| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 ноября 2010 г. по делу N 44-а-1052

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда А.И.Бестолков, рассмотрев жалобу защитника Е. - Сидорова А.Н. на постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 38 Свердловского района г. Перми от 27 мая 2010 года и решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 27 августа 2010 года по делу об административном правонарушении в отношении Е., предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ,

 

установил:

 

Постановлением исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 38 Свердловского района г. Перми от 27 мая 2010 года Е. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев. (л. 41-42).

Решением судьи Свердловского районного суда г. Перми от 27 августа 2010 года постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 38 Свердловского района г. Перми оставлено без изменения, жалоба защитника Е. - без удовлетворения (л.д. 70-71).

В настоящей жалобе защитник просит отменить Постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 38 Свердловского района г. Перми от 27 мая 2010 года в связи с нарушением и неправильным применением норм материального и процессуального права. Свои требования заявитель мотивирует тем, что нарушена процедура освидетельствования лица на состояние алкогольного опьянения, так как освидетельствование Е. на состояние опьянения происходило в 21 час. 20 мин., а отстранение от управления транспортным средством - 21 час. 45 мин. Административный протокол в нарушение ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ был оформлен ненадлежащим образом, в протоколе не указаны основания, по которым должностное лицо пришло к выводу о нахождении Е. в состоянии алкогольного опьянения (запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы и т.д.). Е. выражал свое несогласие как с порядком проведения процедуры освидетельствования, так и с его результатами. При таких обстоятельствах сотрудник ДПС ГИБДД обязан был направить Е. на медицинское освидетельствование, чего им сделано не было. Следовательно, не было установлено управление Е. транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. Также указывает, что при рассмотрении дела мировым судьей была нарушена процедура судебного заседания, по требованию свидетеля ФИО1 - инспектора ДПС ГИБДД, секретарь судебного заседания предоставила ему для ознакомления материалы дела об административном правонарушении, что не предусмотрено правами свидетеля. Ознакомившись с материалами дела, свидетель ФИО1 дал показания выгодные для него самого. Мировым судьей данный факт проигнорирован, и свое решение мировой судья основывает на показаниях ФИО1 полученных с нарушением закона. Судом не было принято во внимание, что ФИО2 получил травму, и Е., видя реальную угрозу здоровью ФИО2, действуя в состоянии крайней необходимости, вынужденно сел за руль своего автомобиля и доставил друга в медицинское учреждение. ФИО2 угрожала опасность, что подтверждается медицинскими документами и показаниями специалиста ФИО3, скорая помощь не могла приехать быстро, вред, причиненный Е. законным интересам общества и государства в нарушении им Правил дорожного движения меньше, чем вред предотвращенный, то есть предотвращенная им опасность, угрожающая здоровью ФИО2. Считает, что судом не были приняты во внимание положения ст. 2.7 КоАП РФ, что является не правильным.

Дело об административном правонарушении было истребовано 20 сентября 2010 года и поступило в Пермский краевой суд 25 октября 2010 года.

Изучив материалы дела об административном правонарушении, проверив доводы жалобы защитника Е., оснований для ее удовлетворения не нахожу.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения.

В соответствии с частью 1 ст. 12.8 КоАП РФ административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

Из материалов дела усматривается, что 11 апреля 2010 года 21 час. 25 мин. на ул. <...> Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения, управлял автомобилем марки государственный регистрационный знак <...>, чем нарушил п. 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Указанные обстоятельства подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами: протоколом об административном правонарушении от 11.04.2010 г. <...> (л.д. 5); протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6); актом освидетельствования на состояние алкогольного опьянения от 11.04.2010 г., которым у Е. установлено состояние алкогольного опьянения, с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Е. был согласен (л.д. 7), рапортом инспектора ДПС УВД г. Перми ФИО1 (л.д. 12), объяснением инспектора ДПС УВД г. Перми ФИО4 (л.д. 13).

Мировым судьей и судьей районного суда дана надлежащая оценка всем доказательствам, собранным по делу. В судебных актах содержится анализ этих доказательств, с приведением мотивов, по которым суд в основу решения положил вышеуказанные доказательства.

Действия Е. правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Доводы заявителя о нарушении порядка освидетельствования в отношении Е. являются несостоятельными.

В соответствии с положениями ст. 27.12 КоАП РФ лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежат отстранению от управления транспортным средством до устранения причины отстранения. Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Порядок освидетельствования конкретизирован в Правилах освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475. Согласно пункта 3 Правил достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: а) запах алкоголя изо рта...

Из протокола об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6) следует, что основанием полагать, что Е. находится в состоянии опьянения, явился запах изо рта. В связи с этим Е. был отстранен от управления транспортным средством, и ему было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Из акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения (л.д. 7) следует, что у Е. имеется признак опьянения - запах алкоголя изо рта, по результатам освидетельствования установлено состояние алкогольного опьянения, Е. с таким результатом был согласен, о чем Е. написал в акте и расписался. Доказательств того, что Е. отказался от прохождения от освидетельствования, либо не согласился с результатами освидетельствования, в материалах дела не имеется, в связи с этим оснований для направления Е. на медицинское освидетельствовании не имелось. На основании изложенного нарушений порядка освидетельствования Е. на состояние опьянения не усматривается.

Доводы заявителя о том, что протокол об административном правонарушении был оформлен ненадлежащим образом, в протоколе не указаны основания, по которым должностное лицо пришло к выводу о нахождении Е. в состоянии алкогольного опьянения (запах изо рта, неустойчивость позы и т.д.), являются несостоятельными. Согласно ч. 1, 2 ст. 28.2 КоАП РФ о совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4, частями 1, 1.1 и 3 статьи 28.6 КоАП РФ. В протоколе об административном правонарушении указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела. Из данной нормы не следует, что в протоколе об административном правонарушении необходимо указывать основания, по которым должностное лицо пришло к выводу о нахождении Е. в состоянии алкогольного опьянения (запах изо рта, неустойчивость позы и т.д.).

Доводы защитника о том, что Е. действовал в состоянии крайней необходимости, являются несостоятельными. Защитник указывает, что Е., опасаясь за угрозу жизни и видя реальную угрозу здоровья ФИО2, действуя в состоянии крайней необходимости, вынужденно сел за руль своего автомобиля и доставил друга в медицинское учреждение. В соответствии с положениями ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред. Из показаний свидетеля ФИО3 - врача медпункта, следует, что у ФИО2 была рваная рана, которая была обработана, и он был отпущен домой, данная рана не представляла опасности для здоровья и жизни пострадавшего. Поскольку опасности угрожающей жизни и здоровью ФИО2 не установлено, имелась возможность вызвать и дождаться приезда скорой помощи. На основании изложенного действия Е. по управлению транспортным средством в состоянии опьянения для доставления ФИО2 в медицинское учреждение не могут расцениваться как состояние крайней необходимости.

Доводы заявителя об ознакомлении свидетеля ФИО1 с материалами данного дела и дачи им показаний, выгодных для ФИО1, отмены принятых по делу судебных актов не влекут.

Факт управления Е. транспортным средством в состоянии опьянения установлен не только с учетом показаний свидетеля ФИО1, а также на основании акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и совокупностью других имеющихся в материалах дела доказательств.

Иные доводы жалобы не являются основанием для отмены принятых судебных актов в силу ст. 30.17 КоАП РФ.

Каких-либо процессуальных нарушений, влекущих отмену оспариваемых судебных актов при производстве по делу об административном правонарушении, не допущено.

Кроме того, доводы, указанные в надзорной жалобе, аналогичны доводам, приведенным в районном суде, которые в полном объеме рассмотрены районным судом, им дана надлежащая правовая оценка.

Наказание назначено мировым судьей с учетом характера и степени общественной опасности совершенного правонарушения, с учетом личности правонарушителя, не привлекавшегося к административной ответственности, в пределах санкции, предусмотренной статьи 12.8 ч. 1 КоАП РФ.

Таким образом, судебные акты являются законными и обоснованными.

Руководствуясь ч. 2 ст. 30.13, п. 1 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Оставить постановление исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 38 Свердловского района г. Перми от 27 мая 2010 года и решение судьи Свердловского районного суда г. Перми от 27 августа 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении Е. без изменения, а жалобу защитника, рассмотренную в порядке надзора, - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

А.И.БЕСТОЛКОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018