рассмотрении дела мировым судьей, его показания являлись предметом исследования наряду с другими доказательствами и с учетом всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

По утверждению защитника, проверяя соблюдение срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ст. 4.5 КоАП РФ, судья районного суда не принял во внимание, что истечение такого срока является безусловным основанием, исключающим производство по делу. Данный довод является необоснованным. В силу ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, - по истечении трех месяцев) со дня совершения административного правонарушения. Согласно представленным материалам административное правонарушение было совершено Ш. 20 апреля 2011 года, а постановление вынесено мировым судьей 13 июля 2011 года. Таким образом, срок давности привлечения к административной ответственности мировым судьей соблюден. На период рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении данный срок не распространяется.

Довод защитника о том, что судья районного суда не учел, что решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении должно содержать сведения, предусмотренные ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ (в форме постановления, а не решения), является надуманным. Решение судьи районного суда соответствует требованиям, установленным ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ. Исходя из положений ст. 30.7 КоАП РФ, по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении выносится решение.

Довод защитника о том, что жалоба на постановление мирового судьи рассмотрена односторонне и необъективно, не соответствует действительности. Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в полном объеме в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ, предметом проверки являлись и вышеизложенные доводы, которым дана надлежащая и мотивированная оценка, подвергать сомнению которую оснований не имеется.

Принцип презумпции невиновности судебными инстанциями не нарушен.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8, 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Срок давности и порядок привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 414 Алексеевского района г. Москвы от 13 июля 2011 года и решение судьи Останкинского районного суда г. Москвы от 24 августа 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Ш. оставить без изменения, надзорную жалобу адвоката Аникушкина В.И. в защиту Ш. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018