| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2011 г. по делу N 33-993

 

Судья Тонких В.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: Председательствующего Гилевой М.Б. Судей Кузнецовой Г.Ю., Абашевой Д.В. При секретаре К.Ж.

Рассмотрела в открытом судебном заседании 02.02.2011 года в г. Перми гражданское дело по кассационной жалобе К.В. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 24.11.2010 года, которым постановлено:

В требованиях К.В. к Государственному учреждению - Пермское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, УФПС Пермского края - филиала ФГУП <...> обособленному структурному подразделению Пермский почтамт о возмещении вреда, причиненного здоровью гражданина, возмещении морального вреда - отказать.

Заслушав доклад судьи Кузнецовой Г.Ю., пояснения представителя К.В. на основании доверенности П., поддержавшего доводы кассационной жалобы, пояснения представителя Пермского регионального отделения Фонда социального страхования РФ на основании доверенности М., представителя ФГУП <...> на основании доверенности Ж., просивших оставить решение суда без изменения, заключение прокурора Левыкиной Л.Л. об отмене решения суда, проверив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

К.В. обратился в суд с иском к ГУ Пермское региональное отделение фонда социального страхования РФ о взыскании компенсации расходов на лечение в размере 12.951 руб. 40 коп.; к УФПС Пермского края - филиалу ФГУП <...> обособленному структурному подразделению Пермскому почтамту о взыскании компенсации морального вреда, причиненного источником повышенной опасности, при исполнении трудовых обязанностей в размере 200.000 рублей.

Заявленные требования обосновывал тем, что с 26.09.2007 года работал в обособленном структурном подразделении Пермский почтамт УФПС Пермского края филиале ФГУП <...> в /должность/ по сопровождению денежных средств. 01.12.2007 года в результате дорожно-транспортного происшествия, во время исполнения служебных обязанностей, истцу причинено трудовое увечье.

Решением Дзержинского районного суда г. Перми от 06 августа 2009 года К.В. отказано в удовлетворении требований к владельцу источника повышенной опасности ООО "Организация" по тем основаниям, что наличие трудовых отношений в данном случае предполагает специальное правовое регулирование, к которым общие нормы ГК РФ применяются, если не установлено другое. Суд указал, что надлежащим ответчиком по заявленным исковым требованиям может являться работодатель истца.

Истец полагает, что вина работодателя подтверждена материалами дела и заключается в отсутствии обеспечения безопасных условий труда сотрудников.

В судебном заседании истец на требованиях настаивал.

Представители Фонда социального страхования, ФГУП <...> с исковыми требованиями не согласились, просили применить срок исковой давности.

ООО "Организация", привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица, представителя в судебное заседание не направило.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит К.В., ссылаясь на его незаконность и необоснованность в связи с нарушением или неправильным применением норм материального и процессуального права.

Полагает, что факт причинения истцу телесных повреждений в результате ДТП по вине работодателя нашел подтверждение в судебном заседании, обстоятельства ДТП и наличие вины работодателя установлены решением Дзержинского районного суда г. Перми от 06.08.2009 года, вступившим в законную силу. Как следует из указанного решения, вина работодателя заключается в отсутствии обеспечения безопасности условий труда своих работников.

Вина работодателя не оспорена и с учетом положений ст. 1079 ГК РФ, автотранспорт с водительским составом предоставлялся ежедневно для осуществления перевозки ценностей и денежных средств ООО "Организация" на основании договора с работодателем - ОСП <...>.

Отказ в удовлетворении иска о компенсации дополнительных расходов на лечение в размере 12.951 руб. 40 коп. противоречит положениям ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и Положению об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, правовой позиции, изложенной в определении Конституционного Суда РФ N 16-О от 19.01.2005 года.

Судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным определением судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; неправильным применением судом норм материального и процессуального права, (п.п. 1, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

Разрешая заявленные К.В. исковые требования, суд руководствовался положениями ст. 1064, 1079, 1099, 1100 ГК РФ, ст. 21, 22, 237 ТК РФ, ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" N 125-ФЗ от 24.07.1998 года, п. 17 "Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15.05.2006 года N 286, исходил из следующих обстоятельств.

01.09.2006 года между ООО "Организация" (исполнитель) и ФГУП <...> (заказчик) заключен договор, по условиям которого Общество ежедневно предоставляло заказчику спецавтотранспорт с водительским составом для осуществления перевозки ценностей и денежных средств.

К.В. состоял в трудовых отношениях с обособленным структурным подразделением Пермский почтамт УФПС Пермского края - филиалом ФГУП <...> на основании трудового договора N 107 от 26.09.2007 года в /должность/ по сопровождению денежных средств. Согласно п. 2.2.1 трудового договора обязанностью работодателя является создание условий для безопасного и эффективного труда.

01.12.2007 года во время исполнения служебных обязанностей в результате дорожно-транспортного происшествия, К.В. причинено трудовое увечье. Во время столкновения транспортных средств истец находился в автомобиле /марка/, г/н <...>. под управлением водителя И., предоставленном ООО "Организация", Вина водителя ООО "Организация" И., управлявшего служебным автомобилем, не установлена.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы К.В. в результате ДТП 01.12.2007 года получил телесные повреждения механического происхождения, а именно - компрессионные переломы тел 3 и 5 грудных позвонков первой степени компрессии, без неврологических расстройств, ушибленную рану теменной области. Полученные повреждения квалифицируются как вред здоровья средней тяжести. До травмы и в настоящее время К.В. находился (находится) на диспансерном учете по поводу гипертонической болезни 3 стадии, 3 степени и сахарного диабета 2-го типа средней степени тяжести. Данные заболевания имеют полифакторное происхождение, хроническое прогрессирующее течение; их развитие не связано напрямую с полученной травмой. Стресс, которым как правило сопровождается ситуация ДТП, является лишь одним из факторов риска в развитии заболеваний, имеющихся у потерпевшего. При обращении К.В. за медицинской помощью имели место дефекты ее оказания, которые увеличили сроки лечения потерпевшего, но не оказали существенного влияния на исход полученной травмы. В результате ДТП произошла стойкая утрата трудоспособности на 30%.

Установив указанные обстоятельства, принимая во внимание акт комиссии N 9 от 05.12.2007 года, заключение государственного инспектора труда в Пермском крае от 24.01.2008 года, согласно которым несчастный случай произошел на производстве, суд пришел к выводу о том, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого К.В. получил телесные повреждения, имело место во время исполнения истцом предусмотренных трудовым договором должностных обязанностей. Указанный вывод является верным, основан на фактических обстоятельствах, сторонами по делу не оспаривается.

В то же время оснований для удовлетворения исковых требований К.В. о компенсации морального вреда судом не усмотрено.

Суд указал, что причиной получения истцом телесных повреждений явился факт нарушения водителем К.С., управлявшим автомашиной /марка/, требований Правил дорожного движения, повлекшее за собой столкновение транспортных средств. Причинно-следственной связи между отсутствием ремней безопасности и дополнительных поручней на автомобиле /марка/, в котором находился истец, и полученными К.В. телесными повреждениями, судом не усмотрено.

С приведенными судом мотивами в обоснование принятого решения об отказе в удовлетворении требований истца согласиться нельзя.

В силу ст. 21 ТК РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

В соответствии со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан, в том числе, обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Статья 237 ТК РФ устанавливает правила компенсации морального вреда. Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Данная норма закона не указывает на конкретные виды правонарушений, поэтому право на возмещение морального вреда работник имеет во всех случаях нарушения его трудовых прав, сопровождающихся нравственными или физическими страданиями.

Таким образом, при несчастных случаях на производстве наряду с возмещением вреда здоровью, осуществляемым Фондом социального страхования РФ, очевидным является право работника требовать компенсации морального вреда.

В ст. 8 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" установлено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, осуществляется причинителем вреда, то есть непосредственно работодателем.

Основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

Отказывая К.В. в удовлетворении иска в указанной части, суд исходил из того обстоятельства, что обязанность по предоставлению спецавтотранспорта в технически исправном состоянии, соответствующем требованиям, необходимым для нормальной эксплуатации, условиями договора от 01.09.2006 года возложена на ООО "Организация", которое является владельцем автомобиля /марка/ гос. номер <...>.

При этом, за пределами исследования и оценки суда осталось то обстоятельство, что обязанность по обеспечению безопасности и условий труда положениями ст. 22 ТК РФ возложена на работодателя, во исполнение требований которого 01.12.2007 года истец К.В. находился в автомобиле /марка/.

Согласно "Правил по охране труда в учреждениях и на предприятиях почтовой связи и Роспечати ПОТ РО-45-001-94" автомобили для перевозки почтовых отправлений, требующих обязательного сопровождения в кузове-фургоне, должны быть оборудованы специальным местом с мягким сидением и поручнями для каждого сопровождающего.

В соответствии с Инструкцией N 107 по охране труда для операторов по сопровождению, обмену денежных средств и страховой почты, утвержденной начальником почтамта 21.06.2005 года, оператор обязан выполнять во время работы требования безопасности, в том числе, во время движения автомобиля держаться за поручни во избежание травмирования во время резких маневров автомобиля.

Следовательно, принадлежность указанного автомобиля Обществу "Организация" и обязанность Общества предоставить транспортное средство ответчику в технически исправном состоянии не может служить основанием для освобождения работодателя от ответственности перед работником, получившим телесные повреждения во время исполнения трудовых обязанностей.

В материалах дела содержится уведомление ООО "Организация" от 19.11.2010 года, согласно которому ремни безопасности и поручни для пассажиров в автомобилях /марка/ отсутствуют.

При таких обстоятельствах, суду следовало дать оценку соответствия действий работодателя, допустившего 01.12.2007 года К.В. к выполнению трудовых обязанностей и направившего истца сопровождать денежные средства на автомашине /марка/, не оборудованной ремнями безопасности и поручнями для пассажиров, нормативным актам, регулирующим безопасность труда операторов по сопровождению, обмену денежных средств и страховой почты. В зависимости от установленного суду следовало учесть степень вины работодателя в причиненных в связи с несчастным случаем на производстве К.В. физических и нравственных страданиях и определить размер компенсации.

Разрешая исковые требования К.В. к Пермскому региональному отделению фонда социального страхования о возмещении расходов на лечение в сумме 12.951 руб. 40 коп., суд исходил из того, что расходы по приобретению медикаментов и корсета понесены истцом в декабре 2007 года, в то время как нуждаемость К.В. в соответствующих видах реабилитации установлена лишь 06.02.2008 года путем составления программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая.

Оснований для взыскания с Фонда расходов, понесенных К.В. на прохождение медицинских обследований, консультаций специалистов судом не усмотрено со ссылкой на п. 17 Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 15.05.2006 года N 286.

Суд указал, что оплата расходов на лечение застрахованного лица, непосредственно после тяжелого несчастного случая на производстве осуществляется на основании заключаемого страховщиком с медицинской организацией договора об оплате лечения застрахованного лица, то есть оплата производится непосредственно медицинской организации.

При этом суд не принял во внимание, что согласно п. 33 Положения об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию..., если застрахованное лицо самостоятельно обеспечило себя техническими средствами реабилитации путем приобретения за собственный счет, ему выплачивается компенсация в размере фактически понесенных расходов.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют товарные чеки и квитанции, подтверждающие то обстоятельство, что К.В. понесены расходы в заявленном истцом размере и в указанный период времени, отсутствует суждение о нуждаемости истца в конкретных видах медицинских исследований и консультаций специалистов, приобретении лекарственных средств, с учетом полученной К.В. травмы и допущенных дефектах в оказании медицинской помощи.

Таким образом, постановленное судом решение не может быть признано законным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд.

Разрешая исковые требования К.В., суду необходимо установить степень вины УФПС Пермского края - филиала ФГУП <...> в причинении истцу физических и нравственных страданий; определить нуждаемость К.В. в дополнительных видах обследования и приобретения лекарственных средств, технических средств реабилитации, истребовать документальное подтверждение о несении указанных расходов; указать на данные обстоятельства в решении, поскольку установление данных фактов относится к обстоятельствам, имеющим значение для дела.

Указанные недостатки не могут быть устранены судебной коллегий, поэтому в связи с отменой решения дело подлежит возвращению в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует учесть указания судебной коллегии об обстоятельствах, имеющих значение для дела, разрешить спор в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Свердловского районного суда г. Перми от 24.11.2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018