| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО

КРАЕВОГО СУДА ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2007 Г.

 

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ

 

1. Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", под насилием, опасным для жизни или здоровья, понимается в том числе и такое насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья.

В противоречие приведенным разъяснениям действия М., который напал на потерпевшую Ш. с целью завладения ее имуществом, при этом нанес последней удары кулаком по голове и лицу, душил ее, были переквалифицированы судом с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и пп. "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. В обоснование своих выводов суд сослался на заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которому у потерпевшей Ш. имелись ушибы мягких тканей, ссадины, кровоподтеки на лице и волосистой части головы, не повлекшие вреда здоровью.

Отменяя данный приговор, судебная коллегия указала, что, признавая примененное к потерпевшей осужденным М. насилие не опасным для жизни и здоровья, суд не учел его характер и интенсивность, показания потерпевшей по этому поводу, из которых следовало, что от действий осужденного она испытывала удушье, воспринимала их как реальную угрозу своей жизни и здоровью, а также и те обстоятельства, что преступление было совершено в ночное время, в частном доме, в котором потерпевшая находилась одна (дело N 22-669).

2. Аналогичная ошибка была допущена и по делу в отношении П., признанного виновным в открытом хищении имущества потерпевшего Р., совершенном с применением к нему насилия, выразившегося в нанесении последнему трех ударов по голове металлическим прутом. Действия П. судом были переквалифицированы с ч. 3 ст. 162 УК РФ на пп. "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Вывод о том, что примененное осужденным к потерпевшему насилие не было опасным для жизни или здоровья, суд мотивировал тем, что никакого вреда здоровью потерпевшего Р. причинено не было, сознания он не терял. Отменяя данный приговор, судебная коллегия указала, что, квалифицируя действия П. по менее тяжкому уголовному закону, суд не учел характер примененного им к потерпевшему насилия, а именно нанесение ударов в жизненно важную часть человеческого организма - голову, а также опасность примененного им орудия преступления - металлического прута (дело N 22-808).

3. Не согласилась судебная коллегия и с выводом суда о том, что примененное осужденным М. к потерпевшей Д. насилие, выразившееся в нанесении множественных ударов по голове, не было опасным для жизни и здоровья, в связи с чем признала необоснованной переквалификацию его действий с ч. 1 ст. 162 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что судом не были учтены локализация - удары в область головы - и интенсивность - нанесение не менее десяти ударов - примененного к потерпевшей насилия (дело N 22-800).

4. Под применением предмета в качестве оружия понимается не только причинение таким предметом каких-либо телесных повреждений потерпевшему, но и такие действия, которые свидетельствовали о намерении виновного лица использовать этот предмет для причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья.

Однако действия Ч., который, как было установлено судом, приставив скальпель к шее потерпевшего Р., завладел его деньгами, были переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия) на ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Вывод суда о том, что хищение имущества М. было совершено осужденным без применения скальпеля в качестве оружия, судебной коллегией был признан не соответствующим фактическим обстоятельствам, установленным судом в приговоре, что повлекло отмену приговора (дело N 22-695).

5. Напротив, демонстрация оружия (предмета) без намерения использовать его для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не образует состава применения оружия применительно к делам о хищениях чужого имущества.

В противоречие приведенному толкованию закона действия П., который при хищении имущества Р. демонстрировал раскладной нож, открывая и закрывая его, при этом более никаких действий, свидетельствующих о его намерении применить нож, не совершал, были квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение разбоя с применением предмета, используемого в качестве оружия.

При таких обстоятельствах судебной коллегией вывод суда о наличии в действиях П. признака применения предмета в качестве оружия был признан ошибочным, указанный признак был исключен, а действия П. переквалифицированы на ч. 1 ст. 162 УК РФ (дело N 22-3207).

6. Под хранилищем по делам о хищениях понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

При решении вопроса о квалификации действий Ш., совершившего кражу телефона из витрины магазина во время его работы, приведенное определение "хранилища" не было учтено. Действия Ш. судом были квалифицированы по пп. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть как кража, совершенная с незаконным проникновением в хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину.

Судебной коллегией вывод суда о признании витрины магазина хранилищем был признан ошибочным, приговор в отношении Ш. был изменен, осуждение по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ из приговора было исключено, наказание смягчено, при этом указано, что витрина в магазине не является хранилищем, она служит для выкладки товара и не подпадает под определение "хранилища", содержащееся в примечании к ст. 158 УК РФ (дело N 22-3946).

7. Применительно к делам о хищениях чужого имущества незаконным проникновением в жилище считается противоправное вторжение в помещение без согласия собственника с целью хищения. Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего хищение чужого имущества, признака незаконного проникновения в жилище, необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в жилище, а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило хищение, в его действиях указанный признак отсутствует.

Однако, квалифицируя действия З., совершившего кражу имущества потерпевшей М., по признаку незаконного проникновением в жилище, суд не учел, что показания осужденного о том, что он шел к потерпевшей М., проживавшей по-соседству, за таблетками для племянника, без намерения что-либо похитить, умысел же украсть телефон с зарядным устройством и деньги у него возник в момент, когда он уже находился в квартире и понял, что хозяйка квартиры спит, исследованными судом доказательствами не опровергнуты. При таких обстоятельствах действия З. не могли быть квалифицированы по признаку незаконного проникновения в жилище, поэтому они были переквалифицированы с ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, а наказание - смягчено (дело N 22-888).

8. При квалификации действий лица, совершившего кражу имущества, по признаку причинения гражданину значительного ущерба следует учитывать имущественное положение потерпевшего, стоимость похищенного имущества и его значимость для потерпевшего, размер заработной платы, пенсии последнего, наличие у него иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Изложенные обстоятельства должны быть тщательно проверены, а вывод суда о наличии в действиях виновного лица указанного квалифицирующего признака - мотивирован в приговоре.

Однако суды нередко изложенных положений закона не выполняют. Так, квалифицируя действия Д., совершившего кражу имущества потерпевшей О. стоимостью 2500 руб., по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, предусматривающей ответственность за кражу с причинением значительного ущерба гражданину, суд материального положения потерпевшей не проверил и никаких мотивов в обоснование своего вывода о наличии в действиях Д. указанного квалифицирующего признака в приговоре не привел.

Изложенное повлекло переквалификацию действий Д. с п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ и смягчение назначенного ему наказания (дело N 22-1814).

9. Подделка официального документа и его последующее использование квалифицируется по ч. 1 ст. 327 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требует.

В связи с изложенным из приговора в отношении З., признанного виновным в подделке официального документа и его использовании, квалифицированными по ч. 1 ст. 327 УК РФ и ч. 3 ст. 327 УК РФ, было исключено осуждение по ч. 3 ст. 327 УК РФ (дело N 22-339).

10. Высказывание угрозы убийством после совершенного изнасилования, с тем чтобы потерпевшая не сообщала о преступлении в правоохранительные органы, не может являться основанием для квалификации действий виновного лица по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Однако действия Н. в подобной ситуации были квалифицированы как изнасилование, соединенное с угрозой убийством.

Судебной коллегией действия Н. были переквалифицированы на ч. 1 ст. 131 УК РФ, а наказание смягчено (дело N 22-1439).

11. До настоящего времени суды не учитывают разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г. N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами". В частности, согласно п. 13 указанного Постановления в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота.

По делу в отношении Н., осужденной по ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ), изложенное разъяснение было оставлено без внимания. Н. сбыла З. 18 июня 2002 г. героин массой 21,53 грамма в ходе проверочной закупки, проводимой оперативными сотрудниками милиции, в связи с чем оснований для квалификации ее действий как оконченного преступления не имелось. Изложенное повлекло переквалификацию действий З. на ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 228 УК РФ (в ред. ФЗ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) и смягчение назначенного ей наказания (дело N 22-1855).

12. Согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Однако в нарушение приведенного закона действия К. были квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, в то время как судом было установлено, что он приобрел, хранил и перевез 5,626 грамма метадона с целью последующего сбыта, при этом каких-либо конкретных действий, направленных на сбыт (передачу) наркотика, не предпринимал.

При таких обстоятельствах судебной коллегией было признано, что К. лишь подготовился к возможной реализации наркотического средства, создав благоприятные для совершения преступления условия - перевез его из одного населенного пункта в другой, что являлось основанием для квалификации его действий по ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ. Соответственно, действия К. были переквалифицированы на указанный закон, а назначенное ему наказание - смягчено (дело N 22-3326).

13. Значительное количество ошибок было допущено судами в связи с неправильным применением положений ст. 9 и 10 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Согласно ст. 10 УК РФ обратную силу имеет не любой новый закон, а лишь тот, который устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

По делу в отношении В. изложенные положения закона не были соблюдены. В. в период с 14 июля 2006 г. по 19 ноября 2006 г. совершил четыре кражи чужого имущества с незаконным проникновением в жилище. Судом дело было рассмотрено 10 апреля 2007 г., при этом действия В. были квалифицированы по каждой из четырех краж по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2006 г., вступившего в законную силу 21 января 2007 г.), в то время как указанный закон никаким образом не улучшил положения В., в связи с чем в отношении В. подлежал применению закон, действовавший на момент совершения им преступлений, а именно ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.). Судебной коллегией действия В. были переквалифицированы на указанный закон (дело N 3815).

 

ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

14. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. Согласно ч. 5 ст. 69 УК РФ по тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора по первому делу.

По делу в отношении Ш. приведенные положения закона не были соблюдены. Ш., судимый 3 ноября 2006 г. по ст. 319 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства, по последнему делу был осужден за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 158 УК РФ, совершенное в марте 2006 г., к 3 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в сумме 40000 руб. с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; наказание по приговору от 3 ноября 2006 г. было постановлено исполнять самостоятельно. Однако в соответствии с приведенным выше законом наказание по совокупности приговоров следовало назначить с применением принципа частичного или полного сложения наказаний. Возможности же самостоятельного исполнения наказания по предыдущему приговору уголовный закон в данном случае не предусматривает. Изложенное повлекло отмену приговора (дело N 22-531).

15. При решении вопроса о назначении наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ лицу, совершившему другое преступление до вынесения приговора по первому делу, суд применяет общие правила назначения наказания по совокупности преступлений. При этом в силу ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание во всяком случае должно быть более строгим, нежели наказание, назначенное за любое из преступлений, входящих в совокупность.

По делу в отношении В. приведенные положения закона не были соблюдены. В. 29 ноября 2005 г. был судим по ч. 3 ст. 158, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по последнему делу он был осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, со ссылкой на ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно ему было назначено наказание в виде 2 лет 9 месяцев лишения свободы, в то время как в соответствии с вышеприведенным законом окончательное наказание должно было превышать 3 года лишения свободы (дело N 22-3032).

16. Совершение в период испытательного срока тяжкого преступления влечет отмену условного осуждения и назначение окончательного наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, в том числе и в том случае, когда к моменту рассмотрения дела в суде испытательный срок по предыдущему приговору истек.

По делу в отношении С. судом положения ч. 5 ст. 74 и ст. 70 УК РФ не были соблюдены. С. был судим 7 июля 2004 г. по ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком продолжительностью 1 год. В период испытательного срока - 4 октября 2004 г. - он совершил преступление, предусмотренное пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, за которое ему было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком продолжительностью 1 год 6 месяцев, приговор был постановлен 2 апреля 2007 г. При этом судом было указано, что наказание по приговору от 7 июля 2007 г. было отбыто С. 7 июля 2005 г., соответственно, условное осуждение по нему не было отменено и наказание по совокупности приговоров не назначено.

Изложенное явилось основанием для отмены приговора и направления дела на новое судебное рассмотрение (дело N 22-3088).

17. В соответствии с ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Н., ранее судимый по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком продолжительностью 3 года, по последнему делу был осужден по пп. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по совокупности же приговоров ему в нарушение п. 4 ст. 70 УК РФ окончательно было назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы, в то время как окончательный срок наказания должен был превышать 4 года, что повлекло отмену приговора (дело N 22-3726).

18. Перечень видов наказаний, которые могут быть назначены условно, предусмотрен ч. 1 ст. 73 УК РФ, он является исчерпывающим и не предусматривает возможности назначения дополнительного наказания условно.

В нарушение положений ч. 1 ст. 73 УК РФ суд назначил Ф., осужденному по ч. 1 ст. 264 УК РФ, как основное наказание в виде одного года лишения свободы, так и дополнительное в виде лишения права управлять транспортным средством на срок один год, условно, с испытательным сроком продолжительностью 6 месяцев.

В связи с нарушением уголовного закона приговор в отношении Ф. был отменен (дело N 22-3034).

19. В соответствии с ч. 3 ст. 88 УК РФ наказание в виде обязательных работ несовершеннолетним может быть назначено на срок от 40 до 160 часов. Нередко суды назначают осужденным, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте, данный вид наказания в пределах, превышающих максимальный.

Так, Х., совершившему в семнадцатилетнем возрасте преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 115 УК РФ, судом было назначено наказание в виде обязательных работ на срок 180 часов. С учетом положений ч. 3 ст. 88 УК РФ срок назначенного Х. наказания был снижен до 160 часов обязательных работ (дело N 22-156).

20. По-прежнему одной из причин отмены приговоров является несправедливость назначенного осужденным наказания вследствие его чрезмерной мягкости.

По этому основанию был отменен приговор в отношении П., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ - условно, с испытательным сроком продолжительностью 5 лет. Признавая назначенное П. наказание чрезмерно мягким, судебная коллегия указала, что при решении вопроса о наказании судом не были учтены в должной степени наступившие последствия, а также и то обстоятельство, что ранее он привлекался к уголовной ответственности (дело N 22-225).

Несправедливым был признан приговор и в отношении Ш., которому за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 264 УК РФ, совершенное в состоянии опьянения, повлекшее смерть человека, было назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы, условно, с испытательным сроком продолжительностью 2 года, с лишением права управлять транспортным средством на срок 2 года. Отменяя данный приговор, судебная коллегия указала, что судом не было в достаточной степени учтено то обстоятельство, что Ш. было допущено грубейшее нарушение Правил дорожного движения, а также и наступившие последствия (22-1095).

21. В соответствии с ч. 7 ст. по делам, рассмотренным в порядке особого производства, наказание, назначенное осужденному, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

С учетом приведенного закона наказание по ст. 119 УК РФ не может превышать 1 года 4 месяцев лишения свободы. Однако В., дело в отношении которого было рассмотрено в особом порядке, за указанное преступление было назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. Судебной коллегией срок наказания был снижен до 1 года лишения свободы (дело N 22-98).

22. В случае отмены приговора кассационной инстанцией не по причине чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания или необходимости квалификации действий осужденного по более тяжкому закону при новом рассмотрении дела виновному лицу не может быть назначено более строгое наказание, чем по первому приговору. Это положение нередко судами не соблюдается.

При новом рассмотрении дела Л., признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, было назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы. Однако ранее за это преступление ему назначалось наказание в виде 9 лет лишения свободы, и приговор в отношении него был отменен в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, что не позволяло суду при новом рассмотрении дела назначить Л. наказание, превышающее 9 лет лишения свободы. До указанных пределов назначенное Л. наказание было смягчено судебной коллегией (дело N 22-377).

23. Нередко в нарушение ч. 1 ст. 50 УК РФ, предусматривающей возможность наказания в виде исправительных работ только лицам, не имеющим основного места работы, данный вид наказания назначается работающим осужденным.

Такая ошибка была допущена по делу в отношении К., которому при наличии у него основного места работы за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ было назначено наказание в виде 1 года 3 месяцев исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. Судебной коллегией приговор был изменен, К. назначено наказание в виде штрафа в сумме 50000 руб. (дело N 22-869).

24. Нередко причиной изменения приговоров является элементарная невнимательность. В частности, в приговоре указывается на применение при назначении наказания по совокупности преступлений принципа частичного сложения наказаний, фактически применяется принцип полного сложения наказаний, либо высказывается суждение о назначении виновному лицу наказания в минимальном размере санкции, фактически же назначается наказание, превышающее этот размер.

Так, К. был осужден по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ - к 3 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства. При назначении наказания по совокупности данных преступлений суд указал о применении принципа частичного сложения наказаний, однако окончательно назначил наказание в виде 3 лет 1 месяца лишения свободы, что с учетом положений п. "в" ч. 1 ст. 71 УК РФ о соответствии одному дню лишения свободы трех дней исправительных работ свидетельствует о полном сложении наказаний. Судебной коллегией назначенный К. по совокупности преступлений срок наказания был снижен до 3 лет 10 дней лишения свободы (дело N 22-1096).

Мотивируя вид и размер наказания Т., признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд указал о возможности назначения ему наказания в минимальном размере санкции указанной статьи, которая составляет 6 лет лишения свободы, однако назначил наказание в виде 7 лет лишения свободы, что повлекло изменение приговора, смягчение назначенного Т. наказания до 6 лет лишения свободы (дело N 22-1202).

25. Нередко суды по делам, рассмотренным в порядке особого производства, мотивируя в приговоре вывод о возможности назначения виновному лицу наказания без учета положений ч. 2 ст. 68 УК РФ, предусматривающей правила назначения наказания при рецидиве преступлений, фактически назначают наказание, соответствующее тому, которое бы следовало назначить с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ.

При решении вопроса о назначении Ж., признанного виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных пп. "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, и преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд счел возможным применить к нему положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, то есть назначить наказание без учета правил, предусмотренных ч. 2 ст. 68 УК РФ. Такое решение обязывало суд назначить Ж. наказание менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за каждое из совершенных им преступлений, которое, в свою очередь, следовало рассчитывать с учетом положений ч. 7 ст. 316 УПК РФ, ограничивающей срок возможного наказания двумя третями максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, то есть менее 1 года 1 месяца 20 дней лишения свободы. Однако фактически Ж. было назначено наказание в виде 1 года 6 месяцев за каждое из преступлений, а по их совокупности - в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. Судебной коллегией наказание за каждое из совершенных Ж. преступлений было снижено до 1 года 1 месяца лишения свободы, а по совокупности преступлений ему было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы (дело N 22-2088).

26. Напротив, нередко, мотивируя вывод о назначении виновному лицу наказания с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ, суды фактически назначают наказание в меньшем размере, чем предусмотрено указанной статьей.

Так, установив наличие в действиях Т., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, рецидива преступлений, указав на необходимость назначения ему наказания с применением правил, предусмотренных ч. 2 ст. 68 УК РФ, предусматривающих, что срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, суд в нарушение изложенных требований закона назначил Т. наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, в то время как наказание не могло быть менее 1 года 8 месяцев лишения свободы. В связи с нарушением положений уголовного закона данный приговор был отменен (дело N 22-2339).

27. Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. По этим же правилам назначается наказание и в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ.

В нарушение приведенного закона П., ранее судимый 13 мая 2005 г. по ч. 3 ст. 30 и пп. "ж", "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 5 годам лишения свободы; 19 мая 2005 г. по ч. 4 ст. 150, ч. 2 ст. 162 УК РФ, с применением положений ч. 5 ст. 69 УК РФ, к 7 годам лишения свободы; 23 мая 2005 г. по ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 105 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ, к 10 годам лишения свободы; 22 февраля 2006 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ - к 13 годам лишения свободы, по последнему делу был осужден за преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 105 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, к 8 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ частично было присоединено наказание по приговору от 22 февраля 2006 г. и окончательно назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы.

Однако с учетом положений ч. 3 и 5 ст. 69 УК РФ П. не могло быть назначено наказание, превышающее 15 лет лишения свободы, поскольку все особо тяжкие преступления были им совершены в несовершеннолетнем возрасте, соответственно, наиболее строгое наказание за них не могло превышать 10 лет лишения свободы, из преступлений, совершенных им в совершеннолетнем возрасте, самым тяжким был разбой, квалифицированный по ч. 2 ст. 162 УК РФ, максимальное наказание за это преступление также составляет 10 лет лишения свободы. Соответственно самым строгим наказанием, предусмотренным за совершенные П. преступления, являлось наказание в виде 10 лет лишения свободы, а с учетом возможности его превышения наполовину окончательный срок наказания, назначенного П., не мог превышать 15 лет лишения свободы. До указанного предела оно и было смягчено судебной коллегией (дело N 22-3109).

28. Если по предыдущему приговору виновное лицо подлежало освобождению от наказания на основании акта амнистии, то положения ст. 70 УК РФ, предусматривающей порядок наказания по совокупности приговоров, не применяются.

При назначении наказания осужденному К. изложенное не было учтено.

К. был судим 21 апреля 2005 г. по пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158, пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 3 февраля 2006 г. условно-досрочно на 9 месяцев 28 дней. По последнему делу К. был признан виновным в открытых хищениях чужого имущества, совершенных 27 сентября 2006 г. и 15 октября 2006 г., по совокупности которых ему было назначено наказание в виде 5 лет 3 месяцев лишения свободы, на основании п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 21 апреля 2005 г. и в силу ст. 70 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

Однако по приговору от 21 апреля 2005 г. К. подлежал освобождению от наказания на основании п. 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 г., поэтому оснований для отмены условно-досрочного освобождения и назначения К. наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, не имелось. В этой части приговор в отношении К. был изменен, указание о назначении ему наказания с применением положений ст. 70 УК РФ исключено, срок наказания снижен до 5 лет 3 месяцев лишения свободы (дело N 22-3540).

29. Значительное количество приговоров было изменено в связи с неправильным применением положений ст. 61, 63 УК РФ, предусматривающих смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Перечень обстоятельств, которые могут быть признаны отягчающими наказание, содержится в ст. 61 УК РФ, этот перечень является исчерпывающим, поэтому суд не вправе признавать отягчающими обстоятельства, не перечисленные в указанной статье либо являющиеся признаками преступления.

В нарушение положений ч. 2 ст. 63 УК РФ, не позволяющей признавать отягчающими обстоятельствами те, которые являются признаками преступления, судом по делу в отношении Г., осужденного за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершенное группой лиц (ч. 4 ст. 111 УК РФ), к 6 годам лишения свободы, в качестве таковых были признаны совершение преступления группой лиц и причинение тяжких последствий, повлекших смерть потерпевшего. Однако указанные обстоятельства являлись признаками преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, поэтому не могли учитываться в качестве отягчающих наказание. Судебной коллегией ссылка на эти обстоятельства из приговора была исключена, а наказание - смягчено (дело N 22-96).

30. По делу в отношении А., осужденной по ч. 1 ст. 105 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное убийство, в качестве отягчающего обстоятельства судом было признано наступление тяжких последствий в виде смерти потерпевшего О., для чего в силу ч. 2 ст. 63 УК РФ оснований не имелось, что повлекло исключение из приговора ссылки на это обстоятельство и смягчение назначенного А. наказания (дело N 22-211).

31. При назначении К., осужденному по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 10 годам лишения свободы, судом в качестве отягчающего обстоятельства было признано совершение преступления лицом, ранее совершавшим преступления и судимым. Однако возможности признания указанных обстоятельств отягчающими уголовный закон не предусматривает, что явилось основанием для исключения из приговора ссылки на них и смягчения назначенного К. наказания (дело N 22-2116).

32. В отношении С. отягчающим наказание обстоятельством суд признал совершение им преступления в период условно-досрочного освобождения, что также противоречит положениям ст. 63 УК РФ и повлекло исключение ссылки на это обстоятельство из приговора и смягчение назначенного С. наказания (дело N 22-3535).

33. В соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ добровольное возмещение имущественного ущерба является обстоятельством, смягчающим наказание.

В отношении М., осужденного за кражу телефона (п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ) к 1 году 9 месяцам лишения свободы, это обстоятельство не было учтено судом при назначении М. наказания. Из материалов дела следовало, что через четыре дня М. вернул потерпевшему похищенный телефон, что в силу приведенного закона обязывало суд признать данное обстоятельство смягчающим наказание, что и было сделано судебной коллегией. Кроме того, назначенное М. наказание было смягчено (дело N 22-70).

34. В соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие малолетних детей у виновного является обстоятельством, смягчающим наказание.

В отношении С., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы, имеющего на иждивении двух малолетних детей, это обстоятельство было оставлено судом без внимания. Судебной коллегией оно было признано смягчающим наказание. А назначенное С. наказание - смягчено (дело N 22-60).

35. При назначении наказания К., осужденному по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 9 месяцам лишения свободы, судом не были соблюдены положения п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, согласно которому явка с повинной признается обстоятельством, смягчающим наказание.

Из материалов дела следовало, что 12 декабря 2006 г. К. явился с повинной, до этого момента данных о совершении преступления именно им не имелось, суд в приговоре мотивов, по которым не усмотрел оснований для признания явки с повинной смягчающим обстоятельством, не привел. При таких обстоятельствах явка с повинной осужденного была признана смягчающим обстоятельством, а назначенное ему наказание - смягчено (дело N 22-1877).

36. Согласно п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, признается смягчающим обстоятельством.

По делу в отношении М., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, суд, установив, что совершенное М. преступление было спровоцировано потерпевшим Э., тем не менее смягчающим это обстоятельство не признал, в то время как обязан был это сделать в соответствии с приведенным законом. Изложенное повлекло изменение приговора, признание указанного обстоятельства смягчающим и смягчение назначенного ему наказания (дело N 22-2703).

37. По делу в отношении Р., осужденной по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы, судом не было учтено в качестве смягчающего обстоятельства нахождение ее в состоянии беременности, что в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 61 УК РФ являлось обязательным. Судебной коллегией это обстоятельство было признано смягчающим, а назначенное ей наказание - смягчено (дело N 22-3693).

38. При назначении Ш. наказания за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 УК РФ, судом в нарушение п. "б" ч. 1 ст. 61 УК РФ не было учтено в качестве смягчающего обстоятельства совершение им преступления в несовершеннолетнем возрасте, что также повлекло изменение приговора (дело N 22-3375).

39. В соответствии с положениями ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему преступление небольшой тяжести впервые.

Однако несовершеннолетнему И., впервые совершившему преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, относящееся к категории преступлений небольшой тяжести, судом было назначено наказание в виде лишения свободы условно.

Судебной коллегией приговор был изменен, И. назначено наказание в виде штрафа в сумме 1000 руб. (дело N 22-1041).

40. В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии такого смягчающего обстоятельства, как явка с повинной, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. В отношении несовершеннолетних при этом следует учитывать, что в силу ч. 6 ст. 88 УК РФ им за особо тяжкие преступления не может быть назначено наказание свыше 10 лет лишения свободы. Соответственно, при исчислении предусмотренного ст. 62 УК РФ размера наказания за особо тяжкие преступления следует исходить из 10 лет лишения свободы.

В нарушение приведенного закона А. и В., совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте, при наличии смягчающего обстоятельства в виде явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств было назначено наказание по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ в виде 8 лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ - в виде 8 лет лишения свободы, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно - в виде 8 лет 1 месяца лишения свободы, в то время как наказание за каждое из совершенных ими преступлений с учетом положений приведенного закона не могло превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы. Судебной коллегией назначенное А. и В. наказание было смягчено (дело N 22-2975).

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

41. Нарушение подследственности уголовного дела является основанием для отмены приговора.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ по преступлениям, предусмотренным ст. 139 УК РФ, предварительное следствие проводится следователями прокуратуры.

Однако по уголовному делу в отношении Л., привлеченной к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 139 УК РФ, было проведено дознание сотрудником органа внутренних дел, что повлекло отмену приговора (дело N 22-3949).

42. Нарушение подсудности уголовного дела также влечет безусловную отмену приговора.

Дело в отношении М., К. и О., которым было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, было рассмотрено судьей федерального суда, в то время как в силу ч. 1 ст. 31 УПК РФ оно было подсудно мировому судье. По этой причине приговор был отменен (дело N 22-3130).

43. По делу в отношении Ю., осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, судебной коллегией было признано нарушенным его право на защиту.

Из материалов дела следовало, что состояние здоровья Ю. на момент рассмотрения дела было критическим, согласно медицинскому документу имел место высокий риск внезапной смерти, повторного инфаркта миокарда и мозгового инсульта, в силу чего было признано, что по состоянию здоровья он не может принимать участие в судебно-следственных действиях.

Однако данные обстоятельства суд оставил без внимания и исходил лишь из личного заявления Ю. о возможности принять участие в судебном заседании.

При таких обстоятельствах судебной коллегией было признано, что в силу состояния здоровья Ю. был лишен возможности надлежащим образом осуществить свое право на защиту, и суду в данном случае следовало в первую очередь исходить из содержания медицинских документов по этому поводу, а не личного мнения осужденного (дело N 22-3927).

44. Нередко судами не соблюдаются положения ст. 307 УПК РФ, предусматривающей содержание описательно-мотивировочной части приговора.

В соответствии с ч. 1 ст. 307 УПК РФ описательная мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Однако в приговоре в отношении В., осужденного по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, судом было лишь кратко указано на совершение им кражи, однако способ преступления, роль В. в нем, стоимость похищенного имущества в нем изложены не были, что явилось основанием для отмены приговора (дело N 22-937).

45. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора должны быть отражены доказательства, на которых основаны выводы суда. По смыслу указанного закона и в соответствии с положением п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре", ссылаясь в приговоре как на доказательства на показания допрошенных лиц, суд должен раскрыть их содержание.

В нарушение указанных требований в приговоре в отношении Ш. судом были лишь перечислены доказательства по делу, однако их содержание не раскрыто, что не позволило судебной коллегии признать приговор законным и обоснованным и повлекло его отмену (дело N 22-1219).

46. В соответствии с пп. "а", "б" ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года, преступления средней тяжести - шесть лет, а в отношении несовершеннолетних этот срок в соответствии со ст. 94 УК РФ сокращается наполовину.

В противоречие приведенным нормам закона, рассмотрев 23 октября 2006 г. дело в отношении несовершеннолетнего Ш., суд признал его виновным в совершении 30 июля 2003 г. преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ (средней тяжести), и 23 апреля 2004 г. - преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ (небольшой тяжести), в то время как срок привлечения к уголовной ответственности по первому преступлению истек 30 июля 2006 г., а по второму - 23 апреля 2005 г., что являлось основанием для прекращения производства по делу в этой части, что и было сделано судебной коллегией (дело N 22-184).

47. Переквалификация действий виновного лица при рассмотрении дела в порядке особого производства допустима лишь в том случае, если решение этого вопроса не требует исследования доказательств по делу.

Однако судом по делу в отношении С, рассмотренному в особом порядке, его действия были переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Принятие подобного решения могло последовать только после проверки доказательств, что препятствовало рассмотрению дела в особом порядке и повлекло отмену приговора (дело N 22-2145).

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Пермского краевого суда

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018