| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 июля 2009 г. по делу N 44-а-580/09

 

Заместитель председателя Пермского краевого суда П.Н.Сурков, рассмотрев дело об административном правонарушении по жалобе Д. на постановление мирового судьи судебного участка N 122 Чердынского муниципального района Пермского края от 16.04.2009 г.,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 122 Чердынского муниципального района Пермского края от 16.04.2009 г., Д. привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами на срок один год шесть месяцев.

В порядке ст. 30.7 КоАП РФ постановление мирового судьи судебного участка N 122 Чердынского муниципального района Пермского края от 16.04.2009 г. не пересматривалось.

В жалобе Д., поступившей в Пермский краевой суд 26.05.2009 г., поставлен вопрос об отмене обжалуемого судебного постановления в связи с его незаконностью и необоснованностью.

Дело об административном правонарушении в отношении Д. по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ истребовано в Пермский краевой суд 01.06.2009 г. и поступило - 15.06.2009 г.

Изучив дело об административном правонарушении, считаю доводы, изложенные в надзорной жалобе, в соответствии со статьей 30.17 КоАП РФ не могут повлечь отмену или изменение обжалуемого судебного постановления.

Согласно ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ невыполнение водителем законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения - влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

На основании п. 2.3.2 Правил дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23.10.1993 г. N 1090 (далее - ПДД), водитель транспортного средства обязан по требованию должностных лиц, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, проходить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

В силу ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении, могут быть признаны любые фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются, в том числе, протоколом об административном правонарушении, иными предусмотренными Кодексом РФ об административных правонарушениях протоколами, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями свидетелей.

В силу ч. 6 ст. 27.12 КоАП РФ освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с п. 2 и п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.06.2008 г. N 475 (далее - Правила), освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения, медицинскому освидетельствованию на состояние опьянения подлежит водитель транспортного средства, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии опьянения.

Достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: а) запах алкоголя изо рта; б) неустойчивость позы; в) нарушение речи; г) резкое изменение окраски кожных покровов лица; д) поведение, не соответствующее обстановке.

Мировым судьей в судебном заседании установлено, что 31.03.2009 г. в 10 час. 55 мин. возле поста ДПС в пос. Рябинино Чердынского района Пермского края Д., управляя автомобилем ВАЗ-21074, в нарушение п. 2.3.2 Правил дорожного движения РФ не выполнил законное требование сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Для привлечения к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, имеет правовое значение факт отказа от прохождения медицинского освидетельствования, который был установлен и подтвержден доказательствами по делу: протоколом об административном правонарушении, в котором указаны обстоятельства правонарушения и пояснения Д. о том, что "накануне вечером выпил одну бутылку пива, на следующий день, 31.03.2009 г. поехал в Ныроб" (л.д. 2), протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, содержащим основания для применения к Д. подобной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении (запах алкоголя из полости рта, покраснение кожных покровов лица, алкотестер - проба положительная) (л.д. 5), протоколом об отстранении от управления транспортным средством, содержащим основание для применения к Д. подобной меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении (запах алкоголя изо рта, покраснение кожных покровов лица, алкотестер - проба положительная) (л.д. 3), а также показаниями Д., присутствовавшим в судебном заседании у мирового судьи 16.04.2009 г., полностью признавшим себя виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ (л.д. 13-14).

Вывод о наличии в действиях Д. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, сделан мировым судьей на основании собранных по делу доказательств в их совокупности, им дана оценка в соответствии со ст. 26.11 КоАП РФ.

Наказание назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8 и 4.1 КоАП РФ, с учетом характера совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения, фактических обстоятельств дела, личности лица, привлекаемого к административной ответственности, в минимальном размере.

Довод жалобы Д. о том, что мировой судья односторонне, неполно, необъективно рассмотрел в отношении него дело об административном правонарушении, не дал оценку имеющимся в деле об административном правонарушении доказательствам, а лишь перечислил их в обжалуемом судебном постановлении, состоятельным признать нельзя.

Как усматривается из обжалуемого судебного постановления, мировой судья, рассматривающий данное дело об административном правонарушении, установив, что указанные доказательства получены с соблюдением требований, установленным КоАП РФ, и этих доказательств достаточно для полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела, оценивал доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности (ст. 26.11 КоАП РФ). Нарушений правил оценки доказательств мировым судей не допущено.

В жалобе приводятся доводы о том, что сотрудники милиции не предложили Д. прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и не провели его, а сразу потребовали от него пройти медицинское освидетельствование, от чего он отказался, поскольку указанное требование не было основано на положениях действующего законодательства. Эти доводы нельзя признать состоятельными.

У водителя Д. имелись объективные признаки опьянения: запах алкоголя изо рта, покраснение кожных покровов лица - которые согласно приведенным Правилам являлись достаточными основаниями полагать, что Д. находится в состоянии опьянения, что давало сотрудникам милиции право на законном основании требовать от него пройти освидетельствование на состояние опьянения.

То обстоятельство, что сотрудники милиции в протоколах о направлении на медицинское освидетельствование, об отстранении от управления транспортным средством, кроме приведенных признаков опьянения указали алкотестер с результатом - проба положительная без приобщения распечатки результатов использования данного прибора, основанием для признания указанных протоколов недопустимыми доказательствами по делу явиться не может. Положительная проба алкотестера являлась одним из доказательств наличия у Демина И.Н. признаков алкогольного опьянения.

Пункт 2.3.2 Правил дорожного движения обязывает водителей по требованию сотрудников милиции проходить освидетельствование на состояние опьянения вне зависимости от его разновидностей. Указанное требование ПДД Д. выполнено не было.

Отсутствие технических приборов учета в ГИБДД не позволило сотрудникам ДПС ГИБДД провести освидетельствование Д. на состояние алкогольного опьянения. Поэтому при наличии у Д. признаков опьянения, требование сотрудников милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в данном случае являлось правомерным, законным и необходимым для обеспечения выполнения возложенных на них должностных обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения, и прав Д., как лица, привлекаемого к административной ответственности.

Довод Д. о том, что понятые не присутствовали при составлении в отношении него протоколов об отстранении от управления транспортным средством и направлении на медицинское освидетельствование, а были приглашены только после составления протокола об административном правонарушении, является несостоятельным, поскольку из указанных протоколов усматривается, что при их составлении сотрудниками милиции присутствовали двое понятых, в протоколах указаны их фамилии, имена, отчества, адреса места жительства, имеются их подписи, доказательств обратного Д. мировому судье не представлялось, в настоящей надзорной жалобе доказательств этому также не приложено.

Довод жалобы Д. о том, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование, имеющийся в материалах дела об административном правонарушении, не соответствует форме, утвержденной Приказом МВД РФ от 04.08.2008 г. N 676 "Об утверждении форм акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения", и таким образом является недействительным, не влечет отмену обжалуемого судебного постановления, поскольку форма протокола о направлении на медицинское освидетельствование, имеющаяся в материалах дела, утвержденная Методическими рекомендациями по организации деятельности подразделений госавтоинспекции при производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения (письмо МВД РФ от 18.06.2003 г. N 13/ц-72 (в редакции от 01.10.2007 г.), не признана недействующей, и его применение наряду с новым образцом протокола о направлении на медицинское освидетельствование, требованиям главы 27 "Применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях" КоАП РФ не противоречит.

Д. в жалобе приводит довод о том, что помимо примененной к нему меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении как отстранение от управления транспортным средством, к нему сотрудниками ГИБДД должна была быть применена другая мера - задержание транспортного средства.

Приведенный довод основанием к отмене обжалуемых судебных постановлений не является, поскольку по смыслу ст. 27.1 КоАП РФ должностное лицо вправе, но не обязано в пределах своих полномочий применить ту или иную меру обеспечения производства по делу об административном правонарушении, перечень которых является исчерпывающий, к лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Сотрудник ГИБДД, составлявший в отношении Д. протокол об административном правонарушении, пришел к выводу, что отстранение от управления транспортным средством для Д. будет достаточной мерой для обеспечения производства по делу об административном правонарушении и пресечения административного правонарушения.

То обстоятельство, что после составления сотрудниками милиции в отношении Д. процессуальных документов он сам продолжил дальнейшее движение на своем автомобиле, то есть не выполнил изложенное в протоколе требование об отстранении от управления транспортным средством, не влечет отмену обжалуемых судебных постановлений, поскольку исходя из положений ст. 27.12 КоАП РФ, Наставления по работе дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ, утвержденного Приказом МВД РФ от 20.04.1997 г. N 297, отстранение от управления транспортным средством заключается в устном предупреждении о запрещении движения до устранения причины отстранения, которое должно быть исполнено отстраненным лицом, вне зависимости от наличия либо отсутствия контроля его исполнения со стороны сотрудников ГИБДД.

Довод надзорной жалобы Д. о том, что инспектор ДПС неуполномочен решать вопросы о назначении времени и места судебного заседания и о вызове лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, является несостоятельным и отмену обжалуемых судебных постановлений не влечет.

Из материалов дела об административном правонарушении усматривается, что Д. был надлежащим образом извещен мировым судей о времени и месте рассмотрения дела, назначенного на 16.04.2009 г., о чем в деле имеется расписка о получении повестки (л.д. 12), в указанное время Д. явился к мировому судье и принял участие в судебном заседании (л.д. 13-14).

То обстоятельство, что о месте и времени рассмотрения дела Д. ранее извещался инспектором ДПС при составлении в отношении него протокола об административном правонарушении, не является нарушением установленного КоАП РФ порядка извещения о дне судебного разбирательства.

В п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" указано, что извещение лиц может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому оно направлено (судебной повесткой, телеграммой, телефонограммой, факсимильной связью и т.п.).

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2007 года в ответе на вопрос под N 3 сказано, что вручение судебной повестки о времени и месте судебного заседания может быть произведено и сотрудником ГИБДД.

Таким образом, извещение о дне судебного разбирательства инспектором ДПС при составлении протокола об административном правонарушении, требованиям гл. 29 КоАП РФ не противоречит.

Иных доводов, способных повлечь отмену или изменение вступившего в законную силу судебного постановления в настоящей жалобе не приведено, и оснований для отмены постановления мирового судьи при рассмотрении надзорной жалобы и проверки законности постановления мирового судьи не установлено.

Руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 122 Чердынского муниципального района Пермского края от 16.04.2009 г. в отношении Д. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу Д. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Пермского краевого суда

П.Н.СУРКОВ

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018