| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2011 г. по делу N 33-11657

 

Судья Анущенко Л.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Киселевой Н.В., судей Кузнецовой Г.Ю. и Нечаевой Н.А., при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 16 ноября 2011 года дело по кассационной жалобе П.А. на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 14.09.2011 г., которым постановлено:

"Отказать в удовлетворении иска П.А. к Р.В.А., Р.Н., Р.В.В. о взыскании материального ущерба в размере 73.205 руб. и расходов по делу в размере 23.896 руб."

Заслушав доклад судьи Киселевой Н.В., объяснения представителя П.А. - У., представителя Р.В.А. и Р.Н. - С., проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

П.А. обратился в суд с иском к Р.В.А., Р.Н. и несовершеннолетнему Р.В.В. дата рождения о взыскании ущерба, причиненного ему в результате дорожно-транспортного происшествия. Свои требования мотивировал тем, что 05.06.2010 г. несовершеннолетний водитель Р.В.В., не имея водительских прав, управляя мотоциклом /марка/, двигаясь по ул. дата, выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновение с автомобилем /марка/ под его, истца, управлением, который завершал маневр поворота налево на ул. <...>. Виновным в данном происшествии является водитель мотоцикла. В результате дорожно-транспортного происшествия его автомашине были причинены механические повреждения. Просит взыскать с родителей несовершеннолетнего Р.В.В. и его самого в солидарном порядке стоимость восстановительного ремонта автомобиля в размере 73.205 руб., расходы по проведению экспертизы в размере 1.500 руб., расходы по оплате услуг представителя и по оплате госпошлины.

В судебном заседании истец не присутствовал. Его представитель У. настаивал на удовлетворении исковых требований.

Ответчики Р.В.А. и несовершеннолетний Р.В.В. в судебном заседании не присутствовали.

Ответчица Р.Н. иск не признала, ссылаясь на то, что виновным в дорожно-транспортном происшествии является сам П.А.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе П.А. просит отменить решение суда. В одном из судебных заседаний сам Р.В.В. признавал свою вину в дорожно-транспортном происшествии. Его вина также подтверждается материалами административного производства. Судом был сделан вывод только о том, что ответчик не имел возможности избежать столкновения путем торможения. При этом суд не указал, мог ли Р.В.В. совершать маневр обгона. Суд неправильно отнесся критически к показаниям свидетелей, которые являются посторонними лицами, и необоснованно принял во внимание показания свидетелей, которые находятся в дружеских отношениях с ответчиком. Необоснованно ему было отказано в проведении повторной автотехнической экспертизы, которая была проведена без исследования материалов административного производства. Эксперт З. подтвердил в судебном заседании наличие в действиях Р.В.В. нарушения правил дорожного движения. Суд не дал оценки требованиям пунктов 13,1, 11,2, 11.4 и 14,2 Правил дорожного движения.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов кассационной жалобы, не находит оснований для его отмены.

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Принимая решение об отказе П.А. в удовлетворении заявленного требования, суд исходил из того, что виновным в дорожно-транспортном происшествии, в результате которого были причинены механические повреждения автомашине /марка/, является сам истец.

Судебная коллегия считает данный вывод суда правильным.

Так, судом было установлено, что 05.06.2010 г. несовершеннолетний водитель Р.В.В., управляя мотоциклом /марка/, двигаясь по <...>, выехал на полосу встречного движения для совершения обгона автомобиля /марка/ под управлением водителя П.А. В свою очередь, водитель автомобиля П.А., также двигаясь по <...>, совершал маневр поворота налево на <...>. В результате совершения каждым из водителей данных маневров произошло столкновение названных транспортных средств. Столкновение произошло на встречной для каждого из водителей полосе движения.

Водитель П.А. для совершения маневра поворота налево должен был руководствоваться п. 8.1 Правил дорожного движения (в редакции от 10.05.2010 г.), согласно которому перед началом поворота водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления. При выполнении маневра не должны создаваться опасность для движения, а также помехи другим участникам дорожного движения.

Водитель Р.В.В. для совершения маневра обгона должен был руководствоваться п. 11.1 Правил дорожного движения (в редакции от 10.05.2010 г.), согласно которому, прежде чем начать обгон, водитель обязан убедиться в том, что в процессе обгона он не создаст опасности для движения и помех другим участникам дорожного движения. Кроме того, водитель мотоцикла должен был соблюсти требование п. 11.2 Правил дорожного движения, согласно которому водителю запрещается выполнять обгон в случае, если транспортное средство, движущееся впереди по той же полосе, подало сигнал поворота налево.

Судебная коллегия считает, что в данном случае для определения того, по чьей именно вине произошло столкновение транспортных средств, необходимо было выяснить, кто из водителей первым подал сигнал поворота и приступил к выполнению маневра.

То есть, если водитель автомобиля П.А. первым подал сигнал поворота и, убедившись в безопасности данного маневра, начал совершать поворот налево, то водитель Р.В.В. не имел право выезжать на полосу встречного движения для совершения обгона автомашины истца. Если же водитель Р.В.В., подав соответствующий сигнал поворота, уже выехал на полосу встречного движения для совершения обгона, водитель П.А. должен был предоставить ответчику преимущество в движении и не начинать маневр поворота.

Действительно, как следует из содержания решения, суд не дал какой-либо оценки действиям водителя Р.В.В. с точки зрения наличия либо отсутствия у него права на начало совершения маневра обгона автомашины под управлением водителя П.А. Само по себе отсутствие у ответчика технической возможности избежать столкновения с автомобилем истца не могло являться единственным основанием для освобождения его от ответственности по возмещению ущерба.

Вместе с тем, не смотря на отсутствие названной оценки, судебная коллегия считает в целом правильным вывод суда о том, что в действиях водителя Р.В.В. не имелось нарушения требований Правил дорожного движения, которые привели к столкновению транспортных средств.

При этом обоснованным судебная коллегия считает вывод суда о том, что водителем П.А. были нарушены требования п. 8.1 Правил дорожного движения, в результате чего и произошло дорожно-транспортное происшествие.

Как было установлено судом, фактически мотоцикл под управлением Р.В.В. двигался в колонне с другим мотоциклом под управлением водителя П.В. При этом, как следует из объяснений П.А., он перед началом поворота налево видел мотоцикл под управлением данного водителя, который совершал обгон его автомашины, и пропустил его. То есть, пропустив данный мотоцикл, истец начал совершать поворот, и в это время на него наехал второй мотоцикл под управлением ответчика.

Судебная коллегия считает, что в данном случае водитель П.А., начав совершать поворот налево, не убедился в том, что обгон его автомашины совершают не один, а два мотоцикла. Пропустив первый мотоцикл, и, не убедившись в отсутствии другого транспортного средства, которое уже находилось на полосе встречного движения, истец начал совершать поворот, в результате чего и произошло столкновение автомашины истца и мотоцикла ответчика. При этом объяснения истца о том, что он, начав поворот, не видел второй мотоцикл, который, по его мнению, непонятно откуда взялся, не может быть принят во внимание. Само по себе то обстоятельство, что П.А., пропустив мотоцикл под управлением водителя П.В., не увидел мотоцикл под управлением Р.В.В., не свидетельствует о том, что ответчик следовал уже не по встречной полосе, а еще находился на свой полосе движения. То обстоятельство, что мотоцикл под управлением Р.В.В. первым начал совершать маневр, выехав на полосу встречного движения, подтверждается пояснениями и самого П.А., который указывал на то, что, начав совершать поворот, он услышал звуковой сигнал мотоцикла, находившегося слева от него. То есть Р.В.В., находясь на встречной полосе, увидев, что обгоняемая им автомашина под управлением П.А. начала совершать поворот налево, подал звуковой сигнал. При этом, как следует из заключения эксперта З., технической возможности избежать столкновения у водителя Р.В.В. не было.

Довод истца о том, что вина водителя Р.В.В. была установлена постановлением о прекращении производства по административному производству, не может быть принят во внимание. В данном случае названное постановление не имело для суда преюдициального значения, вследствие чего суд был вправе, исследовав все доказательства, сделать противоположный вывод о виновном в дорожно-транспортном происшествии водителе.

Не свидетельствует о наличии в действиях водителя Р.В.В. нарушения требований Правил дорожного движения и то обстоятельство, что в одном из судебных заседаний он признавал наличие своей вины, поскольку в дальнейшем в ходе этого же судебного заседания, а также в последующих судебных заседаниях ответчик оспаривал то, что столкновение транспортных средств произошло по его вине.

Правомерно суд не усмотрел оснований и для назначения по делу повторной автотехнической экспертизы. Как следует из материалов дела (л.д. 116), направляя гражданское дело для проведения экспертизы, суд прилагал к нему и административный материал по факту ДТП. То есть, проводя экспертизу, эксперт З. располагал всеми необходимыми данными, на основании которых и сделал вывод о несоответствии действий водителя П.А. требованиям п. 8.1 Правил дорожного движения.

Таким образом, поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по вине самого водителя П.А., нарушившего требования п. 8.1 Правил дорожного движения, суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного им иска.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для отмены по доводам кассационной жалобы постановленного судом решения. Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу П.А. на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 14.09.2011 г. оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018