| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

Утвержден

на заседании президиума

Пермского краевого суда

28 апреля 2010 года

 

ОБЗОР

ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДЬЯМИ ПЕРМСКОГО КРАЯ ДЕЛ

ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ ЗА 2009 ГОД

И ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 2010 ГОДА

 

Вопросы подведомственности

 

Административное расследование в соответствии с абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ является критерием исключительной подведомственности дел судьям районных судов. Данная позиция поддержана Верховным Судом РФ и изложена в ответе на вопрос N 10 Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2007 года (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 27.02.2008).

Инспектор ДПС ГИБДД ОВД по Карагайскому муниципальному району Пермского края составил протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ в отношении С., в связи с тем, что он, управляя автомашиной марки "ВАЗ-21113", на 71 км автодороги Нытва - Кудымкар Пермского края допустил столкновение с автомашиной марки "ВАЗ-21144", под управлением А. В результате дорожно-транспортного происшествия пассажир автомашины марки "ВАЗ-21113" М. получила телесные повреждения средней тяжести. При составлении протокола С. заявил ходатайство о направлении дела для рассмотрения по месту его жительства.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 6 Дзержинского района г. Перми производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, в отношении С. прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда, вынесенным по протесту заместителя прокурора Пермского края постановление мирового судьи отменено, дело об административном правонарушении в отношении С. направлено в Карагайский районный суд Пермского края для рассмотрения. При этом постановление заместителя председателя краевого суда мотивировано следующим.

В соответствии с п. 1 ст. 29.1 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении, в том числе, выясняет вопрос о том, относится ли к их компетенции рассмотрение данного дела.

Указанное требование мировым судьей не выполнено.

Принимая дело об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ в отношении С. к своему производству, мировой судья не учел, что по делу об административном правонарушении проводилось процессуальное действие, свидетельствующее о проведении административного расследования, - экспертиза по определению степени вреда здоровью М. Заключением эксперта от 18 сентября 2008 года установлено, что телесные повреждения гражданки М., являвшейся пассажиром автомобиля марки "ВАЗ 21113", под управлением С., повлекли длительное расстройство здоровья более 21 дня, и свидетельствуют о причинении вреда здоровью средней тяжести.

В ходе проведенной проверки установлено, что данная экспертиза назначена определением инспектора ДПС ГИБДД ОВД по Карагайскому муниципальному району Пермского края от 17 сентября 2008 года по делу об административном правонарушении в связи с обнаружением признаков состава, предусмотренного статьей 12.24 КоАП РФ.

Согласно положениям абз. 2 ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, которые указаны в частях 1 и 2 данной статьи и производство по которым осуществляется в форме административного расследования, а также дела об административных правонарушениях, влекущих административное выдворение за пределы Российской Федерации или административное приостановление деятельности, рассматриваются судьями районных судов. Таким образом, дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, в отношении С. относилось к исключительной подсудности судьи районного суда, которую не могло изменить даже заявленное С. ходатайство о направлении дела по месту жительства.

(Постановление от 13 марта 2009 года N 44а-191-2009)

 

Суду общей юрисдикции неподведомственны дела по жалобам на постановления, вынесенные должностными лицами, по делам об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами или лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности.

3 сентября 2009 года инспектором ИАЗ отделения БППР ОВД по Кудымкарскому городскому округу и Кудымкарскому муниципальному району в отношении индивидуального предпринимателя Д. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Из протокола следует, что 9 июля 2009 года в 16 часов 10 минут сотрудниками ОБППР и ИАЗ ОВД по Кудымкарскому городскому округу и Кудымкарскому муниципальному району на основании сообщения, зарегистрированного в КУСП за N 7608, проведена проверка магазина "Светлана", принадлежащего ИП Д., расположенного в г. Кудымкаре. В ходе проверки установлено, что ИП Д. в магазине "Светлана" допущено хранение пищевых продуктов на полу без подтоварников, без поддонов, чем допущено нарушение требований пункта 7.8 СП 2.3.6. 1066-01 "Санитарно-эпидемиологические требования к организациям торговли и обороту в них продовольственного сырья и пищевых продуктов".

На основании определения начальника ОВД по Кудымкарскому городскому округу и Кудымкарскому муниципальному району от 3 сентября 2009 года протокол об административном правонарушении и другие материалы дела были преданы на рассмотрение в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пермскому краю (далее - Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю).

Постановлением заместителя руководителя Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю от 15 октября 2009 года ИП Д. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.4 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере четырех тысяч рублей.

Не согласившись с постановлением должностного лица, ИП Д. обратилась в Свердловский районный суд г. Перми с жалобой, ссылаясь на необоснованное привлечение к административной ответственности, указав, что о проведении проверки ее не уведомили, проверка была проведена в ее отсутствие и отсутствие ее законного представителя; протокол об административном правонарушении был составлен спустя два месяца после выявления нарушений. В силу изложенного просила постановление должностного лица отменить и производство по делу прекратить.

Решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 18 февраля 2010 года постановление заместителя руководителя Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю от 15 октября 2009 года отменено, протокол об административном правонарушении от 3 сентября 2009 года направлен на новое рассмотрение в Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю.

В жалобе, поданной в краевой суд, заместитель руководителя Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю просил об отмене решения судьи районного суда и направлении дела на рассмотрение по подведомственности в Арбитражный суд Пермского края, указав, что Д. была привлечена к административной ответственности как индивидуальный предприниматель, поэтому обжалование постановления по делу об административном правонарушении в силу части 3 статьи 30.3 КоАП РФ и статьи 29 АПК РФ отнесено к исключительной подведомственности арбитражного суда.

Решением судьи краевого суда решение судьи районного суда отменено в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, регламентирующих вопросы подведомственности рассмотрения дел об административных правонарушениях.

В соответствии с частью 2 статьи 14.4 КоАП РФ продажа товаров, выполнение работ либо оказание населению услуг с нарушением санитарных правил или без сертификата соответствия (декларации о соответствии), удостоверяющего (удостоверяющей) безопасность таких товаров, работ либо услуг для жизни и здоровья людей, - влечет наложение административного штрафа на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией товаров или без таковой либо административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией товаров или без таковой.

Д., зарегистрированная в качестве индивидуального предпринимателя, привлечена к административной ответственности по части 2 статьи 14.4 КоАП РФ на основании постановления должностного лица за то, что в принадлежащем ей магазине при осуществлении торговли ею допущено хранение пищевых продуктов на полу без подтоварников, без поддонов, чем нарушены требования пункта 7.8 СП 2.3.6.1066-01

Таким образом, правонарушение, послужившее основанием для назначения ИП Д. административного наказания, предусмотренного частью 2 ст. 14.4 КоАП РФ, было допущено ею в связи с осуществлением предпринимательской деятельности в принадлежащем ей на праве собственности нежилом помещении - магазине.

Согласно части 3 статьи 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

В соответствии с пунктом 3 статьи 29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного производства дела об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда.

Порядок рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности регулируется параграфом 2 главы 25 АПК РФ.

Согласно части 2 статьи 207 указанного Кодекса производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности.

Таким образом, из совокупности приведенных норм следует, что арбитражному суду подведомственны дела по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях, совершенных юридическими лицами или лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности.

Исходя из положений статьей 3, 4, 21 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" районные суды наделены полномочиями по осуществлению правосудия в пределах их компетенции, то есть в соответствии с установленными законом правилами подведомственности и подсудности рассмотрения дел.

Следовательно, судья районного суда не наделен правом принимать решение по неподведомственному ему делу об административном правонарушении.

В соответствии со статьей 24.1 КоАП РФ задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

Поскольку при рассмотрении жалобы ИП Д. судьей районного суда допущено существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, регламентирующих вопросы подведомственности рассмотрения дел об административных правонарушениях, решение судьи было отменено с направлением дела в тот же районный суд для выполнения процессуальных действий, установленных положениями пункта 3 статьи 30.4 КоАП РФ (для направления жалобы со всеми материалами дела на рассмотрение по подведомственности).

(Решение судьи краевого суда от 26 марта 2010 года N 7-175-2010)

 

Вопросы применения сроков давности привлечения к административной ответственности

 

Административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, не относится к нарушениям законодательства о защите прав потребителей, поэтому постановление по такому делу не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения.

Постановлением мирового судьи от 05 сентября 2008 года прекращено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, в отношении С. в связи с истечением предусмотренного ст. 4.5 КоАП РФ двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности.

В порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ постановление не пересматривалось.

На данное постановление заместитель прокурора Пермского края принес протест, в котором указал на неправильное определение мировым судьей срока давности привлечения С. к административной ответственности. При этом прокурор указал, что целью положений ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ исходя из существа субъектного состава правоотношений и характера применяемого законодательства является обеспечение прав потребителей на приобретение товаров надлежащего качества, безопасных для жизни и здоровья, получение полной и достоверной информации о товарах, поэтому срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ в соответствии с ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ составляет 1 год.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда постановление мирового судьи оставлено без изменения, протест прокурора - без удовлетворения.

Из материалов дела установлено, что в отношении С., являющегося директором ООО "П", инспектор по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка ОВД составил протокол об административном правонарушении за выявленное в ходе проверки ООО "П" 3 июля 2008 года ненадлежащее оформление справки, прилагаемой к товарно-транспортной накладной для алкогольной продукции.

Квалификация административного правонарушения по ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ имеет место в случае отсутствия документов, свидетельствующих о легальности алкогольной продукции, находящейся на реализации, в том числе справки к товарно-транспортной накладной, либо их непредставления суду, органу, должностному лицу, уполномоченному рассматривать дело об административном правонарушении.

В Особенной части КоАП РФ административные правонарушения, выразившиеся в нарушении законодательства о защите прав потребителей, не выделены в отдельную главу, при квалификации конкретного правонарушения подлежит выяснению, были ли нарушены в данном случае должностным лицом требования (правила), установленные нормами законодательства о защите прав потребителей.

Согласно преамбуле Закона РФ "О защите прав потребителей", названный Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Исходя из субъектного состава, характера административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, положений применяемого законодательства, не предусматривающего каких-либо отношений между потребителем и продавцом по поводу оформления товаротранспортных документов на алкогольную продукцию, данные правоотношения нельзя рассматривать как нарушение законодательства о защите прав потребителей.

Наступление административной ответственности за введение в заблуждение относительно качества товара и не предоставление информации о товарах предусмотрено иными нормами КоАП РФ - положениями ст. 14.7-14.8 КоАП РФ - положениями ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ эти правоотношения не регулируются.

В связи с этим привлечение к административной ответственности по данному составу правонарушения допустимо лишь в пределах 2-х месяцев со дня совершения правонарушения (ст. 4.5 КоАП РФ).

(Постановление от 11 января 2009 года N 44а-1100/37-2009)

 

Срок давности привлечения к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, составляет 2 месяца, поскольку непосредственным объектом посягательства данного правонарушения является порядок управления.

При этом следует учитывать положения ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ о том, что за административные правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения. Данное положение разъяснено Верховным Судом РФ в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2008 года следующим образом. Срок давности привлечения к административной ответственности должностного лица по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ составляет один год со дня истечения срока, установленного для исполнения конкретного мероприятия в предписании (постановлении, представлении, решении), тогда как совершение этого же правонарушения, гражданами и юридическими лицами свидетельствует о необходимости применения двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности.

26 марта 2009 года ведущий специалист Государственной инспекции вневедомственного контроля Пермского края выдал законному представителю ООО "И" предписание об устранении нарушений режима обеспечения жильцов жилых домов г. Ч. коммунальными услугами - горячим водоснабжением, которое было прекращено с 17 часов 00 минут 24 марта 2009 года. Срок для устранения выявленных нарушений установлен до 27 марта 2009 года.

Актом проверки исполнения предписания, составленным должностным лицом 31 марта 2009 года, установлено, что вынесенное предписание не выполнено. Акт вручен законному представителю ООО "И" 1 апреля 2009 года.

1 апреля 2009 года должностным лицом составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ в связи с тем, что ООО "И" не выполнено к установленному сроку предписание от 26 марта 2009 года об устранении нарушений режима нормативного обеспечения населения коммунальными услугами.

Постановлением мирового судьи от 5 июня 2009 года ООО "И" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 10 000 рублей. Решением судьи городского суда от 17 июля 2009 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба директора ООО "И" - без удовлетворения.

ООО "И" обратилось с жалобой на состоявшиеся по делу судебные постановления.

Как установлено из материалов дела, срок для выполнения ООО "И" предписания от 26 марта 2009 года, вынесенного должностным лицом, установлен до 27 марта 2009 года. Актом проверки исполнения предписания 31 марта 2009 года выявлено, что предписание должностного лица ООО "И" не исполнено.

Дело об административном правонарушении поступило к мировому судье 16 апреля 2009 года. Определениями мирового судьи рассмотрение дела неоднократно откладывалось.

Постановление по результатам рассмотрения дела вынесено мировым судьей 5 июня 2009 года, то есть за пределами срока давности привлечения лица к административной ответственности, в связи с чем выводы судьи о наличии в действиях ООО "И" состава административного правонарушения являлись незаконными.

Допущенное мировым судьей нарушение процессуальных требований КоАП РФ не было устранено при рассмотрении жалобы законного представителя ООО "И" судьей городского суда в порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ. Признавая постановление мирового судьи вынесенным в пределах срока давности привлечения юридического лица к административной ответственности, судья городского суда исходил из того, что ООО "И" предоставляет услуги населению по обеспечению горячей водой и допущенное им правонарушение совершено в сфере защиты прав потребителей, срок давности привлечения к ответственности по которому в силу ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ составляет 1 год.

Между тем правонарушение, совершение которого вменялось ООО "И", предусмотрено ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ и относится к правонарушениям против порядка управления; защита прав потребителей не является непосредственным объектом посягательства. Кроме того, к административной ответственности было привлечено юридическое лицо, поэтому наказание в виде дисквалификации, влекущее в соответствии с ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ применение к правонарушению срока давности в 1 год, к нему не могло быть применено.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда постановление судьи и решение судьи городского суда отменены; производство по делу прекращению по п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с истечением срока давности привлечения ООО "И" к административной ответственности.

(Постановление от 22 октября 2009 года N 44а-914-2009)

 

В соответствии с ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения лица к административной ответственности за нарушение законодательства РФ о налогах и сборах составляет один год со дня совершения административного правонарушения.

Постановлением мирового судьи производство по делу об административном правонарушении по ст. 15.5 КоАП РФ в отношении К. прекращено на основании п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением двухмесячного срока давности привлечения к административной ответственности.

Прекращая производство по делу об административном правонарушении на основании п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ, мировой судья применил общий срок давности привлечения к административной ответственности - два месяца со дня совершения административного правонарушения. Между тем, за нарушение законодательства Российской Федерации о налогах и сборах часть 1 статьи 4.5 КоАП РФ предусматривает возможность вынесения постановления по делу об административном правонарушении в течение одного года со дня совершения административного правонарушения.

В связи с отсутствием оснований для прекращения производства по делу, постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда по протесту заместителя прокурора Пермского края постановление мирового судьи отменено, дело направлено на новое рассмотрение мировому судье того же судебного участка.

(Постановление от 3 ноября 2009 года N 44а-1034-2009)

 

Участие в деле защитника

 

В силу ч. 2 и 3 ст. 25.5 КоАП РФ в качестве защитника к участию в производстве по делу об административном правонарушении допускается адвокат или иное лицо. Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием, полномочия лица, оказывающего юридическую помощь, - доверенностью, оформленной в соответствии с законом.

При этом для привлечения защитника к участию в деле об административном правонарушении не требуется обязательного указания в доверенности на данную категорию дел.

Постановлением мирового судьи администрация городского поселения признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.6 КоАП РФ, с назначением наказания в виде штрафа в размере 40 000 рублей.

Защитник администрации на основании доверенности А. обратился в городской суд с жалобой на постановление мирового судьи в порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ.

Определением судьи городского суда жалоба А. оставлена без рассмотрения в связи с ненадлежащим оформлением доверенности.

Оставляя жалобу защитника администрации городского поселения на постановление мирового судьи без рассмотрения, судья городского суда указал, что в доверенности, выданной главой городского поселения на имя А., отсутствует подтверждение наличия у представителя права подачи жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Из имеющейся в деле копии доверенности глава городского поселения К. от имени администрации городского поселения уполномочила главного специалиста комитета по правовым вопросам А. правом представлять интересы администрации городского поселения в судах общей юрисдикции и совершать все процессуальные действия, в том числе по обжалованию судебного постановления. При этом в доверенности не указана категория дел или вид судопроизводства, на которые данная доверенность распространяется. Копия доверенности, имеющаяся в материалах дела, содержит подпись главы городского поселения и представителя А., а также печать администрации городского поселения.

Жалоба на постановление мирового судьи, подписана защитником по доверенности А. и подана в установленный ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ срок - 10 августа 2009 года при получении копии постановления 30 июля 2009 года.

Положения статей 185 Гражданского кодекса РФ и ст. 25.5 КоАП РФ, приведенные в рассматриваемом определении судьи городского суда, не устанавливают требования к обязательному указанию категории дел, в которых представитель (защитник) может участвовать. Право на обжалование судебного постановления, вынесенного судами общей юрисдикции, к которым относятся и мировые судьи, в доверенности оговорено.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда определение судьи городского суда об оставлении без рассмотрения жалобы на постановление мирового судьи отменено, дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.6 КоАП РФ, в отношении администрации городского поселения возвращено в городской суд для рассмотрение жалобы на постановление мирового судьи.

(Постановление от 13 ноября 2009 года N 44а-970-2009)

 

В целях обеспечения права лица, привлекаемого к административной ответственности, пользоваться юридической помощью защитника, необходимо разрешать заявляемые таким лицом ходатайства о допуске защитника к участию в деле и в случае удовлетворения ходатайства, направлять защитнику извещение о времени и месте рассмотрения дела.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 31 Орджоникидзевского района г. Перми С. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, ей назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на четыре месяца. В производстве по делу в качестве защитника С. принимал участие Т.

Решением судьи Орджоникидзевского районного суда г. Перми постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба С. - без удовлетворения.

В жалобе, поданной в порядке надзора, С. поставила вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, в связи с нарушением ее права на защиту, поскольку при рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи ее защитник не был извещен о времени и месте рассмотрения дела.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда решение судьи Орджоникидзевского районного суда г. Перми отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

В силу ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ защитник и представитель, допущенные к участию в производстве по делу об административном правонарушении, вправе знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу, пользоваться иными процессуальными правами в соответствии с настоящим Кодексом.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 29.7 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении судья должен выяснить, извещены ли участники производства по делу, и принять решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.

Судья районного суда нарушил данное требование в отношении защитника С. - Т. и рассмотрел дело в его отсутствии.

Из материалов дела установлено, что в поданной С. жалобе на постановление мирового судьи имелось ходатайство (просьба) о вызове в качестве ее защитника Т. Из приобщенной в материалы дела нотариально заверенной доверенности усматривалось наличие у Т. полномочий на защиту С. при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Более того, Т. при рассмотрении дела принимал участие в рассмотрении дела в качестве защитника С.

При таких обстоятельствах, судья районного суда, в целях обеспечения предусмотренного ч. 1 ст. 25.1 КоАП РФ права С. пользоваться юридической помощью защитника и с учетом заявленного в жалобе ходатайства о вывозе Т. в качестве ее защитника, обязан был принять меры к его извещению о месте и времени рассмотрения жалобы на постановление. Однако сведения о том, что судья районного суда принимал меры к извещению защитника С. о рассмотрении жалобы на постановление, в материалах дела отсутствовали.

(Постановление от 26 февраля 2010 года N 44а-115-2010)

 

Вопросы привлечения к административной ответственности

 

Освобождение правонарушителя от административной ответственности на основании ст. 2.9 КоАП РФ может быть обусловлено только признанием правонарушения малозначительным при наличии действительных признаков малозначительного правонарушения.

Постановлением мирового судьи М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и освобожден от административной ответственности в силу признания правонарушения малозначительным.

В п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса РФ об административных правонарушениях" малозначительным административным правонарушением признается действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных отношений.

В деле помимо протокола об административном правонарушении по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ и схемы места совершения правонарушения, с которыми М. согласился, имеется фотоматериал, составленный по результатам видеофиксации движения автомобиля под управлением М. специальным техническим средством "Беркут-Виза" N 0703032. Из данного фотоматериала усматривается, что автомобиль марки "Газель" под управлением М. при наличии сплошной линии горизонтальной разметки осуществил выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, при совершении обгона впередиидущего грузового автомобиля. При этом возврат на свою полосу движения М. осуществил в непосредственной близости от двигавшегося ему на встречу легкового автомобиля. Более того, в деле имелась справка о ранее допущенных М. правонарушениях, которых в течение года до дня совершения правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ насчитывалось семь. При таких обстоятельствах, а также с учетом того, что именно выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, нередко влечет причинение материального вреда гражданам и даже их жизни и здоровью, выводы мирового судьи о малозначительности правонарушения вызывают сомнение.

Кроме того, мировым судьей допущено нарушение при исчислении срока давности привлечения М. к административной ответственности. Постановление заместителя председателя Пермского краевого суда постановление мирового судьи отменено, производство по делу прекращено за истечением срока давности привлечения М. к административной ответственности.

(Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 48 Березниковского городского округа Пермского края от 29 сентября 2009 года по делу N 5-571-2009. Постановление заместителя председателя пермского краевого суда от 26 марта 2010 года N 44а-313-2010)

 

Рассмотрение жалобы на постановление по делу об административном правонарушении

 

В соответствии с ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления. При этом для вывода о соблюдении срока обжалования необходимо установить дату вручения лицу, привлеченному к административной ответственности, копии постановления и дату подачи жалобы в суд или в почтовое отделение связи для направления в суд.

Постановлением мирового судьи от 4 марта 2009 года А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, с назначением наказания в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

А. обратился в Свердловский районный суд г. Перми с жалобой на постановление мирового судьи в порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ.

Определением судьи Свердловского районного суда г. Перми от 16 апреля 2009 года жалоба возвращена А., в связи с пропуском срока обжалования постановления мирового судьи.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда определение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 16 апреля 2009 года отменено, а дело - направлению в тот же суд на новое рассмотрение вопроса о принятии жалобы А. на постановление мирового судьи к производству судьи районного суда.

Возвращая жалобу на постановление по делу об административном правонарушении, судья районного суда исходил из того, что копию постановления мирового судьи А. получил 20 марта 2009 года; жалоба на постановление, датированная 27 марта 2009 года, поступила в Свердловский районный суд г. Перми 31 марта 2009 года, что подтверждается входящим штампом суда, то есть за пределами установленного ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ срока на подачу жалобы. Поскольку ходатайства о восстановлении срока А. не заявил, судья пришел к выводу о возврате жалобы на постановление мирового судьи.

Между тем к жалобе, поданной А. в порядке надзора, была приложена справка заместителя руководителя обособленного структурного подразделения УФПС Пермского края "Пермский почтамт" от 30 апреля 2009 года, из которого усматривалось, что заказное письмо N 614042 70 29021 4 с простым уведомлением, поданное 28 марта 2009 года в отделение почтовой связи 614042 г. Перми с адресом: 614990, г. Пермь, ул. Героев Хасана, д. 6 Свердловский районный суд г. Перми, - поступило в отделение почтовой связи 614077 г. Перми 30 марта 2009 года и в этот же день вручено на основании доверенности секретарю суда Л.

Из материалов дела установлено, что жалоба на постановление мирового судьи зарегистрирована в Свердловском районном суде г. Перми - 31 марта 2009 года со входящим номером - 5496, однако при этом из материалов дела не возможно установить, направлялась ли жалоба по почте или она подана А. непосредственно в районный суд. Разрешая вопрос о соблюдении срока обжалования, судья данных обстоятельств также не установил. При таких обстоятельствах, выводы судьи районного суда о пропуске А. срока для подачи жалобы являлись преждевременными.

(Постановление от 29 июня 2009 года по делу N 44а-499-2009)

 

Рассмотрение дела об административном правонарушении тем же должностным лицом, которым был составлен протокол об административном правонарушении, свидетельствует о существенном нарушении процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Данное обстоятельство является безусловным основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении.

30 декабря 2009 года инспектором по ИАЗ ОГИБДД ОВД по Бардымскому муниципальному району Пермского края лейтенантом милиции Итхиновым Э.Ф. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Т. Согласно протоколу правонарушение выразилось в том, что 30 декабря 2009 года в 02 часа 00 минут, управляя автомобилем "Урал-4320" и двигаясь по на 62 км автодороги Оса-Чернушка, он в нарушение пункта 9.10 Правил дорожного движения нарушил безопасную боковую дистанцию и допустил столкновение с автомобилем ВАЗ.

30 декабря 2009 года этим же должностным лицом - инспектором по ИАЗ ОГИБДД ОВД по Бардымскому муниципальному району Пермского края лейтенантом милиции Итхиновым Э.Ф. вынесено постановление по делу об административном правонарушении в отношении Т., в соответствии с которым он подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей на основании ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ.

Т. обратился в суд с жалобой на указанное постановление и просил его отменить, оспаривая факт совершения административного правонарушения.

Решением судьи Бардымского районного суда Пермского края от 25 февраля 2010 года постановление по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения.

По жалобе Т., поданной в порядке ст. 30.9 КоАП РФ, решением судьи краевого суда отменены обжалуемое решение судьи районного суда и постановление по делу об административном правонарушении в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ и регламентирующих порядок привлечения лица к административной ответственности, производство по делу прекращено в виду истечения срока давности привлечения лица к административной ответственности.

Как следует из материалов дела, протокол об административном правонарушении в отношении Т. и постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии с которым Т. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, составлены одним должностным лицом ОГИБДД ОВД по Бардымскому муниципальному району Пермского края.

По общему правилу, предусмотренному ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ, протоколы об административных правонарушениях составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 КоАП РФ в пределах компетенции соответствующего органа. Однако, исходя из положений статей 28.8, 29.1 КоАП РФ должностное лицо, составившее протокол об административном правонарушении, не вправе рассматривать дело о данном административном правонарушении по существу.

Так, в силу ст. 28.8 КоАП РФ протокол об административном правонарушении должен быть направлен для рассмотрения дела компетентному должностному лицу, что предполагает невозможность рассмотрения протокола лицом, его составившим. Кроме того, на основании ст. 29.1 КоАП РФ должностное лицо, рассматривающее дело об административном правонарушении, обязано проверить, правильно ли составлен протокол, правильно ли оформлены иные материалы, установить, соблюдены ли права лица, привлекаемого к административной ответственности.

Рассмотрение дела об административном правонарушении в отношении Т. тем же должностным лицом, которым был составлен протокол об административном правонарушении, свидетельствует о существенном нарушении процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело. Данное обстоятельство являлось безусловным основанием для отмены вынесенного 30 декабря 2009 года постановления по делу об административном правонарушении.

Между тем, судья районного суда при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении указанному процессуальному нарушению оценки не дал и необоснованно отказал в отмене постановления.

С учетом того факта, что предусмотренный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения Т. к административной ответственности за правонарушение от 30 декабря 2009 года истек, производство по делу на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ было прекращено.

(Решение судьи краевого суда от 01 апреля 2010 года N 7-168-2010)

 

Рассмотрение отдельных категорий дел об административных правонарушениях

 

Глава 6. Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность

 

Статьей 6.7 КоАП РФ, являющейся специальной нормой по отношению к ст. 6.3 КоАП РФ, предусмотрена ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к условиям воспитания и обучения. Нарушение требований СанПиН 2.4.1.1249-03 "2.4.1. Гигиена детей и подростков. Детские дошкольные учреждения. Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных учреждений" влечет административную ответственность по ст. 6.7 КоАП РФ.

По результатам проведенных на основании распоряжения заместителя руководителя Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Пермскому краю от 7 декабря 2009 года N 2836 плановых мероприятий по контролю 29 декабря 2009 года специалистом-экспертом Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю в отношении муниципального дошкольного образовательного учреждения "Детский сад" составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях. В вину детскому учреждению вменялось нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения по состоянию на 29 декабря 2009 года, выразившееся в следующем:

1. недопустимое состояние перекрытий над коридором и группами 2 этажа, крыши и наружной отделки здания (нарушена ст. 11 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения");

2. не обеспечено соблюдение нормы наполняемости при комплектовании группы, а также нормы площади на 1 ребенка в помещениях спален (нарушены пункты 1.7, 2.2.10 СанПиН 2.4.1.1249-03);

3. не обеспечены нормируемые параметры микроклимата в помещениях всех групп (нарушены пункты 2.6.9., 2.6.10 СанПиН 2.4.1.1249-03);

4. раздевальные помещения не обеспечены сушильными устройствами для сушки одежды и обуви детей (нарушен пункт 2.4.2 СанПиН 2.4.1.1249-03);

5. допущено подсоединение производственной ванны для мытья кухонной посуды к системе канализации без оборудования воздушного разрыва, приемники стоков внутренней канализации не обеспечены оборудованием сифонами (нарушен пункт 2.10.5 СанПиН 2.4.1.1249-03);

6. для отделки внутренней поверхности стен приемных, игровой средней группы, подготовительной группы, медицинских помещений использованы обои (нарушен пункт 2.3.1 СанПиН 2.4.1.1249-03);

7. игровые площадки для четырех групп не оборудованы (нарушены пункты 2.1.13, 2.1.15 СанПиН 2.4.1.1249-03);

8. уровни искусственной освещенности в двух группах не соответствуют гигиеническим нормативам (нарушен пункт 2.5.7 СанПиН 2.4.1.1249-03);

9. учреждение функционирует без медицинского блока и изолятора, кабинет врача и процедурный не оснащены в соответствии с гигиеническими нормативами (нарушены пункты 2.2.22, 2.11.2 СанПиН 2.4.1.1249-03);

10. неисправна вентиляционная система (нарушен п. 2.6.1 СанПиН 2.4.1.1249-03).

Дело об административном правонарушении на основании определения заместителя руководителя Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю от 29 декабря 2009 года было передано на рассмотрение в Индустриальный районный суд г. Перми с суждением о необходимости назначения наказания в виде административного приостановления деятельности по оказанию МДОУ "Детский сад" образовательных услуг.

Постановлением судьи Индустриального суда г. Перми от 21 января 2010 года МДОУ "Детский сад" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях, с назначением ему наказания в виде административного приостановления деятельности на срок до 90 суток.

По жалобе, поданной защитником МДОУ "Детский сад", решением судьи Пермского краевого суда постановление судьи районного суда изменено.

Согласно ст. 11 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" от 30.03.1999 года N 52-ФЗ индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны, в том числе, выполнять требования санитарного законодательства, обеспечивать безопасность для здоровья человека выполняемых работ и оказываемых услуг.

В силу ч. 1 ст. 28 настоящего Федерального закона в дошкольных и других образовательных учреждениях независимо от организационно-правовых форм должны осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья обучающихся и воспитанников, в том числе меры по организации их питания, и выполняться требования санитарного законодательства.

Как следует из материалов дела, на основании распоряжения заместителя руководителя Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю от 7 декабря 2009 года N 2836 в отношении МДОУ "Детский сад" была проведена плановая выездная проверка по соблюдению обязательных требований законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в ходе которой были выявлены допущенные учреждением по состоянию на 29 декабря 2009 года нарушения требований СанПиН 2.4.1.1249-03 "2.4.1. Гигиена детей и подростков. Детские дошкольные учреждения. Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных учреждений". А именно были выявлены нарушения пунктов 1.7, 2.2.10, 2.6.9., 2.6.10, 2.4.2, 2.10.5, 2.3.1, 2.1.13, 2.1.15, 2.5.7, 2.2.22, 2.11.2, 2.6.1 указанного СанПиНа, отраженные в протоколе об административном правонарушении.

При рассмотрении дела об административном правонарушении судья районного суда пришел к правильному выводу о доказанности нарушения учреждением законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и наличия в его действиях состава административного правонарушения. Между тем, квалифицируя действия учреждения, судья ошибочно согласился с имевшейся в протоколе об административном правонарушении квалификацией по ст. 6.3 КоАП РФ, в то время как статьей 6.7 КоАП РФ, являющейся специальной нормой по отношению к ст. 6.3 КоАП РФ, предусмотрена ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к условиям воспитания и обучения.

В соответствии со ст. 6.7 КоАП РФ нарушение санитарно-эпидемиологических требований к условиям воспитания и обучения, к техническим, в том числе аудиовизуальным, и иным средствам воспитания и обучения, учебной мебели, а также к учебникам и иной издательской продукции влечет наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей.

Предметом регулирования, предусмотренного СанПиН 2.4.1.1249-03, в силу его пунктов 1.2 и 1.4, являются санитарные правила, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования к размещению, устройству, содержанию и организации режима работы в дошкольных образовательных учреждениях независимо от форм собственности и их подчиненности, распространяющиеся на все виды дошкольных образовательных учреждений, кроме компенсирующего вида. Таким образом, нарушение установленных данным СанПиН требований влечет ответственность по ст. 6.7 КоАП РФ.

При таком положении постановление судьи районного суда в части квалификации действий учреждения и наказания, примененного к МДОУ "Детский сад" было изменено. Учреждение было признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.7 КоАП РФ, с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 20 000 рублей.

(Решение судьи краевого суда от 08 февраля 2010 года N 7-67-2010)

 

Глава 7. Административные правонарушения в области охраны собственности

 

При проверке правомерности отказа членов конкурсной или единой комиссии в допуске к участию в конкурсе на право заключить государственный или муниципальный контракт на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд следует исходить из соответствия представленных участником размещения заказа документов требованиям действующего законодательства.

Единой конкурсной комиссией администрации Кудымкарского муниципального района по размещению муниципального заказа, рассматривались заявки организаций на участие в аукционе на право заключения муниципального контракта на завершение реконструкции стационара участковой больницы. Члены комиссии, одним из которых являлся Р., единогласно проголосовали против допуска к участию в аукционе ЗАО "Э", по следующим основаниям. У ЗАО отсутствовала соответствующая лицензия на выполнение работ, указанных в п. 1 Общестроительные работы ч. 2 Раздела 3. Техническое задание; предложение об условиях муниципального контракта не соответствовала форме 4.4 раздела 4 "Образцы форм и документов для заполнения участниками размещения заказа"; нумерация страниц не соответствовала описи документов.

Признавая Р. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.30 КоАП РФ, должностное лицо и судьи районного и краевого судов исходили из установленного соответствия заявки ЗАО "Э" требованиям Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд". При этом должностным лицом и судьями районного и краевого судов сделан вывод о том, что выданная ЗАО "Э" лицензия МЧС РФ на осуществление производства работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений также позволяет выполнять работы по огнезащите материалов, изделий и конструкций, указанные в Техническом задании на завершение реконструкции стационара участковой больницы.

Р. обратился с жалобой в порядке надзора, в которой привел доводы об отсутствии у ЗАО "Э" лицензии на производство работ по огнезащите ферм, арок, балок, стропил, мауэрлатов, содержащихся в Техническом задании по возведению объекта. При этом в обоснование жалобы Р. сослался на ответ должностного лица ГУ МЧС о том, что организация, имеющая лицензию МЧС России на производство работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений имеет право на выполнение только тех видов работ, которые перечислены в лицензии либо в приложении к ней.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда данные доводы признаны необоснованными. У ЗАО "Э" имелась лицензия на осуществление производства работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений. Судебные инстанции правильно с учетом п. 2 Положения о лицензировании производства работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 25 октября 2006 года N 625, пришли к выводу о том, что данная лицензия предоставляла право, в том числе, на выполнение работ по огнезащите материалов, изделий и конструкций. Рассматриваемый лицензируемый вид деятельности не поименован в п. 2 ст. 17 Федерального закона N 128-ФЗ от 08 августа 2001 года "О лицензировании отдельных видов деятельности" как вид деятельности, по которому соответствующим Положением может быть установлен перечень работ и услуг, составляющих содержание данного вида деятельности и ограничивающих лицензиата возможностью осуществления только этих работ и услуг. При таких обстоятельствах отказ ЗАО "Э" в допуске к участию в аукционе, признан незаконным и необоснованным. Ответ должностного лица ГУ МЧС, содержание которого приводилось Р. в жалобе, основан на неверном толковании нормативно-правовых актов, регулирующих вопросы лицензирования отдельных видов деятельности, поэтому обязательного значения по данному делу не имел.

(Постановление от 9 ноября 2009 года N 44а-965-2009)

 

Глава 12 КоАП РФ. Административные правонарушения в области дорожного движения

 

Для привлечения водителя к административной ответственности за нарушение установленной запрещающими дорожными знаками скорости движения транспортного средства (части 1-4 статьи 12.9 КоАП РФ) необходимо определить зону действия таких дорожных знаков.

Сведения о дислокации дорожных знаков могут быть предоставлены Отделом безопасности дорожного движения и эксплуатации автомобильных дорог Государственного учреждения "Управление автомобильных дорог Пермского края" (614068, г. Пермь, ул. Луначарского, д. 100), в некоторых случаях расстановкой дорожных знаков занимается подрядная организация, осуществляющая ремонт конкретного дорожного участка (например, ОАО "Пермавтодор").

Постановлением начальника ГИБДД ОВД по Добрянскому муниципальному району Р. привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.9 КоАП РФ, за превышение скорости движения транспортного средства на величину не менее 10 км/ч, но не более 20 км/ч, в нарушение дорожного знака 3.24 "Ограничение максимальной скорости" с показателем 40 км/ч, установленного до населенного пункта, вместе со знаком дополнительной информации (таблички) 8.2.1 "Зона действия" с показателем 1 км.

Решением судьи районного суда жалоба Р. на постановление должностного лица оставлена без удовлетворения. При этом судья районного суда пришел к выводу о том, что дорожный знак 5.24.1 "Конец населенного пункта" не прекращает действие дорожного знака 3.24 "Ограничение максимальной скорости" с применением таблички 8.2.1.

Решением судьи Пермского краевого суда решение судьи районного суда и постановление должностного лица отменены, производство по делу прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ за отсутствием в действиях Р. состава административного правонарушения. Судьей районного суда не было учтено, что в соответствии с п. 5.4.31 и п. 5.9.5 ГОСТ Р 52289-2004 "Технические средства организации дорожного движения. Правила применения дорожных знаков, разметки, светофоров, дорожных ограждений и направляющих устройств" действие знака, в том числе 3.24 распространяется от места установки знака до ближайшего перекрестка за знаком, а в населенном пункте при отсутствии перекрестка - до конца населенного пункта. Данный знак должен быть повторно установлен после окончания населенного пункта или непосредственно за перекрестком при необходимости сохранить ограничения, введенные знаком, установленным соответственно до перекрестка или конца населенного пункта. При этом табличка 8.2.1 "Зона действия" не должна превышать указанную зону.

Р., проехав в процессе управления транспортным средством дорожный знак 5.24.1 "Конец населенного пункта" и не встретив дорожного знака сохраняющего заданную в населенном пункте скорость, пришел к правильному выводу о том, что данная скорость может быть изменена на допустимую вне населенных пунктах. Скорость движения транспортного средства под управлением Р. установленная радиолокационным измерителем скорости "Радис" - 58 км/ч не превышала допустимой скорости движения в соответствии с требованиями п. 10.3 Правил дорожного движения РФ. При таких обстоятельствах в действиях Р. отсутствовал состав административного правонарушения.

(Решение судьи краевого суда от 30 марта 2009 года N 7-111-2009).

 

Движение по пешеходным дорожкам и тротуарам дворовых территорий образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ст. 12.28 КоАП РФ, как специальной нормы по отношению к ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ.

Инспектор по ИАЗ ГИБДД ОВД по Краснокамскому муниципальному району Пермского края составил протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ в отношении Г. в связи с тем, что он, управляя автомобилем ВАЗ-21120, в нарушение п. 9.9 Правил дорожного движения РФ двигался по пешеходной дорожке во дворе д. N 30 по ул. Э., г. Краснокамска.

Постановлением начальника ОГИБДД ОВД по Краснокамскому муниципальному району Пермского края Г. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 2 000 рублей.

Решением судьи Краснокамского городского суда Пермского края постановление должностного лица оставлено без изменения, жалоба Г. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда, вынесенного по жалобе Г., постановление начальника ОГИБДД и решение судьи изменены.

Частью 2 статьи 12.15 КоАП РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность водителя за нарушение Правил дорожного движения при движении по велосипедным или пешеходным дорожкам либо тротуарам. В качестве санкции за совершение правонарушения предусмотрен административный штраф в размере двух тысяч рублей.

Согласно статье 12.28 названного кодекса нарушение правил, установленных для движения транспортных средств в жилых зонах, влечет наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

В соответствии с п. 17.1 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, в жилой зоне, то есть на территории, въезды на которую и выезды с которой обозначены знаками 5.21 и 5.22, движение пешеходов разрешается как по тротуарам, так и по проезжей части. В жилой зоне пешеходы имеют преимущество, однако они не должны создавать необоснованные помехи для движения транспортных средств.

При этом в силу п. 17.4 ПДД РФ требования раздела 17 "Движение в жилых зонах" распространяются также и на дворовые территории.

Признавая Г. виновным в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ и оставляя без изменения постановление должностного лица, судья городского суда исходил из того, что Г. в целях объезда припаркованных на проезжей части автомобилей на автомашине ВАЗ-21120 двигался по пешеходной дорожке в дворе дома N 30 по ул. Э. г. Краснокамска, в результате водитель совершил наезд на пешехода В. Данные выводы судьи основаны на составленном с участием Г. протоколе об административном правонарушении, объяснениях В., показаниях свидетелей С., схеме дорожно-транспортного происшествия.

При этом судьей городского суда не учтены положения ст. 12.28 КоАП РФ, предусматривающее ответственность за нарушение правил движения транспортных средств на дворовой территории.

Действия Г. следовало квалифицировать по ст. 12.28 КоАП РФ. Кроме того, вывод судьи о том, что Г. двигался по пешеходной дорожке, признан необоснованным, поскольку материалами дела данное не подтверждается. На схеме дорожно-транспортного происшествия отсутствует указание на дорожный знак 4.5 "Пешеходная дорожка", также отсутствует указание на него в протоколе об административном правонарушении.

С учетом того, что санкция ст. 12.28 КоАП РФ предусматривает штраф в более низком размере, чем ч. 2 ст. 12.15 КоАП РФ, постановлением заместителя председателя краевого суда совершенное Г. правонарушение переквалифицировано на ст. 12.28 КоАП РФ с назначением наказания в соответствии с санкцией данной статьи - в виде штрафа в размере 500 рублей.

(Постановление от 19 января 2009 года N 44а-1026/9-2009)

 

Нарушение требований знака 3.27 "Остановка запрещена" образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ст. 12.19 КоАП РФ, как специальной нормы по отношению к ст. 12.16 КоАП РФ.

Инспектор ДПС ГИБДД УВД по Ленинскому району г. Перми составил протокол об административном правонарушении по ст. 12.16 КоАП РФ в отношении С., в связи с тем, что он, управляя принадлежащей ему автомашиной марки "ВАЗ-211240", в нарушение дорожного знака 3.27 "Остановка запрещена" совершил остановку напротив дома N 8 на переулке г. Перми.

Постановлением начальника ГИБДД Ленинского района г. Перми С. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.16 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 100 рублей.

Решением судьи Ленинского районного суда г. Перми постановление начальника ГИБДД оставлено без изменения, жалоба С. без удовлетворения. Решением судьи Пермского краевого суда решение судьи районного суда оставлено без изменения.

Статьей 12.16 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками или разметкой проезжей части дороги, за исключением случаев, предусмотренных другими статьями главы 12 КоАП РФ.

Нарушение правил стоянки и остановки образует состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 12.19 КоАП РФ.

Поскольку действия С. выразились в нарушении дорожного знака 3.27 "Остановка запрещена", то есть С. нарушил правила остановки, то действия С. подлежали квалификации по ст. 12.19 КоАП РФ, предусматривающей специальный состав административного правонарушения по отношению к ст. 12.16 КоАП РФ.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда постановление начальника ГИБДД, решение судьи районного суда и решение судьи краевого суда изменены. Действия С. квалифицировать по ч. 1 ст. 12.19 КоАП РФ. В остальной части постановление должностного лица и решение судей районного краевого судов оставлены без изменения.

(Постановление от 9 июня 2009 года N 44а-469-2009)

 

В случае, если техническое средство, зафиксировавшее в автоматическом режиме событие правонарушения, не является измерительным прибором, оно не относится к специальным техническим средствам, указанным в ч. 1 ст. 26.8 КоАП РФ, и не требует прохождения метрологической поверки.

29 сентября 2009 года инспектором по исполнению административного законодательства полка ДПС ГИБДД УВД по г. Перми в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ, было вынесено постановление по делу об административном правонарушении, в соответствии с которым С. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.12 КоАП РФ, выразившегося в том, что водитель транспортного средства марки KIA-ED-(CEED), собственником которого она является, управляя 28 сентября 2009 года в 11 часов 02 минуты 51 секунду автомобилем, на регулируемом пешеходном переходе Шоссе Космонавтов, 137, г. Перми проехал на запрещающий сигнал светофора, чем нарушил пункт 6.13 Правил дорожного движения. Данным постановлением С. назначено наказание в виде административного штрафа в размере 700 рублей.

С. обратилась в Дзержинский районный суд г. Перми с жалобой на указанное постановление, просила об его отмене по тем основаниям, что в постановлении не приведены сведения о сертификации и метрологической поверке примененного специального технического средства, скорости движения ее автомобиля, фазе работы светофора и времени ее действия, в связи с чем доказательства совершения правонарушения отсутствуют.

Решением судьи Дзержинского районного суда г. Перми от 25 ноября 2009 года постановление по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения.

С. обжаловала решение судьи районного суда в порядке, предусмотренном ст. 30.9 КоАП РФ, указав, что в постановлении по делу об административном правонарушении не были приведены сведения о сертификации и метрологической поверке примененного специального технического средства, однако судья необоснованно посчитал, что в данном случае прохождения поверки не требовалось.

Решением судьи краевого суда решение судьи Дзержинского районного суда оставлено без изменения.

Статьей 1.5 КоАП РФ установлен принцип презумпции невиновности, предусматривающий отсутствие у лица, привлекаемого к административной ответственности, обязанности доказывать свою невиновность.

Примечанием к данной статье предусмотрено, что указанные выше положения не распространяются на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 настоящего Кодекса, в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

Собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе проверки будут подтверждены содержащиеся в его сообщении или заявлении данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

В соответствии с ч. 1 ст. 2.6.1 КоАП РФ к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.

На основании части 3 статьи 28.6 КоАП РФ в случае выявления административного правонарушения, предусмотренного главой 12 настоящего Кодекса и зафиксированного с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, протокол об административном правонарушении не составляется, а постановление по делу об административном правонарушении выносится без участия лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, и оформляется в порядке, предусмотренном статьей 29.10 настоящего Кодекса. Копии постановления по делу об административном правонарушении и материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, направляются лицу, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, в течение трех дней со дня вынесения указанного постановления.

Из содержания ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ усматривается, что выявление правонарушения возможно как с применением специальных технических средств, так и средств фото- и киносъемки, видеозаписи, при этом определяющим для вынесения постановления в порядке статьи 29.10 КоАП РФ является то обстоятельство, чтобы указанные средства работали в автоматическом режиме.

Как следует из материалов дела, 28 сентября 2009 года в 11 часов 02 минуты 51 секунду на регулируемом пешеходном переходе Шоссе Космонавтов, 137, специальным техническим средством "Одиссей", имеющим функцию фото- и видеосъемки и работающим в автоматическом режиме, был зафиксирован факт проезда водителя автомобиля марки KIA-ED-(CEED), собственником которого является С., на запрещающий сигнал светофора.

В соответствии со ст. 12.12 КоАП РФ проезд на запрещающий сигнал светофора или на запрещающий жест регулировщика, за исключением случаев, предусмотренных частью 1 статьи 12.10 настоящего Кодекса, влечет наложение административного штрафа в размере семисот рублей.

При вынесении инспектором по исполнению административного законодательства полка ДПС ГИБДД УВД по г. Перми постановления о назначении С. административного наказания обстоятельства дела, свидетельствующие о наличии события правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 12.12 КоАП РФ, были установлены правильно. Вынесенное должностным лицом постановление отвечает требованиям ст. 29.10 КоАП РФ. Наказание в виде административного штрафа наложено на собственника транспортного средства в размере, предусмотренном санкцией статьи 12.12 КоАП РФ.

Разрешая жалобу С. на указанное постановление, судья районного суда обоснованно исходил из обязанности собственника транспортного средства доказать свою невиновность. На момент разрешения жалобы доказательств того факта, что в момент фиксации правонарушения транспортным средством управлял не его собственник, а иное лицо, а также того факта, что правонарушения допущено не было, не имелось. Отсутствовали доказательства и того факта, что в момент фиксации правонарушения техническое средство "Одиссей" являлось неисправным.

Указанным специальным техническим средством "Одиссей" был зафиксирован факт въезда принадлежащего С. автомобиля на пешеходный переход на запрещающий сигнал светофора В распечатке прилагаемого к постановлению файла видеофиксации фаза светофорного объекта не была указана. Между тем, из исследованной судьей районного суда видеозаписи с фиксацией события правонарушения усматривалось, что выезд автомобиля С. на пешеходный переход был осуществлен на красный сигнал светофорного объекта. Положениями ч. 3 ст. 28.6, ст. 29.10 КоАП РФ не предусматривается такого обязательного требования к постановлению по делу об административном правонарушении, как указание фазы работы светофорного объекта и времени работы этой фазы, поэтому судья при рассмотрении жалобы обоснованно посчитал, что довод об отсутствии в постановлении указания на конкретную фазу работы светофорного объекта не свидетельствует о незаконности вынесенного постановления.

Как следует из описания типа средства измерений на комплексы программно-технические измерительные "Одиссей", данный комплекс представляет собой совокупность технических средств, состоящих из видеокамер, радиолокационного измерителя скорости движения транспортных средств Искра-1 ДА, в случае его применения, контроллеров распознавания на базе персональных компьютеров, установленного специального программного обеспечения и рабочего места оператора. Комплекс предназначен для автоматического измерения скорости движения автотранспортного средства в "Зоне контроля", находящейся на проезжей части дороги, и формированию документации об административном правонарушении; автоматического считывания государственных регистрационных знаков автотранспортных средств; автоматической фиксации факта нахождения автотранспортного средства в "Зоне контроля" комплекса, находящейся на регулируемом перекрестке, привязки момента фиксации к запрещающему сигналу светофора и формированию фискальной документации.

Таким образом, согласно изложенному в описании типа средства измерений на комплексы программно-технические измерительные "Одиссей" назначению и области его применения комплекс "Одиссей" применяется, в том числе, для автоматической фиксации факта нахождения автотранспортного средства в "Зоне контроля" комплекса, находящейся на регулируемом перекрестке, и привязке момента фиксации к запрещающему сигналу светофора.

Работая в данном режиме, комплекс "Одиссей" не является специальным техническим средством, указанным в ст. 28.6 КоАП РФ, согласно части 1 которой под специальными техническим средствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку. В данном случае, работая в указанном режиме, комплекс "Одиссей" не производит измерений, а выполняет функции средства видеозаписи, в связи с чем режим автоматической фиксации факта нахождения автотранспортного средства в "Зоне контроля" комплекса и привязке момента фиксации к запрещающему сигналу светофора не подлежит метрологической поверке на основании Федерального закона "Об обеспечении единства измерений" от 26.06.2008 года N 102-ФЗ.

Согласно сертификату соответствия N 7574719, срок действия которого установлен с 21.12.2007 года по 16.12.2009 года, комплексы аппаратно-программные видеозаписи фактов проезда автотранспорта на запрещающий сигнал светофора, модели "Одиссей-А1", "Одиссей-А2", "Одиссей-А3", "Одиссей-А4", соответствуют требованиям нормативных документов. Фиксируя на видеокамеру факт проезда пешеходного перехода на запрещающий сигнал светофора, комплекс "Одиссей" являлся средством автоматической видеозаписи, а не средством измерения. Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии 30 декабря 2008 года выдан сертификат об утверждении типа средства измерений комплексов программно-технических измерительных "Одиссей". Комплекс программно-технический измерительный "Одиссей" подлежит метрологической поверке лишь как средство измерения скорости движения транспортных средств.

Из описания типа средства измерений на комплексы программно-технические измерительные "Одиссей" следует, что при использовании комплекса для контроля режима проезда регулируемых перекрестков, он обеспечивает синхронизацию с контроллером светофорного объекта, то есть режим видеорегистрации проезда транспортных средств перекрестка или иной зоны контроля комплекса на запрещающий сигнал светофора.

Синхронизация работы комплекса в указанном режиме с контроллером светофорного объекта предусматривает обеспечение видеорегистрации проезда транспортных средств зоны контроля комплекса на запрещающий сигнал светофора, действующий по ходу движения транспортных средств.

(Решение судьи краевого суда от 15 января 2010 года N 7-14-2010)

 

Отказ водителя от прохождения освидетельствования должностными лицами с использованием специальных технических средств измерения концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе, а равно отказ от внесения записи о согласии в протокол о направлении на медицинское освидетельствование сами по себе не образуют объективную сторону правонарушения, предусмотренного соответствующими частями ст. 12.26 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи Г. привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев, в связи с тем, что он 9 августа 2009 года в 2 часа 00 минут управлял транспортным средством с признаками алкогольного опьянения и отказался от прохождения медицинского освидетельствования.

Решением судьи районного суда постановление оставлено без изменения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения. При рассмотрении жалобы Г. в порядке надзора установлены следующие обстоятельства.

В протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, в котором Г. отказался от каких-либо подписей, имелась запись, что Г. пройти медицинское освидетельствование отказался при понятых; при этом имелись подписи понятых М. и Е.

Согласно рапорту инспектора полка ДПС ГИБДД водитель Г. устно выражал согласие проехать к доктору, однако делать какие-либо записи в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование отказался. Ему было разъяснено, что медицинское освидетельствование без его записи проведено быть не может, но Г. от записи все равно отказался. Об устном согласии Г. пройти медицинское освидетельствование мировому суде сообщил свидетель Е, участвовавший при составлении протокола в качестве понятого, который на вопрос суда о том, согласен ли Г. был ехать к врачу, ответил, что он был согласен ехать на медицинское освидетельствование, а отказался только от подписей в протоколах и от освидетельствования на месте. При этом в материалах дела отсутствовали сведения о доставлении Г. в соответствующее медицинское учреждение. Медицинское освидетельствование пройдено Г. самостоятельно в 14 часов 15 минут 9 августа 2009 года, согласно акту врача Г. признан трезвым.

Действующее законодательство не устанавливает обязательного требования к письменному выражению водителем согласия на прохождение медицинского освидетельствования. Таким образом, отказ Г. от каких-либо записей в протоколах при заявленном им устно согласии пройти медицинское освидетельствование, не освобождало должностное лицо ГИБДД от обязанности доставить Г. в соответствующее медицинское учреждение для освидетельствования врачом. И только в случае отказа от прохождения процедуры освидетельствования или какого-либо из исследований в его рамках возможно было составление протокола об административном правонарушении. Разъяснение сотрудниками ГИБДД необходимости собственноручной записи о согласии пройти медицинское освидетельствование, даже под угрозой составления протокола об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, такой обязанности с должностных лиц не снимало.

(Постановление от 29 декабря 2009 года N 44а-1154-2009)

 

Глава 14 КоАП РФ. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности

 

Поставка и(или) розничная продажа алкогольной продукции в отсутствии соответствующей лицензии образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ. При этом данная категория дел не отнесена к исключительной компетенции судьей арбитражных судов.

Постановлением мирового судьи С. привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ с назначением наказания в виде административного штрафа в размере 3 000 рублей. Основанием для привлечения к административной ответственности послужила продажа 17 мая 2009 года в 23 часа 1 бутылки водки "МЭДИС Кедровая" по цене 130 рублей в отсутствие лицензии.

Привлекая С. к административной ответственности, мировой судья руководствовался положениями п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях", согласно которым нарушением иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции в силу ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ является нарушение любых правил продажи указанной продукции, кроме перечисленных в частях 1 и 2 ст. 14.16 КоАП РФ. Поскольку продажа алкогольной продукции в отсутствие лицензии не является признаком объективной стороны ни правонарушений, предусмотренных частями 1 и 2, ни частью 4 статьи 14.16 КоАП РФ, мировой судья пришел к правильному выводу о том, что деяние С. подлежит квалификации по ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

В жалобе, поданной в порядке надзора, С. приводил доводы о неподведомственности дела судам общей юрисдикции. Данные доводы отклонены заместителем председателя краевого суда на основании положений ч. 2 и 3 ст. 23.1 КоАП РФ, согласно которым дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ не отнесены к исключительной компетенции арбитражных судов и подведомственным судьям в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье.

(Постановление от 23 декабря 2009 года N 44а-1109-2009)

 

Недостатки документов, указанных в ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, не влекут ответственность по части 3 статьи 14.16 КоАП РФ.

Инспектор Отдела по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка ИАЗ УВД в отношении М. как должностного лица - администратора ночного клуба "С" - составил протокол об административном правонарушении по ч. 3 статьи 14.16 КоАП РФ, в связи с тем, что 16 октября 2009 года в 23 часа 45 минут в баре ночного клуба "С", принадлежащего ООО "У", осуществлялась продажа алкогольной продукции, при этом на реализуемый товар (водка) в справке "Раздел "Б" к товарно-транспортной накладной отсутствовали подпись и печать последнего держателя данного товара, чем были нарушены положения Федерального закона от 22.11.1995 года N 171-ФЗ.

Постановлением начальника МОБ УВД М. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ, и ей как должностному лицу назначено административное наказание в виде штрафа в размере трех тысяч рублей. Решением судьи районного суда от 1 марта 2010 года постановление должностного лица оставлено без изменения, жалоба М. - без удовлетворения.

Решением судьи краевого суда решение судьи районного суда и постановление должностного лица отменены с прекращением производства по делу об административном правонарушении виду отсутствия в ее действиях состава правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

В соответствии с частью 3 статьи 14.16 Кодекса РФ об административных правонарушениях нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей с конфискацией алкогольной и спиртосодержащей продукции или без таковой.

Согласно пункту 1 статьи 10.2 и пункту 1 статьи 26 Федерального закона от 22.11.1995 года N 171-ФЗ "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" запрещается розничная продажа алкогольной продукции, производство которой осуществляется на территории Российской Федерации, без сопроводительных документов, удостоверяющих легальность ее производства и оборота, к категории которых относится и справка к товарно-транспортной накладной.

В силу пунктов 12, 138 и 139 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 года N 55, на продаваемую алкогольную продукцию продавец обязан иметь сопроводительные документы, в том числе копию справки, прилагаемой к товарно-транспортной накладной.

Форма справки к товарно-транспортной накладной на отечественный этиловый спирт, алкогольную и спиртосодержащую продукцию установлена Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.12.2005 года N 864.

Указанным Постановлением утверждены Правила заполнения справки к товарно-транспортной накладной на этиловый спирт, алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пунктами 3, 5 которых установлено, что организация - производитель продукции заполняет при ее отгрузке разделы "А" и "Б" справки по утвержденной форме и заверяет данные, указанные в разделе "А" и левой части раздела "Б" справки, подписью уполномоченного лица и своей печатью. При каждой последующей реализации продукции организацией-продавцом заполняется раздел "Б" справки. При получении алкогольной продукции организация-покупатель заверяет данные, указанные в правой части раздела "Б", подписью уполномоченного должностного лица и своей печатью.

Установленный по делу факт ненадлежащего оформления правой части раздела "Б" справок к товарно-транспортным накладным не свидетельствует о нелегальности производства и оборота этой алкогольной продукции, так как левая часть раздела "Б" справок к товарно-транспортным накладным заполнена продавцом алкогольной продукции - ООО "Торговый дом "Выбор" надлежащим образом (имеется подпись уполномоченного должностного лица и печать организации-продавца).

Административная ответственность за поставку или розничную продажу алкогольной и спиртосодержащей продукции без надлежаще оформленных товаротранспортных документов, в том числе без справки к товаротранспортной накладной (на отечественную алкогольную продукцию) установлена частью 2 статьи 14.16 КоАП РФ.

Поскольку выявленное сотрудниками милиции нарушение относится к оформлению администратором справок к товарно-транспортным накладным на алкогольную продукцию, включенных в ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, допущенное нарушение не образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.16 КоАП РФ.

Вместе с тем, допущенное М. нарушение не образует и объективную сторону состава правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, так как справки к товарно-транспортным накладным на алкогольную продукцию у ООО "У" на день проведения проверки имелись в наличии, а ненадлежащее оформление правой части раздела "Б" справок не свидетельствует о нелегальности производства и оборота этой алкогольной продукции.

(Решение судьи краевого суда от 23 марта 2010 года N 7-159-2010)

 

Глава 15 КоАП РФ. Административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг

 

Ответственность по ст. 15.4 КоАП РФ за нарушение установленного срока представления в налоговый орган информации об открытии или о закрытии счета в банке или иной кредитной организации налогоплательщик может нести со дня, когда он узнал об открытии или о закрытии такого счета.

Постановлением мирового судьи П., конкурсный управляющий ООО "А", привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.4 КоАП РФ. Ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 1 000 рублей. Решением судьи районного суда постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба П. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда, вынесенного по результатам рассмотрения жалобы П., состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, производство по делу прекращено по п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с истечением срока давности привлечения П. к административной ответственности.

Согласно п. 2 ст. 23 Налогового кодекса РФ налогоплательщики - организации и индивидуальные предприниматели обязаны письменно сообщать в налоговый орган соответственно по месту нахождения организации, месту жительства индивидуального предпринимателя об открытии или о закрытии счетов (лицевых счетов) - в течение семи дней со дня открытия (закрытия) таких счетов.

Делая вывод о наличии в действиях П. состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.4 КоАП РФ, мировой судья исходил из наличия в материалах дела сообщения ООО "А" в МРИ ФНС N 9 по Пермскому краю о закрытии счета 17 ноября 2008 года, отправленного заявителем 01 декабря 2008 года согласно штемпелю на конверте; сообщения банка ЗАО Пермский филиал "ТКБ" о закрытии расчетного счета ООО "А" 17 ноября 2008 года в МРИ ФНС N 9 по Пермскому краю, поступившего 29 декабря 2008 года.

Между тем, указанные документы не дают безусловных оснований полагать, что П. нарушил установленный законом семидневный срок.

Согласно п. 2.1 Раздела 2 Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации, утвержденных Положением ЦБ РФ 26.03.2007 N 302-П, записи об открытии и закрытии лицевых счетов вносятся в Книгу регистрации открытых счетов, которая ведется на бумажном носителе, либо, если это предусмотрено учетной политикой кредитной организации, в электронном виде. Книга регистрации открытых счетов содержит следующие данные: дата открытия счета; дата и номер договора, в связи с заключением которого открывается счет; фамилия, имя, отчество (при наличии) или наименование клиента; вид банковского счета, счета по вкладу (депозиту) либо наименование (цель) счета (если счет открывается на основании договора, отличного от договора банковского счета, вклада (депозита)); номер счета; порядок и периодичность выдачи выписок из счета; дата сообщения налоговым органам об открытии банковского счета; дата закрытия счета; дата сообщения налоговым органам о закрытии банковского счета; примечание.

Таким образом, датой открытия (закрытия) счета клиента следует считать дату соответствующей записи в указанной Книге регистрации, а сроки, установленные статьей 23 Налогового кодекса РФ для сообщения налогоплательщиками в налоговые органы об открытии (закрытии) счета, начинают исчисляться с момента внесения соответствующей записи в Книгу регистрации открытых счетов.

Поскольку записи в Книге регистрации открытых счетов производятся банком, налогоплательщик не может знать дату совершения в ней записи о закрытии счета до получения соответствующего уведомления банка, следовательно, не может нести ответственность за нарушение установленного законом срока, о начале течения которого он точно не осведомлен.

В материалах дела отсутствуют сведения о направлении банком ЗАО Пермский филиал "ТКБ" сообщения клиенту о закрытии расчетного счета ООО "А". Кроме того, в ИФНС сообщение о закрытии расчетного счета "А", произведенного 17 ноября 2008 года, было предоставлено банком 29 декабря 2008 года, то есть через 42 дня после закрытия счета.

При таких обстоятельствах выводы судей о виновности П. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.4 КоАП РФ являлись необоснованными, поскольку факт нарушения им установленного законом срока предоставления в налоговый орган информации о закрытии счета в банке не доказан.

(Постановление от 10 марта 2010 года N 44а-155-2010)

 

Документы и(или) сведения, за непредставление или несвоевременное представление которых, установлена ответственность по ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ должны касаться деятельности проверяемого налогоплательщика.

20 мая 2008 года специалист ИФНС по Свердловскому району г. Перми составил протокол об административном правонарушении в отношении генерального директора ЗАО "И" П. Основанием для составления протокола послужил отказ ЗАО "И" в предоставлении документов, касающихся деятельности ООО "С", которое в свою очередь является контрагентом проверяемого налогоплательщика ОАО "Г", чем нарушил требование п. 1 ст. 93.1 Налогового кодекса РФ.

Постановлением мирового судьи П. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.6 ч. 1 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 300 рублей. В порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ постановление мирового судьи не пересматривалось.

Постановлением заместителя Пермского краевого суда, вынесенного по жалобе П., постановление мирового судьи отменено, производство по делу прекращено в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых данное постановление вынесено.

Основания, порядок и сроки истребования документов в целях осуществления налогового контроля установлен положениями ст. 93.1 Налогового кодекса РФ, согласно п. 1 которой должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы (информацию).

По делу в порядке надзора установлено, что в ЗАО "И" направлено требование о предоставлении, в связи с проведением мероприятий налогового контроля в отношении ОАО "Г", документов, касающихся финансово-хозяйственной деятельности ООО "С".

Из ответа ЗАО "И", подписанного генеральным директором П. и главным бухгалтером, следовало, что документы по направленному ИФНС требованию не представлены, поскольку все запрошенные документы касаются финансово-хозяйственной деятельности ООО "С", которое не является проверяемым налогоплательщиком, и не касаются ОАО "Г". При этом Генеральным директором П. сделан вывод о несоответствии требования положениям ст. 93.1 Налогового кодекса РФ и выражена просьба об уточнении требования ИФНС.

Решением заместителя начальника ИФНС по Свердловскому району г. Перми от 20 мая 2008 года ЗАО "И" привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной ст. 129.1 Налогового кодекса РФ с назначением штрафа в размере 1 000 рублей.

В ходе проведенной проверки установлено, что решением Арбитражного суда Пермского края от 18 сентября 2008 года по заявлению ЗАО "И" признано несоответствующим Налоговому кодексу и РФ и недействительным приведенное решение ИФНС по Свердловскому району г. Перми от 20 мая 2008 года. Данное решение Арбитражного суда Пермского края вступило в законную силу.

Привлекая П. к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.6 КоАП РФ, мировой судья исходил из установленных обстоятельств нарушения П. как генеральным директором ЗАО "И" положений ст. 93.1 Налогового кодекса РФ, выразившегося в непредставлении в ИФНС по Свердловскому району г. Перми документов согласно направленному в ЗАО "И" требованию.

Вместе с тем мировой судья не учел, что в соответствии с положениями п. 1 ст. 93.1 Налогового кодекса РФ в ходе проведения налоговой проверки налогоплательщика-организации истребованию от различных юридических лиц подлежат не любые документы, а только те, которые связаны с деятельностью проверяемого налогоплательщика.

Требованием ИФНС по Свердловскому району г. Перми у ЗАО "И" запрошены документы, касающиеся деятельности ООО "С", тогда как проверяемым налогоплательщиком являлось ОАО "Г". Сведения о том, что запрошенные ИФНС документы связаны с финансово-хозяйственной деятельностью проверяемого налогоплательщика ЗАО "Г" в материалах дела отсутствуют.

(Постановление от 26 июня 2009 года по делу N 44а-491-2009)

 

Невыполнение банком платежных поручений клиента в связи с наложением ареста на денежные средства, находящиеся на счете клиента, не влечет ответственность по статье 15.8 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи Л., работающая в должности начальника сектора обслуживания юридических лиц универсального дополнительного офиса отделения Сбербанка России, признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.8 КоАП РФ, ей назначено наказание в виде административного штрафа в размере 4 000 рублей. Основанием для привлечения Л. к административной ответственности послужили следующие обстоятельства. 10 февраля 2009 года в банк от клиента поступили платежное поручение N 7 на сумму 425 рублей на перечисление страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и платежное поручение N 8 на сумму 870 рублей на погашение задолженности по страховым взносам страховой части трудовой пенсии (документы четвертой очереди). Указанные поручения банком поставлены на картотеку N 2 неисполненных в срок платежных документов. При этом на счете клиента находились денежные средства в сумме 2 550, 86 рублей, которые были списаны сотрудниками банка на счет службы судебных приставов по исполнительному листу в пользу ОАО "К" (документ пятой очереди).

27 февраля 2009 года в банк от налогового органа поступили инкассовые поручения: на взыскание единого налога на вмененный доход (ЕНВД) в сумме 274 рублей, ЕНВД в сумме 10 рублей, водного налога в сумме 3 430 рублей, водного налога в сумме 14 рублей.

В период с 11 февраля по 03 марта 2009 года на расчетный счет клиента в банке поступило более 33 000 рублей. До 03 марта 2009 года банком не исполнялись платежные поручения клиента N 7 и N 8 и инкассовые поручения налогового органа от 27 февраля 2009 года. Только после того, как 03 марта 2009 г. в банк поступило два постановления судебного пристава-исполнителя от 26 февраля 2009 г.: о снятии ареста с денежных средств, находящихся на счете клиента, в пределах 33 359 рублей и о списании этой суммы средств, банк произвел перечисление денежных средств по всем указанным документам. Решением судьи районного суда постановление мирового судьи оставлено без изменения, а жалоба Л. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда состоявшиеся по делу судебные постановления по жалобе Л. отменены, производство по делу прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Мировым судьей и судьей районного суда не учтено, что состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.8 КоАП РФ, заключается в нарушении должностным лицом банка сроков исполнения поручения плательщика сбора, инкассового поручения налогового органа при отсутствии для этого законных оснований.

В соответствии с ч. 1 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон об исполнительном производстве) судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника.

Исходя из положений ч. 2 ст. 27 Федерального закона от 02.12.1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках и банковской деятельности) при наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах и во вкладах, кредитная организация незамедлительно по получении решения о наложении ареста прекращает расходные операции по данному счету (вкладу) в пределах средств, на которые наложен арест.

Судебными инстанциями было установлено, что 14 ноября 2008 года в банк поступило постановление судебного пристава-исполнителя от 07 ноября 2008 года, которым на денежные средства в сумме 1 378 688, 23 рублей, находящиеся на счете клиента, был наложен арест. Платежные поручения клиента и инкассовые поручения налогового органа поступили в банк соответственно 10 и 27 февраля 2009 года. На этот момент арест с денежных средств, находящихся на счете, судебным приставом-исполнителем снят не был. Денежных средств на счете в размере, превышающем сумму арестованных денежных средств, не имелось.

Таким образом, до отмены судебным приставом-исполнителем ранее наложенного им ареста банк не имел правовых оснований совершать любые расходные операции.

После того, как 03 марта 2009 года в банк поступило два постановления судебного пристава-исполнителя от 26 февраля 2009 г.: о снятии ареста с денежных средств, находящихся на счете клиента, в пределах 33 359 рублей и о списании этой суммы средств, банк в тот же день произвел перечисление денежных средств по всем указанным платежным документам. С учетом положений п. 2 ст. 60 Налогового кодекса РФ такое перечисление банком свидетельствовало о своевременном исполнении поручения плательщика сборов (взносов) о перечислении сборов (взносов) и инкассовые поручения налогового органа о перечислении налогов.

Положения ст. 855 Гражданского кодекса РФ, ст. 60 Налогового кодекса РФ, п. 9 ст. 70 Закона об исполнительном производстве, которыми руководствовались судебные инстанции при вынесении обжалованных Л. судебных постановления, подлежали применению только в отсутствие налагаемых законом ограничений по осуществлению банком нормальной финансовой деятельности.

(Постановление от 17 августа 2009 года N 44а-682-2009)

 

При решении вопроса о целевом расходовании организации (должностным лицом организации) бюджетных средств и средств государственных внебюджетных фондов в соответствии со ст. 15.14 КоАП РФ, следует учитывать порядок возврата таких средств в случае исключения данной организации из числа субъектов финансирования, наличие разрешения уполномоченных органов на расходование денежных средств в соответствующих целях, а также сами цели, на которые денежные средства использованы.

На основании статьи 16 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 243-ФЗ (в ред. от 23.11.2007) "О бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2007 год" в 2007 году осуществлено финансирование проведения в субъектах Российской Федерации пилотного проекта, направленного на повышение качества услуг в сфере здравоохранения (далее пилотный проект), за счет средств федерального бюджета и остатков средств на 1 января 2007 года образовавшихся в бюджетах Фонда и территориальных фондов обязательного медицинского страхования.

21 июня 2007 года между Министерством здравоохранения Пермского края, Пермским краевым фондом обязательного медицинского страхования и МУЗ заключен трехсторонний договор о реализации учреждением здравоохранения пилотного проекта, на основании которого МУЗ перечислено более 2 000 000 рублей.

Приказом Министерства здравоохранения Пермского края от 29 октября 2007 года N 312 "О внесении изменений в Приказ Министерства здравоохранения Пермского края от 20 июня 2007 года N 175 "О порядке реализации пилотного проекта, направленного на повышение качества услуг в сфере здравоохранения" МУЗ с 1 октября 2007 года исключено из Перечня учреждений здравоохранения, участвующих в реализации пилотного проекта.

27 июня 2008 года заместитель начальника отдела Территориального управления Федеральной службы финансово-бюджетного надзора в Пермском крае (далее ТУ ФСФБН) составил протокол об административном правонарушении в отношении Г. в связи с тем, что она как главный врач МУЗ 13 мая 2008 года оплатила стоимость двух ультрафиолетовых облучателей в размере 25 864 рублей за счет денежных средств, предоставленных в рамках пилотного проекта на оснащение оборудованием хирургических отделений МУЗ, после того как хирургические отделения в МУЗ были закрыты и МУЗ исключено из пилотного проекта.

Постановлением руководителя ТУ ФСФБН главный врач МУЗ Г. привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 15.14 КоАП РФ. Ей назначено административное наказание в виде штрафа в размере 4 000 рублей.

Решением судьи районного суда постановление должностного лица отменено, Г. освобождена от административной ответственности на основании ст. 2.9 КоАП РФ в связи с малозначительностью совершенного правонарушения, ей объявлено устное замечание. Решением судьи Пермского краевого суда решение судьи районного суда по жалобе Г. оставлено без изменения.

Постановлением заместителя Пермского краевого суда, вынесенного по результатам рассмотрения жалобы Г., постановление должностного лица и решения судей районного и краевого судов отменены, в связи с отсутствием в действиях Г. состава административного правонарушения. Основанием для отмены постановления по делу и решений судей явились следующие обстоятельства.

Оставляя без изменения постановление должностного лица в части признания Г. виновной в совершении административного правонарушения, судья районного суда и судья краевого суда исходили из того, что Г., как главный врач МУЗ распорядилась представленными ей в целях реализации пилотного проекта средствами государственного внебюджетного фонда, тогда как на момент приобретения двух ультрафиолетовых облучателей МУЗ было исключено из числа участников пилотного проекта. При этом судья краевого суда пришел к выводу о том, что правовых оснований для дальнейшего использования предоставленных по пилотному проекту средств у МУЗ не имелось.

По условиям пунктов 2 и 3 договора от 21 июня 2007 года между Министерством здравоохранения Пермского края, Пермским краевым фондом обязательного медицинского страхования и МУЗ о реализации учреждением здравоохранения пилотного проекта Фонд перечисляет МУЗ денежные средства в целях реализации пилотного проекта, а МУЗ расходует полученные средства на оплату труда медицинских работников, участвующих в оказании медицинской помощи, а также на обеспечение медикаментами и оснащение в соответствии с п. 10 Правил финансирования в 2007 году расходов на реализацию в субъектах Российской Федерации пилотного проекта, направленного на повышение качества услуг в сфере здравоохранения, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 19 мая 2007 года N 296. Данный договор не расторгнут и на момент перечисления из Фонда денежных средств действовал.

Как было установлено из протокола заседания комиссии по оценке деятельности учреждений здравоохранения, участвующих в реализации пилотного проекта, от 22 ноября 2007 года, МУЗ исключена из Перечня учреждений здравоохранения, участвующих в реализации пилотного проекта в связи с передачей объемов хирургической помощи МУЗ-2. Несмотря на данное обстоятельство заявка на оборудование МУЗ утверждена комиссией в полном объеме. При этом комиссией решено, что в последующем приобретенное оборудование в установленном порядке подлежит передаче МУЗ-2.

Из полученной суммы МУЗ перечислило ООО "В" 25 864 рублей на приобретение двух ультрафиолетовых облучателей - рециркуляторов воздуха для обеззараживания помещений в присутствии людей, что подтверждается платежным поручением, счетом-фактурой, товарной накладной, а также актом сдачи-приемки товара.

Данное приобретение соответствует условиям получения денежных сумм, направленных на реализацию пилотного проекта, которые установлены нормативными актами Правительства РФ. На основании п. 14 Порядка взаимодействия между Пермским краевым Фондом обязательного медицинского страхования, страховыми медицинскими организациями и учреждениями здравоохранения по реализации пилотного проекта на территории Пермского края, направленного на повышение качества услуг в сфере здравоохранения в 2007 году, утвержденного и.о. исполнительного директора Пермского краевого Фонда обязательного медицинского страхования 27 июня 2007 года нецелевое использование средств пилотного проекта устанавливается по результатам проведения Фондом проверок учреждений; в случае установления факта использования средств пилотного проекта не по целевому назначению учреждение здравоохранения в 10-дневный срок с даты получения уведомления (предписания) Фонда об устранении нарушений в использовании средств пилотного проекта перечисляет на счет Фонда средства, использованные не по целевому назначению, за счет средств бюджета и/или платных услуг. Сведения о выявлении в МУЗ фактов нецелевого использования бюджетных средств Фондом в материалах дела также отсутствовали.

То обстоятельство, что Приказом Министерства здравоохранения Пермского края от 29 октября 2007 года N 312 МУЗ с 1 октября 2007 года исключено из Перечня учреждений здравоохранения, участвующих в реализации пилотного проекта, не свидетельствует о нецелевом расходовании бюджетных средств. Обязанности возвратить полученные в установленном порядке денежные средства в случае исключения учреждения здравоохранения из проекта, каким-либо нормативно-правовым актом не установлено. Также в материалах дела отсутствуют сведения о запрете главному врачу МУЗ расходования средств полученных по пилотному проекту, в том числе такое указание отсутствует в приведенном Приказе N 312. Условия договора не предусматривают последствия исключения учреждения здравоохранения из числа участников пилотного проекта.

Отсутствие в МУЗ хирургических отделений с учетом решения комиссии по оценке деятельности учреждений здравоохранения от 22 ноября 2007 года, занесенного в протокол, также не свидетельствует о нецелевом расходовании средств Фонда главным врачом МУЗ.

(Постановление от 24 июля 2009 года N 44а-545-2009)

 

Глава 17. Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти

 

Для установления в бездействии лица состава правонарушения, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ, необходимо определить, истекли ли сроки выполнения соответствующих требований прокурора, следователя, дознавателя, должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

25 марта 2009 года заместителем Чайковского городского прокурора в адрес директора ООО "И" Т. направлено представление об устранении нарушений законодательства РФ - о незамедлительном возобновлении горячего водоснабжения многоквартирных жилых домов в г. Ч. Указанное нарушение директором Общества Т. в установленный законом срок не устранены, требования прокурора о незамедлительном возобновлении горячего водоснабжения не выполнены. В связи с этим 15 апреля 2009 года заместителем городского прокурора возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 1 ст. 17.7 КоАП РФ в отношении директора ООО "И" Т.

Постановлением мирового судьи судебного участка от 30 апреля 2009 года Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.7 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 2 000 рублей. Решением судьи городского суда постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Т. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда, вынесенным в порядке надзора по жалобе Т., состоявшиеся по делу судебные постановления отменены, производство по делу прекращено на основании п. 6 ст. 24.5 КоАП РФ.

Согласно п. 1 ст. 24 Федерального закона "О прокуратуре РФ" от 17 января 1992 года N 2202-1 представление об устранении нарушений закона вносится прокурором или его заместителем в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения, и подлежит безотлагательному рассмотрению.

В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих; о результатах принятых мер должно быть сообщено прокурору в письменной форме.

При рассмотрении дела в порядке надзора установлено, что заместитель городского прокурора 25 марта 2009 года направил в адрес директора ООО Т. представление об устранении нарушений законодательства РФ. В представлении прокурор предлагал принять безотлагательные и конкретные меры по устранению причин и условий, способствующих нарушению закона, о результатах сообщить в месячный срок. Однако уже 15 апреля 2009 года, то есть до истечения месячного срока для принятия мер по устранению нарушений закона, заместитель городского прокурора возбудил производство по дело об административном правонарушении в отношении директора ООО "И" Т. по ч. 1 ст. 17.7 КоАП РФ. Таким образом, возбуждение дела об административном правонарушении в отношении Т. являлось незаконным, произведенным в отсутствие оснований и с существенным нарушением норм материального права.

(Постановление от 6 августа 2009 года N 44а-678-2009)

 

Привлечение лица к административной ответственности по ст. 17.8 КоАП РФ требует проверки законности действий судебного пристава-исполнителя, деятельности которого лицо воспрепятствовало, а также вину такого лица в форме умысла.

Судебный пристав-исполнитель отдела судебных приставов по г. Ч. УФССП по Пермскому краю составил протокол об административном правонарушении по ст. 17.8 КоАП РФ в отношении Б., в связи с тем, что он 02 октября 2009 года в 10 часов 00 мин, будучи надлежащим образом извещенным о совершении исполнительных действий в квартире N 8 дома N 14 по ул. О. г. Ч., в назначенное время находился около дома, а не на месте совершения исполнительных действий - в квартире N 8 данного дома.

Постановлением мирового судьи Б. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.8 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде штрафа в размере 1 000 рублей. Решением судьи городского суда постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Б. - без удовлетворения.

Б. обратился в Пермский краевой суд с жалобой в порядке надзора. В жалобе он указал, что по адресу: г. Ч., ул. О., д. 14, кв. 8, он не проживает, ранее указывал этот адрес в документах для получения почтовой корреспонденции. Собственником квартиры является Р., которая не была приглашена судебным приставом-исполнителем для производства исполнительных действий.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда жалоба Б. признана обоснованной.

В соответствии со ст. 33 Федерального закона "Об исполнительном производстве", если должником является гражданин, то исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем по его месту жительства, месту пребывания или местонахождению его имущества. В случае отсутствия сведений о местонахождении должника, его имущества, местонахождении ребенка исполнительные действия совершаются и меры принудительного исполнения применяются судебным приставом-исполнителем по последнему известному месту жительства или месту пребывания должника или по месту жительства взыскателя до установления местонахождения должника, его имущества. Данную норму следует применять с учетом ст. 77 данного Федерального закона, определяющей порядок обращения взыскания на имущество должника, находящегося у третьих лиц.

Мировой судья и судья городского суда выводы о вине Б. в совершении правонарушения обосновали тем, что производство исполнительных действий в квартире по адресу г. Ч., ул. О., д. 14, кв. 8, судебным приставом-исполнителем назначено на законном основании, его требование к должнику находиться в квартире, обеспечив доступ в нее судебного пристава-исполнителя являлось законным. При этом доводы Б. о том, что указанная в уведомлении-требовании судебного пристава-исполнителя квартира, как место производства исполнительных действий, принадлежит на праве собственности иному лицу, отклонены как способ уйти от ответственности.

Между тем факт длительного проживания в квартире 8 в дома 14 по ул. О. г. Ч., а также то обстоятельство, что Б. указывал данный адрес, как место своего жительства, в том числе в объяснении судебному приставу-исполнителю, в сведениях из межрайонной уголовно-исполнительной инспекции г. Ч., получал по данному адресу извещения от судебного пристава-исполнителя, не опровергают утверждение Б. об отсутствии у него ключа от квартиры и доступа в квартиру. Отсутствие у него права на проживание и пользование квартирой, нахождение в квартире, основанного на законе либо договоре, в отсутствие собственника жилого помещения и его согласия на это, о чем он уведомил судебного пристава-исполнителя в день совершения исполнительного действия, прибыв по его требованию к д. 14 по ул. О. г. Ч., исключало умысел в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 17.8 КоАП РФ. Отсутствие права пользования квартирой, в которой должны были быть совершены исполнительские действия, подтверждены пояснениями собственника квартиры, и не опровергнуты другими доказательствами, поскольку документов, подтверждающих право пользования квартирой Б. основанное на праве собственности или ином вещном праве в материалах дела нет.

Отказ Б. от предложения судебного пристава-исполнителя проехать на служебной машине к собственнику квартиры Р. за ключами от квартиры, что подтвердил судебный пристав-исполнитель Г., допрошенный в качестве свидетеля в судебном заседании городского суда, не образует объективную сторону вмененного ему административного правонарушения, и не может служить доказательством виновности Б. в не исполнении требований судебного пристава-исполнителя о нахождении в квартире.

(Постановление от 11 февраля 2010 года N 44а-71-2010)

 

Неисполнение должником в предоставленный ему срок исполнительного документа имущественного характера не может расцениваться в качестве неисполнения законных требований судебного пристава-исполнителя и не влечет ответственность по ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ.

Постановлением судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Свердловскому району г. Перми УФССП по Пермскому краю от 11 сентября 2009 года Н., исполняющий обязанности руководителя КСОП "Партнерство" - должника в исполнительном производстве, признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ, выразившегося в том, что им не было исполнено требование об исполнении в срок до 11 сентября 2009 года исполнительных документов о взыскании с КСОП "Партнерство" в пользу бюджета и физических лиц денежных средств.

Н. обратился в Свердловский районный суд г. Перми с жалобой на постановление.

Решением судьи Свердловского районного суда г. Перми от 10 декабря 2009 года постановление по делу об административном правонарушении оставлено без изменения, жалоба - без удовлетворения.

По жалобе Н., поданной в порядке ст. 30.9 КоАП РФ, решением судьи краевого суда отменены решение судьи районного суда и постановление судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Свердловскому району г. Перми УФССП по Пермскому краю от 11 сентября 2009 года, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием в действиях Н. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ.

Частью 1 статьи 17.14 КоАП РФ установлена ответственность за нарушение должником законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, представлении недостоверных сведений о своих правах на имущество, несообщении об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, месте получения пенсии, иных доходов или месте жительства.

Оставляя жалобу Н. на постановление по делу об административном правонарушении без удовлетворения, судья Свердловского районного суда посчитал доказанным факт совершения должником правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ. При этом судья исходил из того обстоятельства, что КСОП "Партнерство" - должнику в исполнительном производстве судебным приставом-исполнителем был установлен срок до 11 сентября 2009 года для исполнения исполнительных документов, в этот срок данная обязанность исполнена не была, в связи с чем судья сделал вывод о неисполнении должником законных требований исполнительных документов.

Между тем, состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ, образует не неисполнение должником исполнительных документов в установленный срок, а невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя.

Как следует из документов сводного исполнительного производства в отношении КСОП "Партнерство", 20 августа 2009 года данному кредитному союзу было вручено требовании о необходимости погасить задолженность перед взыскателями по исполнительным документам в срок до 30 августа 2009 года, то есть требование о добровольном исполнении исполнительных документов. В связи с неисполнением должником исполнительных документов в указанный срок судебным приставом-исполнителем 31 августа 2009 года было вынесено постановление о взыскании исполнительского сбора. Данные обстоятельства подтверждаются постановлением судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по Свердловскому району г. Перми УФССП по Пермскому краю от 1 сентября 2009 года о наложении на КСОП "Партнерство" административного наказания по ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ в виде штрафа в размере 100.000 рублей.

На основании ч. 11 ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве", если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, предусмотренных статьями 112 и 116 настоящего Федерального закона.

В соответствии с ч. 1 статьи 17 настоящего Федерального закона пропуск срока, установленного настоящим Федеральным законом, иными федеральными законами или судебным приставом-исполнителем для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, влечет ответственность, предусмотренную настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами.

Федеральным законом "Об исполнительном производстве" в случае неисполнения в установленный законом срок требования о добровольном исполнении исполнительного документа имущественного характера предусмотрена ответственность лишь в виде взыскания с должника исполнительского сбора. Неисполнение должником в предоставленный ему срок исполнительного документа не является неисполнением законных требований судебного пристава-исполнителя и не влечет ответственность по ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ.

Под законными требованиями судебного пристава-исполнителя следует понимать требования, вытекающие из исполнительных действий, предусмотренных ст. 64 Федерального закона "Об исполнительном производстве". К их числу не может относиться предоставление должнику срока для добровольного исполнения, поскольку предоставление такого срока предшествует мерам принудительного исполнения.

(Решение судьи краевого суда от 29 января 2010 года N 7-47-2010)

 

Глава 18. Административные правонарушения в области защиты государственной границы РФ и обеспечения режима пребывания иностранных граждан или лиц без гражданства на территории РФ

 

При рассмотрении дела об административном правонарушении в отношении иностранного гражданина судья обязан выяснить, не нуждается ли он в переводчике, а также установить, в чем выразилось нарушение миграционных правил.

22 мая 2009 года старшим инспектором отделения УФМС России по Пермскому краю в Ленинском районе г. Перми в отношении А., гражданина Кыргызской Республики, был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в соответствии с которым в вину А. вменялось нарушение миграционного режима, а именно пребывание в г. Перми без постановки на миграционный учет, выявленное в ходе проведенной 22 мая 2009 года проверки.

Постановлением судьи Дзержинского районного суда г. Перми от 23 мая 2009 года А. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, и подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 2000 рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

В жалобе защитник А. указал на то обстоятельство, что нарушения требований ст. 5 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", на которую сослался судья в постановлении, А допущено не было. А. имеет миграционную карту, срок его пребывания установлен до 6 июля 2009 года. Кроме того, было нарушено право лица, привлекаемого к административной ответственности, давать объяснения на родном языке и пользоваться услугами переводчика.

Решением судьи краевого суда постановление судьи районного суда было отменено с возвращением дела на новое рассмотрение в тот же суд в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, не позволивших всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Согласно ст. 24.2 КоАП РФ производство по делам об административных правонарушениях ведется на русском языке - государственном языке Российской Федерации.

Лицам, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении и не владеющим языком, на котором ведется производство по делу, обеспечивается право выступать и давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на родном языке либо на другом свободно избранном указанными лицами языке общения, а также пользоваться услугами переводчика.

В соответствии с положениями ст. 25.1, 25.10 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вправе пользоваться услугами переводчика.

Толкование приведенных выше процессуальных норм свидетельствует о том, что указанное право лица, в отношении которого ведется производство по делу, может быть реализовано им в любой стадии производства по делу.

Как следует из материалов дела, при составлении протокола об административном правонарушении А, являющийся иностранным гражданином, указал, что русский язык понимает и не нуждается в переводчике. Между тем, данное заявление А. не освобождало судью, рассматривающего дело, выяснить, согласен ли А., не являющийся по национальности русским, на рассмотрение дела в отсутствие переводчика. Так как протокол судебного заседания при рассмотрении дела не велся и из постановления судьи не усматривалось, что у А. выяснялся вопрос о возможности рассмотрения дела без участия переводчика, что им не заявлялось соответствующих ходатайств, следует признать, что при рассмотрении дела было допущено существенное нарушение процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ и регламентирующих процессуальные права лица, в отношении которого ведется производство об административном правонарушении.

Кроме того, признавая А. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, судья районного суда посчитал, что данным лицом было допущено нарушение требований части 1 статьи 5 Федерального закона "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации" от 25.07.2002 года N 115-ФЗ, в силу которых срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

При этом судья не учел, что согласно части 2 той же статьи временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин обязан выехать из Российской Федерации по истечении иного срока временного пребывания, установленного настоящим Федеральным законом или международным договором Российской Федерации, за исключением случаев, когда на день истечения указанных сроков ему продлены срок действия визы или срок временного пребывания, либо ему выданы новая виза, или разрешение на временное проживание, или вид на жительство, либо у него приняты заявление и иные документы, необходимые для получения им разрешения на временное проживание в порядке, предусмотренном статьей 6.1 настоящего Федерального закона.

Как следует из материалов дела, А. был поставлен на миграционный учет в г. Москве 25 августа 2008 года. Срок его пребывания в Российской Федерации был установлен до 6 июля 2009 года.

В данном случае при рассмотрении дела судье районного суда следовало руководствоваться ч. 1, 2 п. 2 ст. 20 Федерального закона "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации" от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ, в соответствии с которыми иностранный гражданин в случае нахождения в месте пребывания обязан встать на учет по месту пребывания в порядке и на условиях, которые установлены в соответствии с настоящим Федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Учету по месту пребывания подлежит, в том числе, временно проживающий или временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин - по истечении трех рабочих дней со дня прибытия в место пребывания.

Именно на отсутствие факта регистрации по месту пребывания на территории Пермского края было указано в протоколе об административном правонарушении. Судья же при рассмотрении дела объективную сторону правонарушения не установил, нормы законодательства о миграционном режиме, которые были нарушены А., в постановлении не привел.

(Решение судьи краевого суда от 16 июня 2009 года N 7-281-2009)

 

В соответствии с пунктом 7 части 1 ст. 24.5 КоАП РФ при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, производство по делу подлежит прекращению.

24 августа 2009 года инспектором отдела УФМС России по Пермскому краю в Дзержинском районе г. Перми в отношении гражданки Кыргызстана Т. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, в соответствии с которым в вину ей вменялось нарушение миграционного режима, а именно пребывание в г. Перми с 7 апреля 2008 года без регистрации по месту пребывания, без постановки на миграционный учет в течение установленного законом срока, учитывая, что срок регистрации Т. закончился 7 июля 2008 года. Данные нарушения были выявлены в ходе проведенных 22 августа 2009 года оперативно-профилактических мероприятий.

При рассмотрении дела об административном правонарушении в Дзержинском районном суде г. Перми Т. вину признала, пояснив, что не покинула пределы Российской Федерации по истечении срока временного пребывания из-за отсутствия денежных средств.

Постановлением судьи Дзержинского районного суда г. Перми от 25 августа 2009 года Т. была признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ, и подвергнута наказанию в виде штрафа в размере 2000 рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

По жалобе защитника Т. решением судьи краевого суда постановление судьи районного суда отменено с прекращением производства по делу об административном правонарушении.

Т. вменялось нарушение требований Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", т.к. она проживает на территории Российской Федерации с 7 апреля 2008 года без регистрации по месту пребывания. Также Т. было вменено нарушение Федерального закона от 18 июля 2006 года N 109-ФЗ "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации", поскольку она с момента пересечения границы Российской Федерации и прибытии в г. Пермь не встала на миграционный учет в установленный законом срок; срок временного пребывания Т. закончился 7 июля 2008 года.

Направляя административный материал для рассмотрения по существу в Дзержинский районный суд г. Перми, начальник отдела УФМС России по Пермскому краю в Дзержинском районе г. Перми в своем определении от 24 августа 2009 года указал, что в действиях Т. содержится состав правонарушения, предусмотренного ст. 18.8 КоАП РФ, а именно: нарушение иностранным гражданином режима пребывания в РФ, выразившееся в неподаче документов для регистрации и уклонение от выезда из РФ по истечении действия визы.

Из постановления судьи районного суда от 25 августа 2009 года следует, что Т. своими действиями нарушила режим пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации, поскольку уклонилась от выезда из Российской Федерации по истечении установленного законом срока пребывания (90 суток).

Между тем материалы дела свидетельствуют о том, что Т. постановлением начальника отдела УФМС России по Пермскому краю в Дзержинском районе г. Перми от 24 августа 2009 года за совершенное ею правонарушение, предусмотренное частью 1 ст. 18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях, была подвергнута административному наказанию в виде штрафа в размере 2 000 рублей. Из этого постановления усматривается, что Т. нарушила требования ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", т.к. она проживает на территории Российской Федерации с 7 апреля 2008 года без регистрации и не выехала за пределы Российской Федерации по истечении 90 суток (срока временного пребывания), временная регистрация закончилась 7 июля 2008 года. Также в постановлении указано, что Т. нарушила положения ФЗ "О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации", поскольку она не встала на миграционный учет в установленный законом срок с момента прибытия в г. Пермь.

Исходя из изложенного, Т. была привлечена постановлением судьи районного суда от 25 августа 2009 года за то же противоправное деяние, за которое она уже ранее была привлечена к административной ответственности должностным лицом УФМС России по Пермскому краю постановлением от 24 августа 2009 года.

В соответствии с частью 5 ст. 4.1 Кодекса РФ об административных правонарушениях никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.

В соответствии с пунктом 7 части 1 ст. 24.5 КоАП РФ при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, постановления о назначении административного наказания, производство по делу подлежит прекращению.

При таком положении постановление судьи районного суда было отменено с прекращением производства по делу в силу пункта 3 части 1 ст. 30.7 КоАП РФ.

(Решение судьи краевого суда от 11 сентября 2009 года N 7-407-2009)

 

Глава 19 КоАП РФ. Административные правонарушения против порядка управления

 

Согласно статье 19.1 КоАП РФ самоуправство - это самовольное, вопреки установленному федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществление своего действительного или предполагаемого права. Признание в последующем такого права или признание законным порядка его осуществления, не исключает ответственность по ст. 19.1 КоАП РФ.

В отношении Т. составлен протокол об административном правонарушении по ст. 19.1 КоАП РФ в связи с тем, что она, осуществляя свое право пользования квартирой, в марте 2009 года самовольно установила на входной двери замок, а 12 мая 2009 года отказалась передать ключ от замка Р., зарегистрированному в квартире, чем вопреки установленному федеральным законом порядку создала ему препятствие для входа в указанную квартиру.

Постановлением мирового судьи от 6 июля 2009 года Т. привлечена к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ст. 19.1 КоАП РФ, и ей назначено наказание в виде предупреждения. Решением судьи городского суда от 10 августа 2009 года постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Т. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда, вынесенного по жалобе Т., состоявшиеся по делу судебные постановления оставлены без изменения.

Признавая Т. виновной в совершении правонарушения мировой судья и судья городского суда правильно руководствовались положениями ч. 4 ст. 3 Жилищного кодекса РФ, согласно которой никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования жилищем, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данным Кодексом, другими федеральными законами, а также исходили из того, что Р. зарегистрирован в квартире в качестве брата Т., являвшейся нанимателя, и каких-либо ограничений в праве пользования данным жилым помещением на 12 мая 2009 года для него установлено не было.

Доводы жалобы Т., о том, что Р. признан утратившим право пользования квартирой на основании решения городского суда от 6 октября 2009 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 12 ноября 2009 года по делу по иску Т. к Р. о признании утратившим право пользования жилым помещением, не повлекли отмены обжалуемых постановления мирового судьи и решения судьи городского суда. Р. признан утратившим право пользования жилым помещением с момента вступления в законную силу решения суда от 6 октября 2009 года, тогда как действия Т. по установке замка на входную дверь и учинении препятствия для входа в квартиру Р. имели место до вынесения указанного решения - 12 мая 2009 года. Сам по себе факт признания Р. утратившим право пользования квартирой обратной силы для привлечения Т. к ответственности не имеет.

(Постановление от 27 января 2010 года N 44а-1278/110-2010)

 

Для привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ необходимо установить законность распоряжения или требования сотрудника милиции или иных должностных лиц, указанных в указанной норме права.

Участковый уполномоченный милиции УВД составил протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ в отношении Л. Основанием для составления протокола явилось неповиновение Л. 29 октября 2008 года в 23 часа 50 минут напротив дома N 48 улицы города законному требованию сотрудника милиции о проезде в дежурную часть УВД по району г. Перми. На предложение поехать в указанное место Л. ответил категорическим отказом. При сопровождении сотрудниками милиции в служебную машину, он стал хвататься за одежду, в связи с чем к нему были применены наручники.

Постановлением мирового судьи от 1 ноября 2008 года Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 500 рублей. Решением судьи районного суда постановление мирового судьи оставлено без изменения, жалоба Л. - без удовлетворения.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда, вынесенного по жалобе Л., судебные постановления оставлены без изменения.

В порядке надзора из материалов дела, установлено, что 29 октября 2008 года в ходе проведения проверки по факту обнаружения на номерных знаках деталей автомашины следов изменений сотрудниками милиции был задержан и доставлен в УВД по г. Перми автомобиль Лексус RX 350 под управлением Л На основании протокола осмотра транспортного средства автомобиль подлежал изъятию. При изъятии автомашины Л. отказался передать сотрудникам милиции ключи зажигания автомобиля. В связи с отказом выполнить требование сотрудника милиции, Л. было предложено проехать в дежурную часть УВД по району г. Перми для продолжения проверки по факту обнаружения на номерных знаках деталей автомашины Лексус RX 350 следов изменений, на что Л. ответил категорическим отказом. При сопровождении его в служебную машину оказал неповиновение, сопротивлялся, хватаясь за одежду сотрудников милиции.

Доводы жалобы в порядке надзора о незаконности изъятия автомашины, признаны несостоятельными. При проведении дополнительной проверки по доводам жалобы Л. установлено, что автомашина Лексус RX 350 осмотрена и изъята на основании протокола осмотра места происшествия (автомашины) от 29 октября 2008 года (осмотр начат в 17 часов 05 минут и окончен в 17 часов 35 минут) в ходе проверки сообщения о совершении преступления по факту обнаружения на номерных знаках деталей автомашины следов изменений.

В связи с передачей материала проверки в УВД по району г. Перми, автомашину необходимо было направить по месту нахождения указанного УВД. Передать ключи от автомашины Л. отказался, что он не оспаривает в надзорной жалобе, он также отказался проследовать с сотрудниками милиции в УВД по району г. Перми, оказав сопротивление. После этого Л. доставили туда принудительно. По протоколу личного досмотра у Л. был изъят ключ зажигания от автомашины Лексус. В связи с совершением правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ, в отношении Л. правомерно составлены протоколы об административном задержании и об административном правонарушении.

Протоколом осмотра автомобиля от 30 октября 2008 года (осмотр начат в 2 часа 20 минут и окончен в 3 часа 20 минут) проведен осмотр автомобиля "Лексус RX 350" следователем следственного управления УВД по району г. Перми. В последующем было проведено экспертное исследование указанного автомобиля. По результатам проверки возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 326 Уголовного кодекса РФ (постановление от 19 ноября 2008 года), по которому Л. допрашивался в качестве свидетеля.

(Постановление от 26 февраля 2009 года N 44а-1161/85-2009)

 

Глава 20. Административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность

 

Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности может возлагаться на лицо, владеющее, пользующееся или распоряжающееся имуществом на законных основаниях. Таким лицом может являться арендатор помещения в случае, если стороны в договоре аренды урегулировали вопрос об объеме обязанностей в области обеспечения Правил пожарной безопасности.

8 декабря 2009 года государственным инспектором по Осинскому и Еловскому муниципальным районам по пожарному надзору был составлен протокол об административном нарушении требований пожарной безопасности, в соответствии с которым ООО "Э" 19 ноября 2009 года при проведении плановых мероприятий по контролю на основании распоряжения N 163 от 13 октября 2009 года совершило административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ.

В соответствии с протоколом в здании и помещениях ООО "Э" по адресу: Пермский край, г. Оса, ул. С.Разина, 47 а, нарушение выразилось в следующем:

1. не определен порядок и сроки прохождения противопожарного инструктажа (нарушен п. 15 ППБ 01-03);

2. не проведена проверка электрической проводки на замер сопротивления изоляции электропроводов (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 2.12.17 ПТЭЭП);

3. руководитель организации не прошел обучение по программе пожарно-технического минимума (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 31 Приказа МЧС России от 12.12.2007 года N 645);

4. не разработана инструкция о мерах пожарной безопасности (нарушен п. 6 ППБ 01-03);

5. не нанесен на каждый огнетушитель порядковый номер, не заведен паспорт по установленной форме (нарушен п. 108 ППБ 01-03, прил. 3 п. 16);

6. не заведен специальный журнал для учета проверки наличия и состояния первичных средств пожаротушения, не определено лицо, ответственное за сохранность и готовность к действию первичных средств пожаротушения (нарушен п. 108 ППБ 01-03, прил. 3 п. 15);

7. отсутствует резервный запас дымовых пожарных извещателей для замены неисправных или выработавших свой ресурс в количестве не менее 10% от установленных (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 2.2.7 РД 009-01-96);

8. отсутствует журнал сдачи-приемки дежурства оперативным персоналом, журнал учета работ по ТО и ППР установки пожарной автоматики, журнал учета отказов и неисправностей систем АПС (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 1.5.1 РД 009-01-96);

9. на путях эвакуации отделка стен выполнена горючими материалами - обои масляная краска (нарушен п. 53 ППБ 01-03);

10. в помещении, в котором установлен приемный прибор пожарной сигнализации, не выполнено аварийное освещение (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 12.48, п. 12.55, п. 12.56 НПБ 88-2001);

11. не выполнена распечатка шлейфов АПС в месте установки приемно-контрольного прибора пожарной сигнализации (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 12.48, п. 12.55, п. 12.56 НПБ 88-2001);

12. не предусмотрен способ оповещения с использованием световых оповещателей "Выход" (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 4.1 т. 1, п. 6 НПБ 104-2003);

13. дверь в электрощитовую имеет предел огнестойкости менее 0,6 часа (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 1.82 СНиП 2.08.02-89*);

14. план эвакуации в помещении торгового зала при единовременном нахождении более 10 человек не соответствует требованиям ГОСТ Р 12.2.143-2002 (нарушен п. 3 ППБ 01-03, ГОСТ Р 12.2.143-2002);

15. не заключен договор на обслуживание АПС (нарушен п. 96 ППБ 01-03);

16. допущены изменения объемно-планировочных решений без проекта, разработанного в соответствии с действующими нормами и утвержденного в установленном порядке - заложены оконные проемы в торговом зале (нарушен п. 3 ППБ 01-03, п. 4.3 СНиП 21-01-97).

Также 8 декабря 2009 года инспектором 7 ОГПН был составлен протокол о временном запрете деятельности ООО "Э".

Материалы административного дела были переданы на рассмотрение в Осинский районный суд Пермского края.

Постановлением судьи Осинского районного суда от 14 декабря 2009 года ООО "Э" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного приостановления деятельности на срок 45 суток.

Решением судьи краевого суда, вынесенным по жалобе ООО "Э", постановление судьи районного суда было отменено в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ и регламентирующих предмет доказывания, что не позволило всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело.

Согласно п. 4 ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела.

При рассмотрении административного дела в отношении ООО "Э", возбужденного на основании протокола государственного инспектора по пожарному надзору, обстоятельствами, подлежащими установлению судьей являлись: совершило ли данное юридическое лицо нарушение требований пожарной безопасности, указанных в протоколе, образуют ли его действия состав правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, имеется ли его вина в совершении административного правонарушения.

Данные обстоятельства судьей установлены не были. При этом следовало учесть следующее.

Частью 1 ст. 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена ответственность за нарушение требований пожарной безопасности.

Общие правовые вопросы регулирования в области обеспечения пожарной безопасности, отношения между учреждениями, организациями и иными юридическими лицами независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, между общественными объединениями, должностными лицами и гражданами определяются Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ "О пожарной безопасности".

Согласно ч. 1 ст. 38 указанного Закона ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут, в частности, собственники имущества, а также лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом.

Требования пожарной безопасности установлены в Правилах пожарной безопасности Российской Федерации (ППБ 01-03), утвержденных приказом Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий от 18 июня 2003 г.

В силу п. 10 указанных Правил собственники имущества, лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, должны обеспечивать своевременное выполнение требований пожарной безопасности, предписаний, постановлений и иных законных требований государственных инспекторов по пожарному надзору.

При аренде помещений арендаторами должны выполняться противопожарные требования норм для данного типа зданий (п. 38 тех же Правил).

Таким образом, ответственность за нарушение Правил пожарной безопасности может возлагаться на лицо, владеющее, пользующееся или распоряжающееся имуществом на законных основаниях. Таким лицом может являться арендатор помещения в случае, если стороны в договоре аренды урегулировали вопрос об объеме обязанностей в области обеспечения Правил пожарной безопасности.

Из материалов дела следует, что ООО "Э" на основании заключенного 1 апреля 2006 года с собственником нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Оса, ул. С.Разина, 47 а, является арендатором части помещения по данному адресу, размером 10 кв. м, и использует данную площадь для торговли алкогольной продукцией.

Судья при рассмотрении дела об административном правонарушении договор аренды не истребовал и не установил объем обязанностей ООО "Э" в области обеспечения Правил пожарной безопасности на арендуемой площади помещения. Сам по себе факт нахождения части помещения на правах аренды у ООО "Э" не являлся достаточным для вывода о совершении им административного правонарушения. Вывод о совершении им правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, мог быть сделан в том случае, если договором аренды предусматривалась обязанность арендатора по содержанию части помещения с соблюдением Правил пожарной безопасности.

Кроме того, судья районного суда не установил, кем и на каких правовых основаниях используется остальная площадь помещения, где именно имели место выявленные нарушения требований пожарной безопасности, и несет ли ООО "Э" ответственность за их совершение с учетом места расположения арендуемой этим юридическим лицом площади и объема предусмотренных договором аренды его обязанностей и прав.

(Решение судьи краевого суда от 14 января 2010 года N 7-12-2010)

 

Нарушение требований пожарной безопасности, допущенное в условиях особого противопожарного режима, не может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ и повлечь назначение наказания в виде административного приостановления деятельности.

Постановлением, вынесенным 31 декабря 2009 года прокурором Ленинского района г. Перми, в отношении ООО "Б" было возбуждено дело об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ. В вину юридическому лицу вменялось выявленное 29 декабря 2009 года во время проверки соблюдения законодательства о пожарной безопасности нарушение требований пожарной безопасности в арендуемом помещении клуба "П".

Прокурором Ленинского района постановление о возбуждении дела и прилагаемые к нему материалы были направлены на рассмотрение в Ленинский районный суд г. Перми.

Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Перми от 31 декабря 2009 года ООО "Б" признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного приостановления деятельности помещений клуба "П" сроком на 2 месяца.

Решением судьи краевого суда, вынесенным по жалобе ООО "Б", постановление судьи районного суда было изменено.

На основании постановления Администрации г. Перми от 17 декабря 2009 года N 993 в период с 21 декабря 2009 года по 1 февраля 2010 года на территории г. Перми введен особый противопожарный режим.

Нарушение требований пожарной безопасности за исключением случаев, предусмотренных статьями 8.32, 11.16 КоАП РФ, совершенное в условиях особого противопожарного режима, влечет ответственность по ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ в виде административного штрафа для юридических лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей.

При квалификации действий ООО "Б" судья районного суда не учел факт введения особого противопожарного режима на территории г. Перми и то обстоятельство, что нарушение требований пожарной безопасности было допущено юридическим лицом в условиях данного режима, в связи с чем неправильно квалифицировал действия юридического лица по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ.

Санкция ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ предусматривает наказание юридического лица лишь в виде административного штрафа в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей и не предусматривает такой меры наказания, как административное приостановление деятельности.

В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", если при рассмотрении дела будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, судья может переквалифицировать действия (бездействие) лица на другую статью, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, при условии, что это не ухудшает положения лица, в отношении которого возбуждено дело, и не изменяет подведомственности его рассмотрения.

В таком же порядке может быть решен вопрос о переквалификации действий (бездействия) лица при пересмотре постановления или решения по делу об административном правонарушении.

Переквалификация действий лица при изменении постановления по делу об административном правонарушении предполагает решение вопроса об административной ответственности лица в соответствии с положениями иной статьи (части статьи) Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей состав правонарушения, совершенного этим лицом.

В соответствии с положениями ст. 30.1 КоАП РФ рассмотрение жалоб на постановления органов, должностных лиц и судей по делам об административных правонарушениях отнесено к подведомственности судов общей юрисдикции и арбитражных судов в зависимости от подсудности дел.

Поскольку при поступлении дела в Ленинский районный суд действия ООО "Б" были квалифицированы по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, рассмотрение которой отнесено к подведомственности суда общей юрисдикции, переквалификация действий юридического лица на ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ, рассмотрение которой отнесено к компетенции должностных лиц несудебных органов, возможна с учетом того, что назначаемое наказание будет мягче, и данное дело не относится к компетенции арбитражных судов.

Таким образом, постановление судьи районного суда было изменено в части квалификации действий ООО "Б" и назначенного ему наказания.

Действия юридического лица были квалифицированы по ч. 2 ст. 20.4 КоАП РФ, назначенное наказание в виде административного приостановления деятельности изменено на административный штраф в размере 20.000 рублей.

(Решение судьи краевого суда от 15 января 2010 года N 7-17-2010)

 

При рассмотрении дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, следует проверять основания и порядок проведения органом государственного пожарного надзора проверки в отношении юридического лица или индивидуального предпринимателя. В силу ч. 1 ст. 20 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" от 26 декабря 2008 года N 294-ФЗ результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований.

8 декабря 2009 года государственным инспектором по пожарному надзору г. Перми по Свердловскому району в отношении МДОУ "Детский сад" по результатам внеплановой проверки, проведенной на основании распоряжения N 590 от 7 декабря 2009 года, был составлен протокол N 818 об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ. В вину данному учреждению вменялось совершение 7 декабря 2009 года в его здании по адресу: г. Пермь, ул. Лихвинская, 114, а также в его филиале по ул. Казахская, 56, нарушений требований пожарной безопасности. В числе нарушений, выявленных в здании по ул. Лихвинской, 114, имелись такие, как отсутствие автоматической пожарной сигнализации и системы оповещения людей при пожаре, наличие горючих материалов на путях эвакуации, эксплуатация мест соединения проводов и кабелей с нарушенной изоляцией, не соответствие путей эвакуации нормативным требованиям и другие. Всего в данном здании, согласно протоколу об административном правонарушении, имелось 36 нарушений требований пожарной безопасности, а также в здании филиала - 10 нарушений.

Дело было передано на рассмотрение в Свердловский районный суд г. Перми с суждением о необходимости назначения наказания в виде административного приостановления деятельности помещений учреждения по адресу: г. Пермь, ул. Лихвинская, 114, в связи с созданием непосредственной угрозы возникновения пожара и угрозы безопасности жизни и здоровья людей.

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Перми от 23 декабря 2009 года МДОУ "Детский сад", расположенный по адресу: г. Пермь, ул. Лихвинская, 114, привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ в виде административного приостановления деятельности сроком на 90 суток.

Решением судьи краевого суда, вынесенным по жалобе МДОУ "Детский сад", постановление судьи районного суда было отменено в связи с существенным нарушением процессуальных требований, предусмотренных КоАП РФ, регламентирующих доказательства и порядок их оценки.

В соответствии с ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ нарушение требований пожарной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных статьями 8.32, 11.16 настоящего Кодекса, -

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

Признавая МДОУ "Детский сад" виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, судья районного суда посчитал установленным факт нарушения юридическим лицом требований пожарной безопасности в занимаемых им зданиях. В обоснование вывода о виновности учреждения судья сослался на протокол об административном правонарушении N 818 от 8 декабря 2009 года, составленный по результатам внеплановой проверки, проведенной 7 декабря 2009 года. При этом судья не учел, что в силу положений ст. 26.2 доказательствами по делу об административном правонарушении могут быть, в том числе, протокол об административном правонарушении и иные документы лишь в том случае, если они получены с соблюдением закона.

Согласно ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

При рассмотрении данного дела судья районного суда требования статей 1.6, 26.2 КоАП РФ не исполнил, поскольку им не была проверена законность действий должностного лица органа пожарного надзора по составлению 8 декабря 2009 года протокола об административном правонарушении и акта проверки.

Из материалов дела следует, что 7 декабря 2009 года старшим инспектором 10-ОГПН по Свердловскому району и поселку Новые Ляды было вынесено распоряжение N 590 о проведении плановой, выездной, документарной проверки с целью надзора за выполнением требований пожарной безопасности на основании ранее выданного предписания N 455 от 18 декабря 2009 года. Указанное в распоряжении основание проверки не могло быть отнесено к основанию проведения плановой проверки, а в силу п. 1 ч. 2 ст. 10 Федерального закона "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля" от 26 декабря 2008 года N 294-ФЗ являлось основанием для проведения внеплановой проверки.

Проверка была проведена 7 декабря 2009 года, что подтверждается актом проверки, протоколом об административном правонарушении и составленным предписанием N 590/1/1. Составленный по результатам проверки акт, а также сопроводительное письмо о направлении материалов дела на рассмотрение в суд содержат указание на то, что в отношении учреждения была проведена внеплановая проверка.

Между тем, на основании ч. 16 статьи 10 Федерального закона от 26 декабря 2008 года N 294-ФЗ о проведении внеплановой выездной проверки, за исключением внеплановой выездной проверки, основания проведения которой указаны в пункте 2 части 2 настоящей статьи, и внеплановой выездной проверки на предмет соблюдения требований статьи 11 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ "О защите конкуренции", юридическое лицо, индивидуальный предприниматель уведомляются органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля не менее чем за двадцать четыре часа до начала ее проведения любым доступным способом.

В материалах данного дела имеются сведения о том, что о проведении в отношении МДОУ "Детский сад" внеплановой выездной проверки законный представитель учреждения - заведующая С. была извещена 7 декабря 2009 года, то есть менее чем за 24 часа до проведения проверки.

В силу ч. 1 ст. 20 Федерального закона N 294-ФЗ результаты проверки, проведенной органом государственного контроля (надзора), органом муниципального контроля с грубым нарушением установленных настоящим Федеральным законом требований к организации и проведению проверок, не могут являться доказательствами нарушения юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем обязательных требований и подлежат отмене вышестоящим органом государственного контроля (надзора) или судом на основании заявления юридического лица, индивидуального предпринимателя.

Согласно пункта 1 части 2 статьи 20 данного Федерального закона к грубым нарушениям относится нарушение требований, установленных частью 16 (в части срока уведомления о проведении проверки) статьи 10 настоящего Федерального закона.

Таким образом, не дав оценки обстоятельствам проведения в отношении учреждения проверки и полученным результатам проверки, судья не привел доказательств наличия в действиях МДОУ "Детский сад" состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, в связи с чем постановление судьи было отменено с возвращением дела на новое рассмотрение в тот же суд, так как установленный ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения юридического лица к административной ответственности не истек.

(Решение судьи краевого суда от 25 января 2010 года N 7-40-2010)

 

Отмена постановления о назначении лицу штрафа исключает обязанность этого лица уплачивать штраф по данному постановлению.

Постановлением начальника ИФНС по Дзержинскому району г. Перми от 15 мая 2008 года К. привлечена к административной ответственности по статье 14.5 КоАП РФ с наложением на нее административного штрафа в размере 3 000 рублей.

28 июля 2008 года должностным лицом ИФНС в отношении К. составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ в связи с тем, что она не уплатила взысканный на основании постановления от 15 мая 2008 года административный штраф в установленный ч. 5 ст. 32.2 КоАП РФ срок.

Постановлением мирового судьи от 25 августа 2008 года индивидуальный предприниматель К. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, с назначением административного наказания в виде штрафа в размере 6 000 рублей. В порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ постановление мирового судьи не пересматривалось.

Часть 1 ст. 20.25 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за неуплату административного штрафа в срок, предусмотренный Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Согласно ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее тридцати дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных ст. 31.5 КоАП РФ.

Признавая К. виновной в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ, мировой судья исходил из установленного факта неуплаты индивидуальным предпринимателем штрафа по постановлению от 15 мая 2008 года.

Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 1.5 КоАП РФ лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, рассмотревшим дело. В нарушение данного требования мировой судья не устанавливал, получена ли К. копия постановления должностного лица от 15 мая 2008 года, было ли обжаловано данное постановление в соответствии с правилами подведомственности в арбитражный суд и вступило ли оно в законную силу. Какие-либо выводы об этом в постановлении мирового судьи отсутствуют. Между тем данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного рассмотрения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

В ходе проверки в порядке надзора доводов жалобы установлено, что постановление начальника ИФНС по Дзержинскому району г. Перми от 15 мая 2008 года отменено решением Арбитражного суда Пермского края от 20 октября 2008 года в связи с недоказанностью вины К. в совершении административного правонарушения. Последующими постановлениями Семнадцатого арбитражного апелляционного суда и Федерального арбитражного суда Уральского округа указанное решение Арбитражного суда Пермского края оставлено без изменения.

При таких обстоятельствах с учетом ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ бездействие индивидуального предпринимателя К., выразившееся в неуплате штрафа по постановлению должностного лица, не образуют состав правонарушения, поскольку обязанность по уплате штрафа у нее отсутствовала.

Постановлением заместителя председателя Пермского краевого суда постановление мирового судьи отменено, производство по делу прекращено в связи с отсутствием в действиях К. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ.

(Постановление от 30 июля 2009 года N 44а-591-2009)

 

Ответы на вопросы

 

Вопрос 1: Какие определения, выносимые судьями районных (городских) судов по жалобам на постановления мировых судей могут быть пересмотрены в порядке ст. 30.9 КоАП РФ как не вступившие в законную силу?

Ответ: В соответствии со ст. 30.9 КоАП РФ, пунктом 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" если дело об административном правонарушении рассматривалось мировым судьей, судьей районного суда или гарнизонного военного суда, то их постановление может быть обжаловано в порядке, установленном ст. 30.2-30.8 КоАП РФ, только в вышестоящий суд: соответственно в районный (городской) суд либо в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, автономной области, автономного округа, окружной (флотский) военный суд (п. 1 ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ). Возможность обжалования в таком же порядке решения судьи вышестоящего суда ст. 30.9 КоАП РФ не предусматривает, оно вступает в законную силу немедленно после вынесения (п. 3 ст. 31.1 КоАП РФ). В дальнейшем возможен только пересмотр вступивших в законную силу постановлений и решений по делам об административных правонарушениях в порядке, предусмотренном статьями 30.12-30.19 КоАП РФ, регламентирующими порядок обжалования постановлений по делам об административных правонарушениях в порядке надзора.

При этом согласно ч. 1 ст. 30.14 КоАП РФ в порядке надзора жалоба подается, протест приносится непосредственно в суд надзорной инстанции. В соответствии со ст. 30.15 КоАП РФ при поступлении жалобы (протеста) в суд надзорной инстанции судьей разрешается вопрос о ее принятии к рассмотрению или возврате жалобы (протеста) с вынесением соответствующего определения.

Таким образом, определения, выносимые судьей районного (городского) суда по результатам разрешения вопроса о принятии жалоб на постановления мирового судьи, вступают в законную силу с момента их вынесения.

 

Вопрос 2: С какого момента следует исчислять срок для уплаты штрафа, установленный ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ?

Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее тридцати дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения срока отсрочки или срока рассрочки, предусмотренных статьей 31.5 КоАП РФ.

Согласно п. 1 ст. 31.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении вступает в законную силу после истечения срока, установленного для обжалования постановления по делу об административном правонарушении, если указанное постановление не было обжаловано или опротестовано.

В силу ч. 1 ст. 30.3 КоАП РФ жалоба на постановление по делу об административном правонарушении может быть подана в течение десяти суток со дня вручения или получения копии постановления.

Таким образом, момент вступления в силу постановления о наложении административного штрафа, с которого у лица, привлеченного к административной ответственности, возникает обязанность в добровольном порядке уплатить штраф в течение 30 дней, определяется днем истечения десятидневного срока для его обжалования (опротестования). При этом следует исходить из наличия реальных сведений о времени получения названного постановления, а не из предполагаемой возможности получения его лицом с учетом времени на почтовую пересылку и трехдневного срока, установленного ч. 2 ст. 29.11 КоАП РФ для направления копии постановления, который не является пресекательным.

Вопрос 3: По каким статьям КоАП РФ могут быть квалифицированы правонарушения лиц, участвующих в исполнительном производстве?

Ответ: Исходя из толкования статей 23.1, 23.68 и п. 77 ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ судебным приставом-исполнителем Федеральной службы судебных приставов РФ в отношении лиц, участвующих в исполнительном производстве, могут быть возбуждены дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 17.8, 17.14, 17.15, а также ч. 1 ст. 19.4, ч. 1 ст. 19.5, ст. 19.6 и 19.7 КоАП РФ.

Между тем, следует учитывать, что составы административных правонарушений, предусмотренных статьями 17.8, 17.14, 17.15 КоАП РФ являются специальными по отношению к статьям главы 19 КоАП РФ и при квалификации деяния лица, участвующего в исполнительном производстве, следует выяснять, не подпадает ли противоправное деяние, с учетом его субъектного состава и объективной стороны (действия, бездействия), под составы правонарушений в сфере принудительного исполнения судебных актов, актов других органов и должностных лиц, ответственность за которые предусмотрена приведенными выше нормами главы 17 КоАП РФ.

При этом следует учитывать, что рассмотрение правонарушений, предусмотренных частями 1 и 3 ст. 17.14 и ст. 17.15 КоАП РФ, относится к исключительной компетенции соответствующих должностных лиц Федеральной службы судебных приставов, что исключает переквалификацию вмененного административного правонарушения судьей, рассматривающим дело. Такая переквалификация возможна только при рассмотрении жалобы на постановление в порядке ст. 30.2-30.8 КоАП РФ.

 

Судебный состав по рассмотрению

гражданских дел в качестве суда

первой инстанции и дел об

административных правонарушениях

в порядке ст. 30.2-30.9 КоАП РФ

судебной коллегии по гражданским

делам Пермского краевого суда

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018