| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 июля 2010 г. по делу N 22-4902

 

Судья Катырева С.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Белозерова В.А., судей Пепеляевой А.Т., Кодочигова С.Л., с участием прокурора Кочетовой Е.А., потерпевшей ФИО2, представителя потерпевшей адвоката Моденовой Л.М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационное представление и дополнение к нему государственного обвинителя заместителя прокурора Частинского района Пермского края Макаренкова А.Н., кассационную жалобу и дополнение к ней потерпевшей ФИО2, кассационную жалобу и дополнение к ней представителя потерпевшей Моденовой Л.М., кассационную жалобу гражданского истца ФИО4 на приговор Частинского районного суда Пермского края от 27 мая 2010 года, которым

Б., <...> рождения, уроженец <...>, не судимый,

оправдан по обвинению предусмотренному ч. 2 ст. 264 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года N 63-ФЗ) за отсутствием в его деянии состава преступления.

Постановлено признать за гражданским истцами право на удовлетворение исковых требований и вопрос о размере возмещения передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Кодочигова С.Л., мнение прокурора Кочетовой Е.А. поддержавшей доводы кассационного представления, выступления потерпевшей ФИО2, представителя потерпевшего Моденовой Л.М. в поддержание доводов жалоб об отмене приговора, представителя оправданного адвоката Горбунова В.А., об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года N 63-ФЗ), по обвинению в том, что он, 9 февраля 2009 года около 8 часов 40 минут, управляя автомобилем марки <...> государственный регистрационный знак <...> и, двигаясь по ул. <...>, нарушил п. 10.1 Правил дорожного движения РФ, превысил установленное ограничение скорости и располагая технической возможностью предотвратить дорожно-транспортное происшествие, совершил наезд на пешехода ФИО1, <...> рождения, причинив ей тяжкие телесные повреждения по признаку опасности для жизни. От полученных повреждений ФИО1 скончалась в реанимации МСЧ N 9 г. Перми 21 февраля 2009 года.

В кассационном представлении государственный обвинитель Макаренков А.Н. просит отменить приговор, указывая на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также на нарушение уголовно-процессуального закона. По мнению государственного обвинителя доказательства, исследованные судом, указывают, что при должном внимании и соблюдении Правил дорожного движения Б. располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода с расстояния, когда пешеход начал движение в опасном направлении. При этом, вопреки требованиям п. 10.1 ПДД Б. не снизил скорость до значения, обеспечивающего ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, а при возникновении опасности не принял своевременных мер к остановке транспортного средства путем торможения. Вопреки выводам суда в действиях Б. имеется вина в форме небрежности. Суд не привел в приговоре и не дал оценки части доказательств, представленных стороной обвинения. В своем решении суд ссылается на определение суда кассационной инстанции и ранее отмененные приговоры. При рассмотрении дела допущена односторонняя, в пользу подсудимого, оценка доказательств. Суд не мотивировал, по каким основаниям он отверг одни доказательства и взял за основу приговора другие. Провозглашение приговора состоялось в период с 22 до 23 часов 20 минут, в связи с чем были нарушены права потерпевших которые на оглашении приговора не присутствовали.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевшая ФИО2 просит отменить приговор суда. Указывает, на вынесение приговора незаконным составом суда, поскольку судья Катырева С.В. является по делу свидетелем. Считает, что судьей нарушены принципы справедливости и беспристрастности при осуществлении правосудия и ее процессуальные права. По мнению потерпевшей имеется личная заинтересованности судьи в исходе дела. Выводы, которые сделал суд, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Из пояснений подсудимого следует, что он не видел ее дочь, так как не следил за дорогой. В действиях водителя Б. имеется нарушение Правил дорожного движения, поскольку он был в состоянии обнаружить возникновение опасности для движения. Условия проведенного судом следственного эксперимента отличаются от реальных. Эксперты ФИО5 и ФИО6 были допрошены в судебном заседании в качестве свидетелей и не могли участвовать в проведении комиссионной экспертизы. Не согласна с решением принятым в отношении гражданского иска.

Представитель потерпевшей адвокат Моленова Л.М. просит отменить приговор суда и направить дело на новое рассмотрение в иной суд Пермского края. Кроме того, адвокат просит отменить постановления суда от 17 февраля 2010 года и 26 мая 2010 года об отказе в удовлетворении ходатайств об отводе судьи и частное постановление от 27 мая 2010 года. По ее мнению приговор вынесен незаконным составом суда, поскольку судья выражала свое мнение по делу до его рассмотрения, являлась свидетелем по делу, так как проезжала по месту происшествия после ДТП, перед допросом свидетелей давала информацию об исследованных доказательствах, проявляла нетактичное отношение к потерпевшим. Суд исказил в приговоре показания подсудимого, неверно указав последовательность его действий при обнаружении опасности для дорожного движения, не выяснил, что помешало ему вовремя заметить потерпевшую. Судебный процесс проведен односторонне, некорректно по отношению к потерпевшим. Необоснованно подвергнуты сомнению показания свидетелей ФИО7 и ФИО8, не дана оценка показаниям экспертов ФИО6 и ФИО5, в приговоре дана оценка показаниям свидетеля ФИО9, которая в данном судебном заседании не допрашивалась.

Гражданский истец ФИО10 указывает, что действия Б. не соответствовали Правилам дорожного движения. Условия проведенного судом следственного эксперимента и заключение комиссионной автотехнической экспертизы не соответствуют обстоятельствам происшествия. Поведение судьи в процессе было нетактичным. Не согласна с решением принятым в отношении гражданского иска.

В возражениях на кассационное представление и кассационные жалобы оправданный Б. указывает, что приговор суда законным и обоснованным, просят оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, жалоб и возражения на жалобы, выслушав эксперта ФИО5, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также в связи с нарушением норм процессуального права.

Принимая решение об оправдании Б. суд исходил в первую очередь из показаний подсудимого и заключения комиссионной автотехнической экспертизы.

Однако, как следует из пояснений эксперта ФИО5 при проведении всех состоявшихся экспертиз в них были заложены некорректные исходные данные, полученные с нарушением условий необходимых для проведения следственного эксперимента. Эти данные использованы при формировании заключения.

При указанных обстоятельствах заключения экспертов являются недопустимыми доказательствами. Принятие судом в основу приговора заключения экспертов N 228/43-1 от 12 мая 2010 года в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на выводы суда о фактических обстоятельствах дела и является основанием для отмены приговора.

Из п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 года N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" следует, что при решении вопроса о технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия судам следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить.

При анализе доказательств наличия либо отсутствия у водителя технической возможности предотвратить дорожно-транспортное происшествие в условиях темного времени суток или недостаточной видимости следует исходить из того, что водитель в соответствии с пунктом 10.1 Правил должен выбрать скорость движения, обеспечивающую ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

Из исследованных в судебном заседании доказательств усматривается, что на момент дорожно-транспортного происшествия с учетом времени суток, метеорологических условий, характеристик местности, пешеход, находящийся на обочине виден с расстояния более 50 метров.

Вопреки этому Б. утверждал, что он увидел девочку на проезжей части дороги только с расстояния 4-6 метров. Из показаний ФИО3 находившейся на переднем пассажирском сидении автомобиля следует, что стоящую на обочине девочку она увидела за 10 метров.

Вместе с тем, свидетель ФИО8 поясняла суду, что примерно в 10 метрах впереди нее по тропинке шел человек, который вышел на проезжую часть, осмотрелся по сторонам и начал переходить дорогу под углом. Затем она услышала звук тормозов, треск, увидела, что машина переезжает со встречной полосы на свою.

Из показаний свидетеля ФИО7, которые в приговоре не приведены, но вместе с тем отвергнуты судом, следует, что находясь на передней площадке автобуса <...> двигавшегося следом за автомашинами "<...>" и "<...>" он примерно за 100 метров видел идущего по обочине дороги человека. Затем ослабил внимание и впоследствии обратил внимание только на то, что полетел портфель или сумка.

Указанным показаниям суд не дал надлежащей оценки с учетом положений ч. 3 ст. 26 УК РФ из которой следует, что преступление следует признавать совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Указанное требование закона судом не выполнено. Суд не привел в приговоре и не дал оценку протоколу осмотра транспортного средства, заключению судебно медицинского эксперта по трупу ФИО1. Не дано надлежащей мотивировки по каким основаниям суд отвергает показания свидетеля ФИО7.

При рассмотрении дела ряд свидетелей защиты и обвинения такие как ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО7 были допрошены с нарушением требований ч. 3 ст. 278 УПК РФ, что отразилось на объективности исследования обстоятельств преступления. Свидетели ФИО5 и ФИО6 допрошены без рассмотрения и разрешения судом ходатайства об этом.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора должны быть изложены обстоятельства уголовного дела, установленные судом. В приговоре по настоящему делу таких обстоятельств не изложено.

Согласно п. 4 ст. 304 УПК РФ во вводной части приговора должны указываться фамилия, имя и отчество подсудимого, дата и место его рождения и иные данные о личности, имеющие значение для уголовного дела. Указанное требование закона при рассмотрении судом дела в отношении Б. соблюдено не было.

Решение суда в части гражданского иска не соответствует ч. 2 ст. 306 УПК РФ из которой следует, что при постановлении оправдательного приговора во всех случаях за исключением оправдания в связи с отсутствием события преступления, и за непричастностью подсудимого к совершению преступления гражданский иск подлежит оставлению без рассмотрения.

В силу ч. 1 ст. 385, ст. 379, ч. 1 ст. 381 УПК РФ оправдательный приговор подлежит отмене вследствие несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые путем ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Доводы представителя потерпевшей - адвоката Моленовой Л.М. в части отмены постановлений суда от 17 февраля 2010 года и 26 мая 2010 года об отказе в удовлетворении ходатайств об отводе судьи являются несостоятельными.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случае, если он является свидетелем по делу, принимал участие в рассмотрении дела, имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он прямо или косвенно заинтересован в исходе дела.

В материалах дела не содержится данных указывающих на обстоятельства, препятствующие судье принимать участие в его рассмотрении. Ходатайства судьей были рассмотрены, обоснованно отклонены, о чем вынесены мотивированные постановления в порядке, установленном ст. 65 УПК РФ. Кроме того, заявления об отводе поданы без учета требований ч. 2 ст. 64 УПК РФ согласно которой отвод судье заявляется до начала судебного следствия.

Поскольку при рассмотрении дела судом допущены существенные нарушения закона, решение суда первой инстанции об оправдании Б. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Частинского районного суда Пермского края от 27 мая 2010 года в отношении Б. отменить. Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

В.А.БЕЛОЗЕРОВ

 

Судьи

А.Т.ПЕПЕЛЯЕВА

С.Л.КОДОЧИГОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018