| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 июля 2010 г. по делу N 33-5915

 

Судья Бузмакова О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: Председательствующего Бузмаковой Ольги Владимировны и судей Ворониной Е.И., Нечаевой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 13 июля 2010 года дело по кассационной жалобе Я. на заочное решение Ленинского районного суда г. Перми от 13 мая 2010 года, которым постановлено:

Взыскать с Я. в пользу С. ущерб, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере 244 757 рублей 91 копейки, судебные расходы: по нотариальному удостоверению доверенности в размере 600 рублей, по оплате услуг представителя в размере 4 000 рублей, по оплате государственной пошлины в размере 4 047 рублей 58 копеек, а всего - 252 805 рублей 49 копеек.

С. во взыскании с Я. судебных расходов по оплате услуг представителя в остальной части отказать.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Бузмаковой О.В., пояснения представителя ответчика Я. - В., истца С., ее представителя

- М., судебная коллегия

 

установила:

 

С. обратилась в суд с иском к Я. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере 244 757 рублей 91 копейки, из которых: 186 613 рублей - разница между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля в размере 306 613 рублей и выплаченным страховым возмещением в размере 120 000 рублей, 44 690 рублей 71 копейка - величина утраты товарной стоимости автомобиля, 5 600 рублей

услуги специалиста по определению стоимости восстановительного ремонта, 1500 рублей - услуги специалиста по определению размера утраты товарной стоимости автомобиля, 1300 рублей

услуги эвакуатора, 2 870 рублей и 1 350 рублей - услуги стоянки, 200 рублей 90 копеек и 213 рублей 30 копеек - услуги электросвязи, 420 рублей - услуги размещения рекламы.

Также истец просила взыскать с ответчика судебные расходы: по нотариальному удостоверению доверенности в размере 600 рублей, по оплате услуг представителя в размере 4 000 рублей, по оплате государственной пошлины в размере 4 047 рублей 58 копеек.

В обоснование своих требований указала, что указанный ущерб причинен ей в результате ДТП, произошедшего 29.09.2009 г. в 12 часов 05 минут на регулируемом перекрестке <...>, на который ответчик, управляя автомобилем "марка", гос. номер <...>, и двигаясь по <...> выехала на запрещающий красный сигнал светофора, допустив столкновение с ее (истца) автомобилем "марка", гос. номер <...>, двигавшимся по перекрестку, в результате столкновения ее (истца) автомобиль получил значительные механические повреждения, сотрудниками ГИБДД Свердловского района г. Перми собраны документы, подтверждающие нарушение водителем Я. Правил дорожного движения. Ответственность Я. на момент ДТП застрахована в ООО <...> по страховому полису ВВВ N <...>, страховая компания на ее (истца) заявление о выплате страхового возмещения выплатила ей 120 000 рублей в октябре 2009 г. Претензия в адрес ответчика о возмещении материального ущерба в полном объеме оставлена без ответа.

В судебном заседании истец на заявленном иске настаивала. Представитель истца в судебном заседании просил иск удовлетворить.

Ответчик, извещенная надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела, в суд не явилась, своего мнения по иску не выразила.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе ответчик Я., ссылаясь на то, что решение суда является незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены материалами дела. При установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, суд первой инстанции руководствовался документами, не имевшими юридической силы. В частности, в заочном решении суд ссылается на постановление о привлечении ответчика к административной ответственности от 08.10.2009 г., которое было отменено еще 12.04.2010 г. решением Свердловского районного суда г. Перми. Информация об этом до суда доводилась, но во внимание им так и не была принята.

Виновность ответчика в совершении ДТП, по мнению суда, вытекает из показаний свидетеля Г. который считает, что автомобиль ответчика выехал на перекресток, на запрещающий сигнал светофора. Несмотря на то, что ни чем не подтвержденное мнение <...> опровергается показаниями двух других свидетелей ДТП, опрошенных Свердловским районным судом г. Перми (решение от 08.10.2009 г.), суд не усматривает необходимости для их вызова в суд и отказывает в удовлетворении заявления об отмене заочного решения.

Суд, формируя свою позицию о виновности ответчика, исходит исключительно из субъективных представлений единственного опрошенного свидетеля - Г. При этом фактические обстоятельства дела, о которых повествует свидетель, судом не исследованы. Так, свидетель Г. показал, что является профессиональным водителем, работает в такси. При этом он, двигаясь по встречной полосе по отношению к автомобилю истца на исправном транспортном средстве иностранного производства, успевает только тронуться с места на разрешающий сигнал светофора. После этого он резко тормозит из-за произошедшей перед ним аварии. Он так и не успевает добраться до перекрестка, на котором произошло ДТП. Суд первой инстанции совершенно упускает из вида то обстоятельство, что истец С., имеющая незначительный водительский стаж, за тот же самый промежуток времени (пока по встречной полосе под гору трогается таксист <...>), успевает преодолеть расстояние около 20 метров. Вопрос о том, как это можно сделать, не выехав на перекресток раньше, на запрещающий сигнал светофора, у суда не возникает.

В заочном решении суд первой инстанции указывает на то, что столкновение автомобилей произошло на расстоянии 1.2 м до окончания перекрестка <...> в направлении для автомобиля истца. Из этого обстоятельства суд делает вывод о том, что истец движение по перекрестку заканчивал, а значит, выехал на него, на разрешающий сигнал светофора. Каким образом работа светофора зависит от места столкновения автомобилей и, каким образом суд приходит к такому выводу, в заочном решении не сказано. Имеющаяся в материалах дела схема ДТП, напротив говорит о том, что от стоп-линий, автомобили до столкновения преодолели практически равное расстояние (около 19 м - истец, около 17 м - ответчик). При этом характер повреждений транспортных средств говорит о том, что на перекрестке раньше оказался автомобиль ответчика. Поэтому, даже если пользоваться сомнительной логикой суда, сформулированное умозаключение ложно.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда. При этом судебная коллегия в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе.

В соответствии с ч. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), а в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В соответствии со ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Судом первой инстанции установлено, что истцу на праве собственности принадлежит автомобиль "марка", гос. номер <...>.

29.09.2009 г. в 12 часов 05 минут на регулируемом перекрестке <...> произошло ДТП с участием автомобиля "марка", гос. номер <...>, находившегося под управлением истца, и автомобиля "марка", гос. номер <...>, находившегося под управлением ответчика. При этом ответчик являлась лицом, допущенным к управлению данным автомобилем, и ее ответственность, как лица, управляющего этим автомобилем на момент ДТП, была застрахована в ООО <...>; оба автомобиля в результате ДТП получили механические повреждения.

Согласно п. 6.2 Правил дорожного движения, круглые сигналы светофора имеют следующие значения: зеленый сигнал разрешает движение; красный сигнал, в том числе мигающий, запрещает движение.

На основании п. 6.13 Правил дорожного движения при запрещающем сигнале светофора (кроме реверсивного) или регулировщика водители должны остановиться перед стоп-линией (знаком 6.16), а при ее отсутствии:

на перекрестке - перед пересекаемой проезжей частью (с учетом пункта 13.7 Правил), не создавая помех пешеходам;

перед железнодорожным переездом - в соответствии с пунктом 15.4 Правил; в других местах - перед светофором или регулировщиком, не создавая помех транспортным средствам и пешеходам, движение которых разрешено.

В соответствии с п. 13.3 Правил дорожного движения, перекресток, где очередность движения определяется сигналами светофора или регулировщика, считается регулируемым.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований истца, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что повреждение принадлежащего истцу автомобиля, а, следовательно, и причинение ей материального ущерба, стало возможным в результате нарушения ответчиком Я. требований п.п. 6.2, 6.13 Правил дорожного движения, которое выразилось в том, что водитель Я., двигающаяся на автомобиле "марка" по <...> со стороны <...> в сторону <...>, выехала на регулируемый перекресток на запрещающий красный сигнал светофора и допустила столкновение с автомобилем истца С., которая двигалась по <...> со стороны <...> в сторону <...>.

Выводы суда о нарушении водителем Я. требований п. 6.2 ПДД, а также о том, что между допущенным Я. нарушением требований Правил и причинением истцу материального ущерба существует прямая причинно-следственная связь надлежащим образом мотивированы, основаны на анализе и оценке совокупности собранных по делу доказательств - объяснений сторон, показаний свидетелей, письменных доказательствах, в том числе на письменных доказательствах, имеющихся в административном материале.

В частности, суд правильно исходил из того, что истец в своих объяснениях, имеющихся в материале по факту ДТП, и в объяснениях в судебном заседании настаивала на том, что выехала на перекресток на зеленый сигнал светофора; ответчик в своих объяснениях, имеющихся в материале по факту ДТП, также утверждала, что выехала на перекресток на зеленый сигнал светофора.

Однако, изначально в своих объяснениях свидетель Г. являвшийся очевидцем ДТП, указал, что на перекресток на красный сигнал светофора по <...> выехал автомобиль "марка", в результате чего произошло его столкновение с автомобилем "марка", двигавшимся по перекрестку на зеленый сигнал светофора.

Аналогичным образом дорожно-транспортное происшествие Г. описал в ходе допроса в судебном заседании в качестве свидетеля.

Оснований не доверять показаниям свидетеля Г. у суда не имелось, поскольку его показания последовательны, согласуются с вышеуказанными письменными доказательствами. При этом свидетель не является лицом, заинтересованным в исходе дела, так как до происшествия не был знаком ни с истцом, ни с ответчиком, в момент ДТП выполнял свои должностные обязанности водителя такси, двигаясь по <...> во встречном автомобилю истца направлении.

Кроме того, показания данного свидетеля согласуются с имеющимися в материале по факту ДТП фотоснимками, на которых зафиксировано расположение столкнувшихся автомобилей после ДТП, а также со схемой происшествия.

В схеме происшествия место столкновения автомобилей зафиксировано на перекрестке <...> и <...>, причем на расстоянии 1,2 м до его окончания в направлении для автомобиля истца при длине перекрестка 11 м (9,8 м + 1,2 м), что позволило суду сделать вывод о том, что столкновение между автомобилями произошло в момент, когда истец завершала проезд данного перекрестка при том, что ей горел зеленый сигнал светофора.

Доказательств того, что ответчик выехала на перекресток на разрешающий сигнал светофора, суду представлено не было. Утверждения ответчика об этом в первоначальных письменных объяснениях опровергаются показаниями свидетеля Г. который, как он пояснил, двигался по <...> со стороны <...> в сторону <...>, остановился у перекрестка, так как горел красный сигнал светофора, после загорания зеленого сигнала начал движение через перекресток, во встречном ему направлении выехал на перекресток автомобиль под управлением истца, в который врезался автомобиль "марка", двигавшийся по <...> со стороны <...> в сторону <...>.

Вывод суда об отсутствии признаков нарушений требований Правил, находящихся в причинно-следственной связи с имевшим место ДТП, в действиях водителя С. также подробно мотивирован и является правильным. Суд правильно исходил из того, что доказательств, подтверждающих наличие вины водителя С., не представлено.

Ее объяснения о том, что она обнаружила опасность только когда автомобиль "марка" оказался перед ее автомобилем на перекрестке, на который она (С.) выехала на зеленый сигнал светофора, поэтому не имела возможности предпринять какие-либо меры к избежанию столкновения, какими-либо объективными и достоверными доказательствами не опровергнуты.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, что при установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, суд первой инстанции руководствовался документами, не имевшими юридической силы; в частности, в заочном решении суд ссылается на постановление о привлечении ответчика к административной ответственности от 08.10.2009 г., которое было отменено еще 12.04.2010 г. решением Свердловского районного суда г. Перми; информация об этом до суда доводилась, но во внимание им так и не была принята, не влекут необходимость отмены судебного решения. Принятое судом решение основано на совокупности собранных по делу доказательств. При этом то обстоятельство, что постановление о привлечении Я. к административной ответственности от 08.10.2009 г. отменено решением Свердловского районного суда г. Перми от 12.04.2010 года, не имеет правового значения, поскольку решение суда от 12.04.2010 г. не содержит выводов об отсутствии в действиях Я. нарушения п.п. 6.2, 6.13 Правил дорожного движения, которые могли бы иметь преюдициальное значение при рассмотрении данного дела.

Доводы жалобы ответчика о том, что пояснения свидетеля Г. опровергаются показаниями двух других свидетелей ДТП, которые были опрошены Свердловским районным судом г. Перми при рассмотрении жалобы на постановление о привлечении ответчика к административной ответственности от 08.10.2009 г., не являются основанием к отмене решения суда, поскольку указанные в решении Свердловского районного суда г. Перми свидетели не допрашивались в ходе рассмотрения данного дела, ходатайство об их вызове и допросе ответчицей не заявлялось. В соответствии с ч. 2 ст. 195 ГПК РФ суд основывает свое решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Иные вышеприведенные доводы жалобы ответчика свидетельствуют о ее несогласии с оценкой судом обстоятельств дела и доказательств, представленных в их подтверждение. Между тем доводы жалобы ответчицы выводов суда не опровергают. Доказательств, свидетельствующих об отсутствии вины Я. в дорожно-транспортном происшествии от 29.09.2009 года, в материалах дела не имеется. С учетом изложенного, судебная коллегия признает доводы кассационной жалобы несостоятельными, поскольку все обстоятельства, на которые указано в жалобе, проверены судом первой инстанции, они учтены при постановке решения и не могут служить основанием к его отмене.

Иных оснований, влекущих необходимость отмены решения суда, кассационная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 193, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Я. на заочное решение Ленинского районного суда г. Перми от 13 мая 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018