| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПРЕЗИДИУМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 июня 2010 г. по делу N 44у-2240

 

Судья Крутских С.В.

Судебная коллегия:

Рудаков Е.В. - докладчик

Гагарина Г.Е.

Патракова Н.Л.

 

Президиум Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Куницына А.В.

членов президиума: Бузмаковой О.Н., Суркова П.Н., Яркова В.М., Елисеевой Е.Н.

при секретаре О.;

рассмотрев надзорную жалобу осужденного Ч. о пересмотре приговора Чердынского районного суда Пермского края от 12 февраля 2010 года и определения судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 30 марта 2010 года, которым

Ч., <...> рождения, уроженец <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управления транспортными средствами на 3 года.

Постановлено взыскать с Ч. в пользу ФИО2 в счет компенсации морального вреда 400 000 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 30 марта 2010 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Смоловик Л.В. по материалам дела, изложившей доводы надзорной жалобы и мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Пермского края Малышевой Л.Н., президиум

 

установил:

 

Ч. признан виновным в том, что 22 мая 2009 года около 01 часа ночи, нарушив требования пунктов 2.7, 2.1.1, 10.1 Правил дорожного движения Российской Федерации, управлял принадлежащим ему автомобилем <...> государственный <...> в состоянии алкогольного опьянения, не имея права управления транспортными средствами, двигаясь со скоростью, которая не обеспечивала возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил дорожного движения, на 34 километре автодороги <...>, не справился с управлением автомобилем, допустил его съезд в кювет и опрокидывание, что повлекло по неосторожности смерть пассажира автомобиля ФИО1.

В надзорной жалобе осужденный Ч. просит изменить состоявшиеся судебные решения, переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 264 УК РФ и снизить размер наказания или назначить его с применением ст. 73 УК РФ условно, а также снизить размер возмещения морального вреда. Утверждает, что доказательств управления им автомобилем в состоянии алкогольного опьянения не имеется, медицинское освидетельствование не проводилось; свидетель ФИО3 в суде показал, что спиртное он не употреблял, свои показания, данные на предварительном следствии, не подтвердил; показания свидетеля ФИО4 о нахождении его в состоянии алкогольного опьянения противоречивы, этот свидетель сам находился в состоянии алкогольного опьянения и не мог объективно оценить его состояние; свидетель ФИО5 является родственницей потерпевшей, то есть заинтересованным лицом; показания этих свидетелей опровергаются показаниями свидетелей ФИО6, ФИО7 и ФИО8, а также выпиской из медицинского учреждения и медицинской картой, из которых следует, что он на момент обращения в больницу был трезв. Считает, что суд необоснованно, вопреки требованиям ст. 6 УК РФ указал на нарушении им п. 2.1.1 Правил дорожного движения, так как за данное нарушение он привлечен к административной ответственности; нарушения п. 10.1 Правил дорожного движения он не допускал, ехал с разрешенной на данном участке автодороги скоростью, причиной аварии явилось то обстоятельство, что при наезде левого переднего колеса его автомобиля на выбоину, оно лопнуло, и автомобиль занесло, его показания в данной части подтверждаются показаниями свидетелей ФИО8, ФИО9, а также заключением эксперта, проводившего автотехническую экспертизу. Обращает внимание на то, что протокол осмотра места происшествия и схема аварии по показаниям сотрудников милиции ФИО10 и ФИО11 составлены в его отсутствие и отсутствие других лиц, спустя продолжительное время после происшествия, лица, указанные в них качестве понятых в действительности не существуют, в связи с чем данные доказательства являются недопустимыми, суд в удовлетворении ходатайства об исследовании данного обстоятельства безмотивно отказал и в нарушение требований ст. 271 УПК РФ какого-либо решения по данному вопросу не принял. Также ссылается на то, что к моменту повторного судебного разбирательства исчез диск колеса, признанный по делу вещественным доказательством. Считает, что приговор суда основан на предположениях, в нарушение ст. 307 УПК РФ суд в приговоре не дал оценки противоречиям в показаниях и заключениях эксперта, а также нарушил принцип равенства сторон на справедливое судебное разбирательство. Обращает внимание на то, что при постановлении нового приговора ему было назначено более суровое наказание, несмотря на то, что государственный обвинитель в возражениях на его кассационную жалобу просил оставить приговор части назначенного наказания без изменения, указав, что суд принял законное и обоснованное решение; кроме того, суд не учел, что потерпевшая просила не назначать ему наказание, связанное с реальным лишением свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит приговор суда и определение судебной коллегии подлежащими изменению.

Установленные в судебном заседании фактические обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, во время которого автомобиль под управлением Ч. на 34 километре автодороги <...> съехал с проезжей части в кювет и опрокинулся, в результате чего пассажир автомобиля ФИО1 погиб, в жалобе осужденным не оспариваются.

Вопреки доводам надзорной жалобы осужденного, выводы суда о его виновности в совершении преступления подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, проверенных и оцененных судом по правилам ст. 87, 88 УПК РФ, с приведением в приговоре убедительных мотивов по которым суд принял одни доказательства, положив их в основу приговора, и отверг другие.

Суд обоснованно отверг показания осужденного об отсутствии у него алкогольного опьянения во время дорожно-транспортного происшествия, поскольку они опровергаются подробными и последовательными показаниями свидетеля - очевидца ФИО5, согласно которым 21 мая 2009 года после 18 часов Ч. совместно с ней и другими сотрудниками "ОРГАНИЗАЦИЯ" в течение часа употреблял спиртное - водку.

Показания ФИО5 согласуются с принятыми судом показаниями свидетеля - очевидца ФИО3, данными им в ходе предварительного следствия, согласно которым, Ч., как и все остальные, принимавшие участие в мероприятии "Зарница", находился в небольшой степени алкогольного опьянения. После того, как Ч. вернулся от продуктовых ларьков, по его виду было видно, что он еще употреблял спиртное.

Суд правильно положил в основу приговора данные показания свидетеля ФИО3, мотивировав свое решение в приговоре, и дав надлежащую оценку изменению им показаний в судебном заседании.

Показания данных свидетелей подтверждаются показаниями свидетеля ФИО4, который случайно оказался на месте дорожно-транспортного происшествия, видел, что водитель ходил вокруг автомашины, в которой находился пассажир. По внешнему виду Ч., по его разговору с отцом, по смазанной, невнятной речи, шаткой походке, он понял, что виновник происшествия находился в состоянии алкогольного опьянения.

Поскольку указанные показания согласуются друг с другом, существенных противоречий не имеют, доводы осужденного об оговоре его со стороны свидетеля ФИО5 и ее заинтересованности в исходе дела, о необъективной оценке его состояния свидетелем ФИО4, являются явно надуманными.

Ссылка Ч. на то, что показания указанных свидетелей опровергаются показаниями свидетелей ФИО7, ФИО6, ФИО8 и представленными на его имя медицинскими документами, не состоятельна. Из показаний свидетелей ФИО7, ФИО6 и ФИО8 следует, что, не отрицая факта употребления Ч. совместно с ними спиртных напитков, они поясняли, что не видели, употреблял ли он спиртное.

В выписке из медицинской карты и в амбулаторной карте также не содержится данных о том, что на момент обращения в больницу Ч. был трезв, из них лишь следует, что на момент обращения Ч. в больницу, последовавшего спустя несколько часов после дорожно-транспортного происшествия, запаха алкоголя изо рта нет, в позе Ромберга неустойчив. Данные документы не ставят под сомнение принятые судом показания свидетелей и вывод суда о совершении Ч. дорожно-транспортного происшествия в состоянии алкогольного опьянения.

Вывод суда о том, что осужденный 22 мая 2009 года управлял автомобилем, не имея на это соответствующего права, и в связи с этим о нарушении им п. 2.1.1 ПДД РФ является правильным, поскольку согласно постановлению мирового судьи судебного участка N 123 Чердынского муниципального района Пермского края от 27 ноября 2008 года Ч. за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев.

Доводы осужденного о том, что он дважды привлечен к ответственности за одно и то же нарушение основаны на неверном понимании ст. 6 УК РФ, согласно которой никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

По приговору Ч. осужден за нарушение правил дорожного движения при управлении автомобилем в состоянии опьянения, повлекшем по неосторожности смерть человека, а по протоколу об административном правонарушении от 22 мая 2009 года Ч. привлечен к административной ответственности за управление автомобилем лицом, лишенным права управления транспортным средством.

Поэтому, факт привлечения Ч. к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.7 КоАП РФ за совершение им административного правонарушения, не свидетельствует о необоснованности привлечения его к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ.

Доводы осужденного о том, что нарушений п. 10.1 ПДД РФ он не допускал, ехал с разрешенной на данном участке автодороги скоростью, а причиной аварии явилось то, что при наезде левого переднего колеса его автомобиля на выбоину, оно лопнуло и автомобиль занесло, судом обоснованно отвергнуты, как несостоятельные.

Вывод суда в данной части подтверждается протоколами осмотра места происшествия от 22 мая 2009 года и 19 октября 2009 года, согласно которым на участке автодороги <...> в районе километрового столба 34 следов шин не имеется, след колеса автомобиля имеется на обочине, дорожное покрытие имеет незначительные дефекты в виде одиночных трещин.

По заключению эксперта от 27 августа 2009 года, при изучении внутренней полости шины каких-либо следов разрушения нитей корда, указывающих на то, что непосредственно перед опрокидыванием автомобиль двигался на спущенном колесе, не обнаружено, повреждение на шине переднего левого колеса автомобиля <...> вероятнее всего образовано после съезда автомобиля в кювет, в результате контакта с каким-либо острым предметом.

Указанные доказательства в совокупности с показаниями свидетелей ФИО10 и ФИО11 об обстоятельствах производства ими осмотра места происшествия, свидетеля ФИО12 о состоянии дорожного покрытия и другими исследованными судом доказательствами, полностью опровергают версию осужденного о том, что причиной аварии стало повреждение колеса вследствие наезда на выбоину и заноса автомобиля, а также его доводы о наличии на дорожном покрытии следов от покрышки и обода колеса.

Оснований для признания схемы и протокола осмотра места дорожно-транспортного происшествия недопустимыми доказательствами не имеется. Первоначальный осмотр места происшествия, датированный 22 мая 2009 года, проведен спустя два часа после дорожно-транспортного происшествия, уполномоченным на то должностным лицом, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с составлением соответствующего протокола, в присутствии двух понятых, которые удостоверили своими подписями факт производства следственного действия и правильность данных, внесенных в протокол и схему.

Факт отсутствия Ч. при проведении следственного действия не свидетельствует о его незаконности, поскольку тот к моменту его проведения покинул место дорожно-транспортного происшествия и, кроме того, спустя несколько часов, в тот же день, подтвердил правильность составленной схемы ДТП, поставив в ней свою подпись.

Ссылка осужденного в жалобе на то, что согласно показаниям свидетелей ФИО10 и ФИО11 схема и протокол осмотра места происшествия ими были составлены не в день аварии, а позднее, являются необоснованными, поскольку свидетели, напротив последовательно утверждали, что данное следственное действие было проведено своевременно, на месте происшествия, в присутствии двух понятых, остановленных ими ночью на дороге, личность которых была установлена со слов последних.

Доводы осужденного о том, что суд безмотивно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проверке информации о существовании лиц, указанных в качестве понятых в протоколе осмотра места происшествия, а также не принял процессуальное решение по данному ходатайству, являются несостоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания, суд, выслушав мнения участников судебного разбирательства по заявленному адвокатом ходатайству, в том числе мнение осужденного, не поддержавшего его, мнение потерпевшей, не настаивавшей на его удовлетворении, а также мнение прокурора, полагавшего заявленное ходатайство необоснованным, принял решение об отказе в удовлетворении заявленного защитником ходатайства.

Оснований для принятия отдельного процессуального решения по разрешенному ходатайству у суда не имелось, поскольку в ч. 2 ст. 256 УПК РФ приведен исчерпывающий перечень вопросов, разрешаемых судом во время судебного заседания, по которым суд удаляется в совещательную комнату и принимает решение в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьей. Заявленное стороной защиты ходатайство о направлении запроса в ПВС г. Березники в отношении понятых не относится к данному перечню вопросов и не требует вынесения по нему отдельного процессуального решения.

Доводы Ч. о том, что он ехал с разрешенной на данном участке автодороги скоростью 85-90 км/час, не свидетельствуют об отсутствии в его действиях нарушений п. 10.1 Правил дорожного движения, поскольку, как правильно указал суд, скорость, с которой он двигался, с учетом дорожных и метеорологических условий, в частности, видимости в направлении движения, не обеспечила ему возможности постоянного контроля за движением транспортного средства, что в совокупности с вышеуказанными нарушениями Правил дорожного движения привело к дорожно-транспортному происшествию и гибели пассажира его автомобиля ФИО1.

Таким образом, оценив в совокупности исследованные доказательства в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ч. в нарушении указанных в приговоре пунктов Правил дорожного движения РФ, которые явились причиной дорожно-транспортного происшествия, повлекшего причинение по неосторожности смерти ФИО1, и дал правильную юридическую оценку его действиям, квалифицировав их по ч. 4 ст. 264 УК РФ. Оснований для их переквалификации на ч. 3 ст. 264 УК РФ не имеется.

Исчезновение диска колеса к моменту повторного судебного разбирательства по делу, на которое ссылается осужденный, не повлияло на обоснованность выводов суда.

Доводы Ч. о том, что суд при назначении ему наказания не учел мнение потерпевшей, а также то, что при повторном рассмотрении дела незаконно назначил ему более строгое наказание, поскольку государственный обвинитель в возражениях на его кассационную жалобу просил оставить приговор без изменения в части назначенного наказания, являются необоснованными.

Принимая решение о назначении осужденному наказания, суд не связан мнением сторон о его виде и размере, просьба потерпевшей об условном осуждении не является основанием для назначения наказания без реального его отбывания.

Кроме того, из имеющихся в материалах дела возражений государственного обвинителя на кассационную жалобу адвоката, поданную в защиту интересов осужденного Ч. на приговор от 23 ноября 2009 года, следует что сторона обвинения полагала приговор суда не подлежащим изменению или отмене по доводам кассационной жалобы и, вопреки доводам жалобы осужденного, не просила оставить приговор в части назначенного осужденному наказания без изменения. Вместе с тем государственным обвинителем было подано кассационное представление на указанный приговор, в котором был поставлен вопрос о его отмене в связи с чрезмерной мягкостью назначенного Ч. наказания, которое и было удовлетворено судебной коллегией по уголовным делам Пермского краевого суда.

Вопрос о компенсации морального вреда потерпевшей ФИО2 судом разрешен в соответствии с положениями ст. 151 ГК РФ. При определении его размера судом учтены обстоятельства преступления, степень нравственных страданий потерпевшей в связи с потерей сына, а также требования разумности и справедливости.

Таким образом, оснований для удовлетворения доводов жалобы осужденного не имеется.

Вместе с тем, президиум полагает, что состоявшиеся в отношении Ч. судебные решения подлежат изменению на основании ст. 382 УПК РФ, в связи с нарушением требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Суд признал Ч. виновным в нарушении Правил дорожного движения лицом, управляющим автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Обсуждая вопрос о назначении осужденному наказания, суд указал в приговоре, что он не усматривает по делу отягчающих наказание обстоятельств. Вместе с тем, при назначении наказания сослался на то, что он принимает во внимание общественную опасность совершенного Ч. преступления в состоянии алкогольного опьянения.

Между тем, совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, является обязательным признаком объективной стороны состава преступления, за которое осужден Ч., и в соответствии с ч. 2 ст. 63 УК РФ не может дополнительно учитываться при назначении наказания. Поэтому президиум находит, что указание суда на данное обстоятельство, учтенное при назначении наказания, которое по существу признано судом отягчающим, подлежит исключению из приговора.

Внесенные в приговор изменения являются основанием для смягчения осужденному наказания, пределы которого президиум определяет в совокупности с фактическими обстоятельствами преступления, за которое он осужден, его характера и степени общественной опасности, данных о его личности.

Принимая во внимание характер и степень общественной опасности совершенного Ч. преступления, обстоятельства его совершения, а также данные, характеризующие личность виновного, президиум полагает, что оснований для применения ст. 73 УК РФ и назначения наказания условно не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 408-410 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорную жалобу осужденного Ч. удовлетворить частично.

Приговор Чердынского районного суда Пермского края от 12 февраля 2010 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 30 марта 2010 года в отношении Ч. изменить:

- исключить из приговора указание на совершение Ч. преступления в состоянии алкогольного опьянения, как на обстоятельство, учтенное при назначении наказания;

- наказание, назначенное ему по ч. 4 ст. 264 УК РФ снизить до 2 лет 9 месяцев лишения свободы с лишением права управления транспортными средствами на три года, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

 

Председательствующий

А.В.КУНИЦЫН

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018