| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 ноября 2010 г. по делу N 22-7827

 

Судья Ермакова О.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Черемных С.В., судей Каштановой Н.П., Фефелова О.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании 23 ноября 2010 года кассационные жалобы защитников осужденного Х. - адвоката Квавадзе Э.Г. и Зиганурова И.Г. на приговор Куединского районного суда Пермского края от 24 сентября 2010 года, которым

Х., родившийся дата, в <...>, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в колонии-поселении. Срок отбывания наказания исчислен с момента прибытия в колонию-поселение.

Разрешен гражданский иск потерпевшей А1. Взысканы в ее пользу с Х. компенсация морального вреда в сумме 700 000 рублей, материальный ущерб, причиненный преступлением, в сумме 324 894 рубля.

Заслушав доклад судьи Фефелова О.Н., изложившего обстоятельства дела, выступление осужденного Х. и его защитников - адвокатов Квавадзе Э.Г. и Сафиева Р.К., поддержавших доводы кассационных жалоб, выступление прокурора Шабунина Н.С. об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Х. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено им в п. Куеда Пермского края при следующих обстоятельствах:

18 июня 2010 года Х., управляя автомашиной <...>, государственный регистрационный знак <...> регион <...>, следовал из <...>. В салоне автомашины между передними сидениями Х. осуществлял перевозку ручной травокосилки. Проезжая п. Куеда по ул. <...> со скоростью 40 км/час, Х. в нарушение требований п. 1.5 и 10.1 Правил дорожного движения отвлекся от контроля над движением, на ходу стал поправлять положение ручной травокосилки, которая стала мешать управлению автомобилем, а затем, заметив, что движущийся перед ним автомобиль стал снижать скорость, принял меры к торможению. Нажал педаль тормоза и зацепился за нее ногой обутой в сланец. Для извлечения ноги Х. стал смотреть под рулевое устройство и в это время допустил наезд на А., который выгружал овощи из багажного отделения автомашины <...>, государственный регистрационный знак <...> регион <...>, находившейся на левой обочине автодороги по ул. <...>. В результате наезда А. были причинены телесные повреждения, квалифицированные как тяжкий вред здоровью, повлекшие наступление его смерти.

В кассационных жалобах:

адвокат Квавадзе Э.Г. указывает, что суд при рассмотрении дела не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы о необходимости назначения Х. наказания, связанного с реальным лишением свободы, и на выводы о законности и обоснованности исковых требований А1. Суд не дал оценки тому, что грубые нарушения Правил дорожного движения, в результате которых произошло дорожно-транспортное происшествие, были допущены не только Х., но и самим потерпевшим А. По его мнению, из обстоятельств, установленных по делу, следует, что А., остановившись на левой обочине автодороги, по которой следовал Х., нарушил требования п. 12.1 Правил дорожного движения, а также требования дорожного знака, запрещающего остановку. Допущенные потерпевшим нарушения Правил дорожного движения должны учитываться как при определении вида и размера наказания Х., так и при разрешении вопроса о возмещении вреда, причиненного преступлением. Кроме того, указывая на несправедливость приговора, считает, что наказание его подзащитному назначено без учета данных о его личности и о его поведении после совершения преступления. Полагает, что компенсация морального вреда, присужденная потерпевшей А1., не соответствует требованиям разумности и справедливости, а решение о взыскании с Х. материального ущерба в сумме 324 894 рубля является необоснованным, так как размер убытков А1. документально не подтвержден. Кроме того, указывает, что при оценке заключения судебно-медицинского эксперта о причинах смерти А. суд фактически не выяснил обстоятельства, на основании которых он пришел к выводу о том, что именно травма ноги, полученная потерпевшим при дорожно-транспортном происшествии, повлекла наступление смерти. Просит приговор в части решения по гражданскому иску А1. отменить и дело направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, наказание Х. смягчить и применить в отношении него условное осуждение;

защитник Зигануров И.Г. поставил вопрос об отмене приговора. Считает осуждение Х. за преступление, установленное приговором, незаконным. Указывает, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства достоверно не установлено, что смерть потерпевшего А. наступила в результате травмы, полученной им при дорожно-транспортном происшествии. Считает, что ходатайство стороны защиты о проведении по делу комиссионной судебно-медицинской экспертизы для установления этих обстоятельств судом было отклонено необоснованно.

В возражениях на жалобы государственный обвинитель Лазукина Л.П. и потерпевшая А1. указывают на законность, обоснованность и справедливость приговора. Просят оставить его без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и поданных на нее возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Как видно из материалов дела, осуждение Х. за преступление, установленное приговором, основано на исследованных в судебном заседании доказательствах, которым суд дал оценку в соответствии с требованиями ст. 88 и ст. 307 УПК РФ.

Выводы суда о виновности Х. в содеянном подтверждены показаниями самого осужденного, не отрицавшего на следствии и в судебном заседании свою вину в нарушении Правил дорожного движения и в совершении дорожно-транспортного происшествия, показаниями очевидцев преступления - потерпевшей А1., свидетелей С., Ф., Г., В. и Д., а также материалами дела, которые проверены в ходе судебного разбирательства всесторонне, полно и объективно.

При оценке рассмотренных по делу доказательств суд обоснованно установил, что допущенные Х. при управлении автомобилем нарушения Правил дорожного движения, приведшие к дорожно-транспортному происшествию, состоят в причинной связи с наступившими в результате этого дорожно-транспортного происшествия последствиями.

Вопреки доводам жалоб, требования уголовно-процессуального закона при оценке заключения судебно-медицинского эксперта о причинах наступления смерти А1. судом не нарушены. Заключение эксперта подвергнуто анализу в совокупности с другими доказательствами. При проверке заключения суд обосновано установил, что оно содержит достаточные данные, указывающие на то, что смерть А. наступила от телесных повреждений, полученных им при дорожно-транспортном происшествии.

При таких обстоятельствах выводы суда о том, что в результате нарушения осужденным Х. пп. 1.5 и 10.1 Правил дорожного движения здоровью потерпевшего А. не только был причинен тяжкий вред, но и наступила его смерть, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

Доводы жалоб о нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных судом при разрешении ходатайства стороны защиты о назначении по делу комиссионной судебно-медицинской экспертизы, также следует признать необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, ходатайство судом разрешалось в установленном порядке. В ходе судебного разбирательства осужденный Х. и его защитники от него отказались, после чего суд оставил это ходатайство без рассмотрения. Данное решение суда не противоречит ст. 15 УПК РФ и не нарушает права Х. на защиту.

Юридическая квалификация действиям осужденного Х. судом дана верно.

Необоснованны и доводы жалобы адвоката Квавадзе Э.Г. о том, что суд при назначении Х. наказания нарушил требования ст. 6 и ст. 60 УК РФ, поскольку должен был учесть обстоятельства, свидетельствующие о нарушении Правил дорожного движения самим А. Данные доводы противоречат материалам дела.

Вместе с тем другие доводы жалобы адвоката о несправедливости назначенного Х. наказания заслуживают внимания.

Как видно из материалов дела, при назначении наказания Х. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, дал надлежащую оценку данным характеризующим его личность, обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание, не установил. В то же время суд в приговоре указал, что учитывает при назначении Х. наказания такие обстоятельства, как неоказание им во внесудебном порядке помощи потерпевшей А1., непринятие им мер по заглаживанию причиненного потерпевшей материального либо морального вреда при наличии возможности по принятию таких мер (наличие заработка от 25 до 35 тысяч рублей и отсутствие иждивенцев), его поведение после дорожно-транспортного происшествия, а также мнение потерпевшей о назначении сурового наказания, связанного с лишением свободы.

Таким образом, суд фактически признал в качестве обстоятельств, отягчающих наказание Х., обстоятельства, не предусмотренные ст. 63 УК РФ. Перечень отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренный указанной нормой уголовного закона, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

С учетом изложенного, ссылка суда на перечисленные выше обстоятельства является незаконной и подлежит исключению, что влечет изменение приговора и смягчение назначенного осужденному Х. наказания.

Заслуживают внимание и доводы жалобы адвоката о незаконности и необоснованности решения суда, принятого по гражданскому иску потерпевшей А1.

Принимая решение о взыскании материального ущерба, причиненного потерпевшей А1., суд исходил только из того, что с данными требованиями осужденный Х. в ходе судебного разбирательства согласился в полном объеме. Вместе с тем суд не проверил, подтвержден ли размер возмещения, заявленный потерпевшей, представленными ею документами. Не дал суд и оценки имеющимся в материалах данным о том, что гражданская ответственность Х. как владельца транспортного средства застрахована в установленном законом порядке. При наличии таких данных суд обязан был выяснить, имело ли место обращение А1. в страховую организацию, застраховавшую ответственность Х., с заявлением о страховой выплате, и принималось ли какое-либо решение по этому обращению. Установление этих обстоятельств необходимо, поскольку влияет на разрешение вопроса о размере возмещения причиненного потерпевшей имущественного вреда.

Решение суда о компенсации причиненного потерпевшей А1. морального вреда также нельзя признать обоснованным. Суд, ссылаясь на положения ст. 151, 1079 и

1100 ГК РФ, тем не менее, данное решение надлежащим образом не мотивировал, не принял во внимание, что в соответствии с законом при определении размера компенсации учитываются не только степень физических и нравственных страданий потерпевшего, требования разумности и справедливости, но и иные заслуживающие внимание обстоятельства. К таким обстоятельствам согласно закону могут быть отнесены не только данные о том, при каких обстоятельствах и какими действиями причинены потерпевшему физические и нравственные страдания, но и данные о том, какие нравственные или физические страдания им перенесены, в какой сумме он оценивает их компенсацию, данные об имущественном положении причинителя вреда и т.п.

Исходя из изложенного, решение суда по иску потерпевшей А1. нельзя признать законным. Приговор в этой части подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст. 377, ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Куединского районного суда Пермского края от 24 сентября 2010 года в отношении Х. в части решения по гражданскому иску А1. отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части при мотивировке наказания указание на неоказание Х. во внесудебном порядке помощи потерпевшей, непринятие им мер по заглаживанию причиненного потерпевшей материального либо морального вреда при наличии возможности по принятию таких мер (наличие заработка от 25 до 35 тысяч рублей и отсутствие иждивенцев), на учет при назначении наказания его поведения после дорожно-транспортного происшествия и мнения потерпевшей о назначении сурового наказания, связанного с лишением свободы;

наказание, назначенное Х. по ч. 3 ст. 264 УК РФ в виде лишения свободы, смягчить до 1 года 10 месяцев.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы адвоката Кавкавадзе Э.Г. и защитника Зиганурова И.Г. - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018