| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 ноября 2011 г. по делу N 4а-2395/11

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев в порядке надзора жалобу адвоката Лиджиева Э.А. в защиту Ч. на постановление мирового судьи судебного участка N 150 района Щукино г. Москвы от 26 мая 2011 года и решение судьи Хорошевского районного суда г. Москвы от 05 августа 2011 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 150 района Щукино г. Москвы от 26 мая 2011 года Ч. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Решением судьи Хорошевского районного суда г. Москвы от 05 августа 2011 года постановление мирового судьи судебного участка N 150 района Щукино г. Москвы от 26 мая 2011 года оставлено без изменения, жалоба защитника Лиджиева Э.А. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе защитник Лиджиев Э.А., выражая несогласие с указанными судебными актами, просит об их отмене, ссылаясь на то, что в отношении Ч. был нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование, поскольку ему (Ч.) не предлагалось пройти освидетельствование на состояние опьянения; что дело об административном правонарушении было незаконно рассмотрено мировым судьей в отсутствие Ч. и его защитника; что у сотрудника ДПС ГИБДД не было оснований для отстранения Ч. от управления транспортным средством, поскольку он (Ч.), являясь бортпроводником, в этот же день непосредственно перед вылетом прошел медицинский осмотр и был допущен к полету; что, отказываясь от прохождения медицинского освидетельствования, Ч. действовал в состоянии крайней необходимости; что показания свидетеля - инспектора ДПС ГИБДД К. недопустимо принимать в качестве доказательства по делу, поскольку отсутствует подтверждение того, что он участвовал при применении обеспечительных мер в отношении Ч.

Проверив представленные материалы, изучив доводы жалобы, нахожу обжалуемые судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что Ч. 28 февраля 2011 года в 07 часов 10 минут, управляя автомобилем марки "***" государственный регистрационный знак ***, следовал по *** в г. *** от *** проезда в сторону ***, где в районе д. *** по *** проезду в нарушение п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Ч. подтверждены совокупностью доказательств, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, рапортом инспектора ОБ ДПС ГИБДД УВД по СЗАО г. Москвы С., протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, показаниями свидетелей К. и К.О.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно, в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о виновности Ч. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Основанием для привлечения лица к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ является зафиксированный в протоколе об административном правонарушении отказ лица от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Согласно п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, водитель обязан проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Довод заявителя о том, что в отношении Ч. был нарушен порядок направления на медицинское освидетельствование, поскольку ему (Ч.) не предлагалось пройти освидетельствование на состояние опьянения, является несостоятельным. Из показаний свидетеля - инспектора ОБ ДПС ГИБДД УВД по СЗАО г. Москвы К. следует, что в присутствии двух понятых Ч. было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, на что он ответил отказом. Затем ему (Ч.) в присутствии двух понятых было предложено пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, от чего он также отказался. Факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения подтверждается совокупностью указанных выше доказательств, а также не отрицается и самим Ч. Вместе с тем, следует также отметить, что нормы ст. 27.12 КоАП РФ не исключают возможность направления лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения без его предварительного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения.

Несостоятелен довод заявителя о том, что дело об административном правонарушении было незаконно рассмотрено мировым судьей в отсутствие Ч. и его защитника. Из представленных материалов усматривается, что дело об административном правонарушении в отношении Ч. было рассмотрено мировым судьей 26 мая 2011 года в его (Ч.) отсутствие, а также в отсутствие его защитника - адвоката Лиджиева Э.А. При этом как самим Ч., так и его защитником были заявлены ходатайства об отложении данного судебного заседания в связи с нахождением Ч. в командировке и занятостью его защитника - адвоката Лиджиева Э.А. в другом процессе соответственно. Между тем, данные ходатайства были рассмотрены мировым судьей в соответствии со ст. 24.4 КоАП РФ, а в их удовлетворении обоснованно отказано.

Таким образом, Ч., а также его защитник, будучи надлежащим образом извещенными о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении, в судебное заседание, состоявшееся 26 мая 2011 года, не явились, а потому дело об административном правонарушении, при указанных выше обстоятельствах, было правомерно рассмотрено мировым судьей в отсутствие Ч. и его защитника, что согласуется с требованиями ч. 2 ст. 25.1 и ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ.

Довод заявителя о том, что у сотрудника ДПС ГИБДД не было оснований для отстранения Ч. от управления транспортным средством, поскольку он (Ч.), являясь бортпроводником, в этот же день непосредственно перед вылетом прошел медицинский осмотр и был допущен к полету, не ставит под сомнение законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных актов, так как не опровергает выводы судебных инстанций о виновности Ч. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и не свидетельствует об отсутствии в его действиях состава данного административного правонарушения.

Несостоятелен довод заявителя о том, что, отказываясь от прохождения медицинского освидетельствования, Ч. действовал в состоянии крайней необходимости. Согласно ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред. Однако в данном случае действия Ч. не были направлены на устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам какого-либо лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, а потому в его действиях отсутствуют признаки крайней необходимости.

Не может служить основанием для отмены обжалуемых судебных актов довод заявителя о том, что показания свидетеля - инспектора ДПС ГИБДД К. недопустимо принимать в качестве доказательства по делу, поскольку отсутствует подтверждение того, что он участвовал при применении обеспечительных мер в отношении Ч.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых устанавливается наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются, кроме прочего, и показаниями свидетелей, в качестве которых, согласно ч. 1 ст. 25.6 КоАП РФ, могут быть вызваны лица, которым могут быть известны обстоятельства дела, подлежащие установлению.

Свидетель - инспектор ДПС ГИБДД К. показал, что утром 28 февраля 2011 года он, совместно с инспектором ДПС ГИБДД С., нес службу на посту-пикете N ***, где был остановлен автомобиль марки "***" государственный регистрационный знак *** под управлением Ч. При этом водитель Ч. находился с явными признаками опьянения, в связи с чем он (К.) предложил ему (Ч.) пройти на пост-пикет, где последнему в присутствии двух понятых было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Ч. от прохождения данного освидетельствования отказался, а затем отказался и от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Показания свидетеля К. последовательны, непротиворечивы и согласуются с другими доказательствами по делу, а потому нет объективных оснований, позволяющих усомниться в их достоверности. При этом неуказание в рапорте инспектора ДПС ГИБДД С. на то, что 28 февраля 2011 года он (С.) находился на службе совместно с К., не влечет вывод о недостоверности показаний последнего.

Судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи проверил дело в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ и вынес законное и обоснованное решение, в котором дал надлежащую правовую оценку всем имеющимся доказательствам по делу об административном правонарушении и всем доводам жалобы, сомнений которая не вызывает.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену или изменение обжалуемых судебных актов.

При назначении наказания мировой судья учел личность Ч., а также характер совершенного им административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено Ч. в соответствии с требованиями ст. ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Порядок и срок давности привлечения Ч. к административной ответственности, а также презумпция невиновности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 150 района Щукино г. Москвы от 26 мая 2011 года и решение судьи Хорошевского районного суда г. Москвы от 05 августа 2011 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, в отношении Ч. оставить без изменения, надзорную жалобу адвоката Лиджиева Э.А. в защиту Ч. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018