| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 ноября 2010 г. по делу N 33-9943

 

Судья Хасанова В.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Гилевой М.Б.

и судей Киселевой Н.В., Нечаевой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 16 ноября 2010 года дело по кассационной жалобе К.Ю. на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 16 сентября 2010 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований иску К.Ю. к К.Е.А. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, судебных расходов отказать.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Гилевой М.Б., объяснения истца К.Ю., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя ответчика К.Е.А. - В., который просил решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Ю. обратилась в суд с иском к К.Е.А., СОАО "Организация" о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, указав, что 06.09.2009 года она в качестве пассажира двигалась на принадлежащем ей автомобиле /марка/ государственный <...>. Автомобилем управлял ее знакомый К.Е.С. Машина двигалась по <...>. Когда проезжали перекресток с Комсомольским проспектом, то на светофоре загорелся запрещающий сигнал. Они остановились у стоп-линии. После того, как загорелся разрешающий сигнал светофора, они начали движение вперед через перекресток. Одновременно с ними начали двигаться автомобили во встречном направлении и автомобили, находившиеся сзади. Когда ее автомобиль въехал на пересечение проезжих частей, она увидела, что справа от нее на большой скорости приближается автомобиль /марка/ государственный <...> под управлением К.Е.А., который въехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора, после чего произошло столкновение. Автомобиль /марка/ ударил ее автомобиль передним бампером в правую сторону автомобиля. В результате столкновения ее автомобиль получил существенные механические повреждения. Данное ДТП произошло по вине водителя К.Е.А., который нарушил пункты 6.2. и 10.1 ПДД. Согласно отчету ООО "Организация", стоимость восстановительного ремонта автомобиля составляет 273552 рубля. Размер утраты товарной стоимости составляет 11371 рубль. Кроме того, она понесла расходы по оплате услуг представителя, поскольку не могла сама защищать свои права, в размере 25000 рублей. Таким образом, общий размер ущерба составил

309923 рубля. Также, ею понесены судебные издержки в виде оплаты услуг эксперта в размере 4500 рублей, государственной пошлины в сумме 2810 рублей и нотариальные услуги в сумме 600 рублей. Гражданская ответственность ответчика застрахована по договору ОСАГО в ОС АО "Организация" по полису <...>. Просит взыскать с ОСАО "Организация страховое возмещение в размере 120000 рублей, с К.Е.А. в счет ущерба за вычетом страхового возмещения - 164923 рубля; плату по договору поручения - 25000 рублей; расходы по оплате государственной пошлины - 2810 рублей; нотариальные расходы - 600 рублей; расходы по оплате услуг эксперта - 4500 рублей.

Определением Мотовилихинского районного суда г. Перми от 24.03.2010 года принят отказ от иска К.Ю. в части взыскания суммы страхового возмещения в размере 120000 рублей с ОСАО "Организация", поскольку 16.10.2009 года страховая компания выплатила истцу страховое возмещение в сумме 120000 рублей, производство по делу по иску К.Ю. к ОСАО "Организация" о возмещении ущерба в этой части прекращено.

В судебном заседании истец и ее представитель на иске настаивали.

Ответчик К.Е.А. и его представитель в судебном заседании с иском не согласились.

3-е лицо К.Е.С. в судебном заседании поддержал требования К.Ю. Представитель третьего лица ОСАО "Организация" в судебное заседание не явился, был извещен судом надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель третьего лица ООО "Организация" в судебное заседание не явился, был извещен судом о времени и месте рассмотрения дела.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе истец К.Ю. указывая, что считает решение незаконным и необоснованным. Суд, отказывая в иске, положил в основу решения заключение эксперта. Вместе с тем, все выводы эксперта основаны лишь на версии событий водителя К.Е.А., которая не подтверждается имеющимися в деле доказательствами. Эксперту необходимо было оценить, соответствуют ли действия К.Е.А., указанные им в объяснениях ГИБДД, выводам эксперта относительно развития событий с технической точки зрения. Эксперт не дал оценку версии событий водителя К.Е.С. Каких-либо иных доказательств, подтверждающих те обстоятельства, на которые ссылается ответчик, в деле не имеется. Суд не оценил административный материал по факту ДТП. Судом были отвергнуты показания свидетелей, очевидцев ДТП, им не дана надлежащая оценка.

Судебная коллегия находит решение суда первой инстанции подлежащим отмене в виду недоказанности установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела и нарушения норм процессуального права (п.п. 2, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064). Статья 1064 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ст. 931 ГК РФ, по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена. В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Положениями ст. 1072 ГК РФ установлено, что юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Как следует из материалов дела, 6.09.2009 года на перекрестке улиц <...> произошло дорожно-транспортное происшествие: столкновение автомобилей /марка/ государственный <...>, принадлежащего на праве собственности истцу К.Ю., под управлением водителя К.Е.С. и /марка/ государственный <...> под управлением водителя К.Е.А. В результате столкновения автомобиль /марка/ получил механические повреждения. Гражданская ответственность К.Е.А. застрахована в ОСАО Организация. 19.10.2009 года страховая компания выплатила К.Ю. страховое возмещение в связи с данным ДТП в размере 120000 рублей.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований К.Ю., суд пришел к выводу о том, что повреждение принадлежащего истцу автомобиля, а, следовательно, и причинение ей материального ущерба, стало возможным в результате нарушения требований Правил дорожного движения водителем К.Е.С. По мнению суда, ДТП имело место вследствие нарушения К.Е.С. требований пунктов 1.3, 6.2, 6.13 ПДД, который выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора. В действиях водителя К.Е.А. суд каких-либо нарушений ПДД, находящихся в причинной связи с ДТП, не усмотрел.

Вместе с тем, приведенный в оспариваемом судебном постановлении вывод судебная коллегия находит ошибочным, он не основан на материалах дела и опровергается имеющимися в деле доказательствами.

В соответствии с частями 3 и 4 ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Исходя из положений ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, решение может быть признано законным и обоснованным только в том случае, когда в мотивировочной части решения суда указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Требования указанных выше процессуальных норм судом первой инстанции выполнены не были, поскольку в решении суда отсутствует анализ всех собранных по делу доказательств с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности.

Все выводы суда о том, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца получил механические повреждения, произошло вследствие виновных действий водителя автомобиля /марка/ К.Е.С., что именно он выехал на перекресток на запрещающий сигнал светофора, что в действиях водителя К.Е.А. не имеется нарушений ПДД, основываются только на заключении эксперта.

Однако, как обоснованно указано в кассационной жалобе, заключение составлено экспертом исключительно исходя из данных по версии ответчика К.Е.А. о том, что он выехал на перекресток на желтый сигнал светофора. Учитывая режим работы светофорного объекта, эксперт сделал вывод о наличии в действиях водителя К.Е.С. нарушения требований пунктов 6.2 и 6.13 ПДД РФ.

Вместе с тем, то обстоятельство, что К.Е.А. выехал на перекресток на разрешающий сигнал светофора, а К.Е.С. соответственно на запрещающий, противоречит иным имеющимся в деле доказательствам.

В частности, как следует из показаний свидетеля Ч.., автомобиль /марка/ под управлением К.Е.С. начал движение через перекресток на зеленый сигнал светофора. Аналогичные показания дала в судебном заседании и свидетель В. Как следует из постановления - квитанции о наложении административного штрафа, именно К.Е.А. был признан виновным в ДТП, поскольку при проезде перекрестка допустил движение на запрещающий сигнал светофора. Как усматривается из данного постановления, с выводом о его виновности, К.Е.А. был согласен. Однако ни показания свидетелей, ни объяснения участников и очевидцев ДТП, ни иные письменные доказательства, имеющиеся в материале по факту ДТП, в решении суда какой-либо оценки не нашли. Доказательств, которые бы подтверждали доводы ответчика К.Е.А., в деле не имеется. Показания свидетелей Ч. и В. стороной ответчика не опровергнуты. Оснований сомневаться в их объективности и относиться к ним критически также не имеется.

Суд в решении сделал вывод о том, что К.Е.А., как непосредственно после ДТП, так и в ходе рассмотрения настоящего дела давал последовательные, непротиворечивые показания. Однако это не соответствует действительности. Как усматривается из объяснений К.Е.А., данных им сотрудникам ГИБДД, он выехал на перекресток на мигающий зеленый сигнал светофора. Как следует из его объяснений, данных в судебном заседании, он выехал на перекресток на желтый мигающий сигнал светофора. Вместе с тем, согласно данных о работе светофорного

объекта на перекрестке улиц. <...>, желтого мигающего сигнала светофора не имеется. Также в объяснениях К.Е.А. от 6.09.2009 года указано, что подъезжая к перекрестку за 20-25 метров он увидел зеленый мигающий сигнал светофора и продолжил движение. Какой сигнал светофора горел в момент, когда он выезжал на перекресток, К.Е.А. не указывает. В то же время, объяснения, которые давались К.Е.С. носят последовательный непротиворечивый характер, и эти объяснения полностью согласуются с приведенными выше доказательствами - показаниями свидетелей, письменными доказательствами, имеющимися в материале по факту ДТП.

Оценивая заключение эксперта и кладя его в основу постановленного по делу решения, суд не учел того обстоятельства, что оно должно было оцениваться в совокупности с другими доказательствами. По смыслу ч. 2 ст. 67 ГПК РФ, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. В силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ, заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса.

Заключение эксперта необходимо в том случае, когда в процессе рассмотрения дела возникают вопросы, требующие специальных познаний. Вместе с тем, вопрос оценки конкретной дорожной ситуации, действий водителей - участников ДТП на предмет их соответствия требованиям ПДД, безусловно, не относится к компетенции эксперта, а является прерогативой суда, поскольку имеет не специальный (технический), а правовой характер. Этот вопрос должен быть разрешен судом исходя из анализа и оценки всех имеющихся по делу доказательств. Суд же, взяв за основу только заключение эксперта, не установил самостоятельно исходя из анализа и оценки представленных сторонами доказательств, каковы были действия водителей в момент ДТП. Эксперт же, как было указано выше, дал заключение только по версии событий водителя К.Е.А., с учетом того, что он выехал на перекресток на желтый сигнал светофора. Какой-либо оценки с технической точки зрения, позиция водителя К.Е.С. о том, что он начал движение через перекресток на зеленый сигнал светофора (учетом данных о работе светофора), в заключении не имеется.

Кроме того, следует принять во внимание следующее.

В соответствии с п. 1.3. ПДД, участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами.

Пунктом 6.2. ПДД установлено, что круглые сигналы светофора имеют следующие значения:

Зеленый сигнал разрешает движение;

Зеленый мигающий сигнал разрешает движение и информирует, что время его действия истекает и вскоре будет включен запрещающий сигнал (для информирования водителей о времени и секундах, оставшихся до конца горения зеленого сигнала, могут применяться цифровые табло);

Желтый сигнал запрещает движение, кроме случае, предусмотренных пунктом 6.14 Правил, и предупреждает о предстоящей смене сигналов;

Желтый мигающий сигнал разрешает движение и информирует о наличии нерегулируемого перекрестка или пешеходного перехода, предупреждает об опасности;

Красный сигнал, в том числе мигающий, запрещает движение, Сочетание красного и желтого сигналов запрещает движение и информирует о предстоящем включении зеленого сигнала.

В силу п. 6.13 ПДД, при запрещающем сигнале светофора (кроме реверсного) или регулировщика водители должны остановиться перед стоп-линией (знаком 6.16), а при ее отсутствии:

на перекрестке - перед пересекаемой проезжей частью (с учетом пункта 13.7 Правил), не создавая помех пешеходам;

перед железнодорожным переездом - в соответствии с пунктом 15.4 Правил;

в других местах - перед светофором или регулировщиком, не создавая помех транспортным средствам и пешеходам, движение которых разрешено.

Согласно п. 6.1.4 ПДД водителям, которые при включении желтого сигнала или поднятия регулировщиком руки вверх не могут остановиться, не прибегая к экстренному торможению, в местах, определяемых пунктом 6.13 Правил, разрешается дальнейшее движение.

Таким образом, по смыслу приведенных положений Правил дорожного движения, желтый сигнал светофора запрещает движение, кроме случаев, предусмотренных пунктом 6.14 ПДД. Данный же пункт Правил касается того случая, когда водитель выехал на перекресток на разрешающий зеленый сигнал светофора, но не успел завершить проезд перекрестка в связи с переключением сигнала. В этом случае, по смыслу п. 6.14 ПДД, водитель, выехавший на перекресток на разрешающий сигнал светофора, имеет преимущество и должен завершить проезд перекрестка. Следовательно, исходя из объяснений К.Е.А. о том, что при подъезде к перекрестку для него уже горел желтый сигнал светофора, этот сигнал для него запрещал движение. Он должен был остановиться перед пешеходным переходом.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя К.Е.С. и в отсутствие вины водителя К.Е.А. следует признать ошибочным. В связи с чем, решение суда не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

С учетом изложенного выше, можно сделать вывод о том, что ДТП, имевшее место 6.09.2009 года на перекрестке улиц <...>, произошло по вине водителя К.Е.А., нарушившего требования пунктов 1.3., 6.2, 6.13 ПДД. Данные нарушения находятся в прямой причинно-следственной связи с ДТП, а следовательно, и с причинением истцу материального ущерба. В действиях водителя К.Е.С. каких-либо нарушений ПДД, не усматривается.

Поскольку материальный ущерб К.Ю. причинен по вине ответчика К.Е.А., на него в силу ст. 1072 ГК РФ, должна быть возложена ответственность по возмещению этого ущерба в сумме разницы между стоимостью восстановительного ремонта, определенной заключением специалиста и суммой страхового возмещения, выплаченного истцу страховой компанией - 164923 рубля.

Также взысканию с ответчика в пользу истца подлежат понесенные ею расходы по оценке размера ущерба в сумме 4500 рублей, расходы, связанные с обращением в суд в соответствии со ст. 98 ГПК РФ - это расходы по госпошлине - 2810 рублей и по получению нотариальной доверенности - 600 рублей.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ, с учетом сложности дела, объема оказанной истцу представителем юридической помощи, исходя из принципа соразмерности и разумности, судебная коллегия полагает возможным взыскать с К.Е.А. в пользу К.Ю. расходы по оплате услуг представителя в сумме 10000 рублей.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с К.Е.А. подлежит взысканию в доход местного бюджета государственная пошлина в сумме 1688 рублей 46 копеек.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 16 сентября 2010 года отменить.

Принять по делу новое решение. Взыскать К.Е.А. в пользу К.Ю. в счет возмещения ущерба 164923 рубля, расходы по получению доверенности 600 рублей, 4500 рублей за услуги эксперта, 10000 рублей - расходы по оплате услуг представителя, 2810 рублей в счет возмещения расходов по оплате госпошлины.

Взыскать с К.Е.А. государственную пошлину в доход местного бюджета в сумме 1688 рублей 46 копеек.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018