| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 мая 2009 г. по делу N 44А-261/09

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда П.Н.Сурков, рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе Т. на постановление мирового судьи судебного участка N 42 Свердловского района г. Перми от 21.11.2008 г. и решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 22.12.2008 г.,

 

установил:

 

25.09.2008 г. инспектором ИАЗ ДПС ГИБДД Свердловского района г. Перми составлен протокол об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ в отношении Т. в связи с тем, что он 22.09.2008 года в 19 час. 45 мин., управляя автомобилем ВАЗ-21112 допустил наезд на несовершеннолетнего Н.А., и в нарушение п.п. 2.5, 2.6 Правил дорожного движения РФ оставил место дорожно-транспортного происшествия в г. Перми по ул. Самаркандская, 111, участником которого являлся.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 42 Свердловского района г. Перми от 21.11.2008 г. Т. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год.

Решением судьи Свердловского районного суда г. Перми от 22.12.2008 г. постановление мирового судьи судебного участка N 42 Свердловского района г. Перми от 21.11.2008 г. оставлено без изменения, жалоба представителя Т. - Д. - без удовлетворения.

В поступившей 02.03.2009 г. в Пермский краевой суд надзорной жалобе Т., содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и прекращении производства по делу. В обоснование жалобы Т. приводятся доводы о том, что факт ДТП материалами дела не установлен, поскольку у потерпевшего Н.А. отсутствовали телесные повреждения в результате взаимодействия с автомобилем под управлением Т. и механических повреждений у самого автомобиля, в связи с чем Т. имел право продолжить движение. Т. приводит довод о том, что оценка доказательств мировым судьей и судьей районного суда основана на неполном, необъективном и не всестороннем исследовании обстоятельств дела, поскольку в обоснование вывода о виновности Т. в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ мировой судья и судья районного суда положили показания свидетелей со стороны потерпевшего Н.Е., а к показаниям Т. и свидетеля Ч. отнеслись критически. Таким образом, Т. указывает в надзорной жалобе на предвзятый, односторонний и необъективный подход к рассмотрению данного дела, что свидетельствует о нарушении судами положений ч. 4 ст. 1.5, ст. 26.11, ст. 24.1 КоАП РФ.

Дело об административном правонарушении в отношении Т. по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ истребовано в Пермский краевой суд 04.03.2009 г. и поступило - 27.04.2009 г.

Изучив дело об административном правонарушении, считаю доводы, изложенные в надзорной жалобе, в соответствии со статьей 30.17 КоАП РФ не могут повлечь отмену или изменение судебных постановлений.

Часть 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает ответственность за оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Согласно абз. 10 п. 1.2 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, дорожно-транспортное происшествие - событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб.

В соответствии п. 2.5 Правил дорожного движения РФ при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан: немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшим, освободить проезжую часть, если движение других транспортных средств невозможно, сообщить о случившемся в милицию, записать фамилии и адреса очевидцев и ожидать прибытия сотрудников милиции.

Согласно п. 2.6 Правил дорожного движения, если в результате дорожно-транспортного происшествия нет пострадавших, водители при взаимном согласии в оценке обстоятельств случившегося могут, предварительно составив схему происшествия и подписав ее, прибыть на ближайший пост дорожно-патрульной службы (ДПС) или в орган милиции для оформления происшествия.

Вывод мирового судьи и судьи районного суда о совершении Т. правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, основан на составленном с его участием протоколе об административном правонарушении, в котором указаны пояснения Т. о том, что "уехал с места ДТП, так как посчитал, что состояние мальчика не вызывает сомнений для здоровья" (л.д. 5), протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, где в качестве основания для направления медицинское освидетельствование указано: "ДТП с пострадавшим" (л.д. 7), справке по дорожно-транспортному происшествию, где содержится описание происшествия, и из которого следует, что по ул. Самаркандской со стороны улицы Горловской в направлении улицы Лихвенской двигался автомобиль ВАЗ-21112 под управлением Т., который в районе дома N 111 допустил наезд на пешехода - Н.А. (л.д. 8), сведениях о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП, где в качестве обстоятельства происшествия указано: наезд на пешехода и приведены сведения об участниках ДТП (л.д. 9), объяснениях водителя Т., согласно которым Т. двигался на автомобиле напротив дома N 111 по ул. Самаркандской, не доехав метров 130 до перекрестка, из-за железобетонного столба и куста выкатился мяч и в след за ним выбежал мальчик. Увидев мяч, Т. резко затормозил, при этом мальчика ударило правой стороной бампера, но он удержался на ногах. Т., посмотрев, что состояние мальчика нормальное, побыв на месте происшествия секунд 30, продолжил движение в сторону перекрестка (л.д. 10), схеме ДТП, составленной с участием Т., без возражений последнего относительно указанных в ней сведений (л.д. 13), объяснениях Ч., являвшейся пассажиром в автомобиле ВАЗ-21112, давшей аналогичные пояснения об обстоятельствах происшествия, указав, что автомобиль мальчика толкнул бампером в левую ногу, от чего он покачнулся, стал поворачиваться назад и упал (л.д. 14-15), дополнениях Т. к его первоначальным объяснениям, согласно которым автомобиль под управлением Т. толкнул мальчика передней правой частью бампера, удар пришелся в левую ногу, мальчик покачнулся, и, не удержавшись на ногах, упал. Т. простояв на месте происшествия 2-3 минуты, убедившись, что мальчиком все в порядке, уехал (л.д. 16), протоколе осмотра места ДТП, составленном 22.09.2008 г., то есть в день произошедшего ДТП, из которого усматривается, что на автомобиле ВАЗ-21112 имеется небольшая вмятина на переднем бампере ближе к левому краю (л.д. 17-20), пояснениях Т., данных им в судебном заседании у мирового судьи 30.10.2008 г., согласно которым Т. правой часть бампера автомобиля толкнул мальчика, то есть было касание, при этом от толчка ребенок не падал (л.д. 27), аналогичных пояснениях Т. данных в судебном заседании у мирового судьи 20.11.2008 г. (л.д. 46), показаниях потерпевшего Н.А., его законного представителя Н.Е. (л.д. 46 оборот), карте вызова скорой помощи медицинской помощи (л.д. 50), показаниях свидетеля Ш. (л.д. 56-58).

Оснований не доверять указанным доказательствам не имеется. Указанные доказательства получены с соблюдением Закона, этих доказательств достаточно для полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела.

Эти доказательства соответствуют требованиям статьи 26.2 КоАП РФ и оценивались мировым судьей и судьей районного суда по правилам ст. 26.11 КоАП РФ. В связи с этим оснований для собирания дополнительных доказательств не имелось.

Правильно оценив совокупность указанных доказательств, мировой судья и судья районного суда сделали обоснованный вывод о виновности Т. в совершении 22.09.2008 г. правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Наказание назначено в пределах санкции ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения, фактических обстоятельств дела, личности лица, привлекаемого к административной ответственности, в минимальном размере.

В надзорной жалобе Т. приводит довод о том, что дорожно-транспортное происшествие не возникло, поскольку отсутствовали телесные повреждения у потерпевшего Н.А. вследствие взаимодействия его с автомобилем под управлением Т. и механические повреждения у самого автомобиля. Таким образом, доводы надзорной жалобы Т. сводятся к тому, что при наличии вышеуказанных обстоятельств у него не возникло обязанностей, предусмотренных п. 2.5 ПДД. Т. полагает, что его вина в правонарушении по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ не доказана.

Данные доводы не влекут отмену обжалуемых судебных постановлений, поскольку основаны на неверном толковании норм материального права и неправильной оценке, установленных судами обстоятельств.

Согласно абз. 10 п. 1.2 во взаимосвязи с п. 2.5 ПДД одним из последствий дорожно-транспортного происшествия является гибель людей или причинение им телесных повреждений, следовательно, вне зависимости от того, что при взаимодействии транспортного средства с пешеходом у данных участников ДТП могут отсутствовать повреждения, это не освобождает водителя, причастного к ДТП, от обязанности убедится в отсутствии повреждений у другого участника ДТП, что невозможно без выполнения обязанностей, предусмотренных п. 2.5 ПДД.

Вышеприведенными доказательствами по делу об административном правонарушении подтверждается факт взаимодействия транспортного средства под управлением Т. с несовершеннолетним Н.А. Из первоначальных объяснений Т. следует, что после наезда его автомобиля на Н.А., Т. оставался на месте происшествия около 30 секунд. Как показалось Т., состояние мальчика было нормальное, поскольку он находился на ногах, но был в состоянии испуга (л.д. 10). Из дополнений Т. к указанным объяснениям уже следует, что он оставался на месте происшествия в течение 2-3 минут, и, убедившись, что мальчик не кричит, не плачет, твердо и уверенно держится на ногах, Т. продолжил движение (л.д. 16). При этом и из указанных доказательств и вышеперечисленных усматривается, что Т. не выходил из своего транспортного средства.

Учитывая изложенное, а также то обстоятельство, что участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил дорожного движения... (п. 1.3 ПДД), Т., не оспаривавший факт взаимодействия его транспортного средства с несовершеннолетним Н.А., обязан был выполнить требования, предусмотренные п. 2.5 ПДД, поскольку не располагал достоверными сведениями об отсутствие у Н.А. телесных повреждений, в материалах дела об административном правонарушении такие доказательства отсутствуют. Не выполнив обязанности указанного пункта Правил дорожного движения, Т., являясь участников ДТП, оставил место дорожно-транспортного происшествия, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

В надзорной жалобе Т. приводится довод о том, что и мировой судья, и судья районного суда рассмотрели данное дело односторонне, необъективно, то есть доказательства по делу исследованы так, а установленные на их основе обстоятельства изложены таким образом, как необходимо для привлечения Т. к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Данные доводы не влекут отмену обжалуемых судебных постановлений, поскольку, как усматривается из обжалуемых судебных постановлений, мировой судья и судья районного суда, рассматривающие данное дело об административном правонарушении, оценивали доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности, без искажения содержащихся в них фактов. Из первоначальных объяснений Т. и Ч., данных сотрудникам ГИБДД, следует, что они не отрицали факт наезда на несовершеннолетнего Н.А. в ходе судебного разбирательства указанные лица неоднократно меняли свои показания, остановившись на версии об отсутствии факта ДТП по причине отсутствия телесных повреждений у потерпевшего Н.А. в результате взаимодействия с автомобилем под управлением Т. и повреждений автомобиля.

При таких обстоятельствах мировой судья и судья районного суда обоснованно отнеслись критически к показаниям Т. и его свидетеля Ч. в части изменения ими показаний относительно отсутствия взаимодействия между автомобилем под управлением Т. и потерпевшим Н.А.

Руководствуясь ч. 1 ст. 30.12, ч. 1, 2 ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 42 Свердловского района г. Перми от 21.11.2008 г. в отношении Т. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 22.12.2008 г. оставить без изменения, жалобу Т. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

П.Н.СУРКОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018