| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2011 г. по делу N 33-1760

 

Судья Поморцев С.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Толстиковой М.А.,

судей Ивановой Т.В. и Хрусталевой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 28 февраля 2011 г. дело по кассационной жалобе К. на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 18 января 2011 года, которым с К. в пользу Г. взыскано в счет возмещения ущерба от дорожно-транспортного происшествия 725 488,86 рублей, в счет возмещения расходов по оплате услуг представителя 15 000 рублей; в счет возмещения расходов по оплате госпошлины 10 454,89 рублей, а также судебные издержки в сумме 6 897,60 рублей. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Толстиковой М.А., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. обратился с иском к К. о возмещении ущерба, возникшего в результате дорожно-транспортного происшествия. Исковые требования мотивированы тем, что 23.06.2010 г. на перекрестке ул. <...> произошло столкновение автомобиля /марка/, госномер <...> под управлением К. с автомобилем /марка/ госномер <...> под управлением истца. ДТП произошло по вине ответчика, который при совершении маневра поворота налево не убедился в его безопасности для других участников дорожного движения. Пытаясь избежать столкновения, истец предпринял торможение, после чего автомобиль под его управлением вынесло на бордюр, где произошло столкновение со световой опорой, которая от удара обрушилась на его автомобиль. В результате виновных действий ответчика истцу причинен ущерб в сумме 927 562,58 рублей, из которых 120 000 рублей ему возмещено путем страховой выплаты. Оставшаяся часть ущерба составляет 807 563,58 рублей, из них: 762 232,13 рублей - стоимость восстановительного ремонта, 165331,45 рублей - утрата товарной стоимости. Также просил взыскать с ответчика судебные расходы: 5 300 рублей за составление расчета по определению стоимости ущерба, 1 200 рублей за составление расчета по определению утраты товарной стоимости (итого 6 500 рублей за оплату экспертных услуг); 297,60 рублей - за направление телеграммы; 500 рублей за услуги нотариуса; 11 276 рублей расходы по уплате госпошлины, 25 000 рублей расходы по оплате услуг представителя.

В судебном заседании истец и его представитель настаивали на удовлетворении исковых требований.

Ответчик и его представитель с иском не соглашались.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит ответчик, указывая на его незаконность и необоснованность. Судом неправильно определены юридически значимые для дела обстоятельства и неверно применен материальный закон. В частности, не учтено, что автомобиль истца получил механические повреждения не от столкновения с автомобилем ответчика, а от взаимодействия со световой опорой. При этом его автомобиль вынесло с проезжей части дороги по причине превышения им скоростного режима. Следовательно, если бы он двигался с установленной скоростью, то имел бы техническую возможность избежать столкновения автомобилей, не прибегая при этом к резкому торможению. Таким образом, возникновение ущерба у истца не связано напрямую с действиями ответчика, нарушившего требование п. 8.5 Правил дорожного движения. Судом была назначена автотехническая экспертиза с целью определения скоростного режима истца, однако затем суд в отсутствии законных оснований отказал в проведении экспертизы, лишив тем самым ответчика возможности представлять доказательства по делу. Судом не применено положение ст. 1083 ГК РФ.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы по правилам ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, не находит оснований к его отмене.

В соответствии с ч. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ). В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с требованиями Правил дорожного движения (далее Правила) перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления. При этом маневр должен быть безопасным и не создавать помех другим участникам движения (п. 8.1); при перестроении водитель должен уступить дорогу транспортным средствам, движущимся попутно без изменения направления движения (п. 8.4); перед поворотом либо разворотом водитель обязан заблаговременно занять соответствующее крайнее положение на проезжей части, предназначенной для движения в данном направлении (п. 8.5).

Как следует из материалов дела и установлено судом, 23.06.2010 г. на перекрестке улиц <...> произошло столкновение автомобилей под управлением истца и ответчика. Обстоятельства ДТП судом установлены и заключаются в следующем. Истец двигался по ул. <...> в левом ряду, ответчик двигался в попутном направлении в среднем ряду. На перекрестке с ул. <...> ответчик начал совершать поворот налево, при этом заблаговременно не произвел перестроение из среднего ряда в крайний левый, создав помеху движению истца, что в последующем привело к столкновению указанных транспортных средств.

Постановлением по делу об административном правонарушении от 23.06.2010 г. ответчик признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.14 ч. 1 Кодекса РФ об административных правонарушениях; в ходе рассмотрения административного дела установлен факт нарушения К. требований п. 8.5 Правил. Данное постановление ответчик не обжаловал.

В ходе разрешения настоящего спора ответчик не отрицал обстоятельства, связанные с нарушением им требований п. 8.5 Правил и последующего столкновения автомобилей на проезжей части. Вместе с тем отрицал тот факт, что все повреждения автомобиля истца непосредственно связаны с нарушением им требований Правил, поскольку большую часть повреждений автомобиль истца получил при столкновении со световой опорой уже за пределами проезжей части дороги, откуда его вынесло на бордюр. При этом вынос автомобиля истца с проезжей части дороги ответчик напрямую связывает с превышением им (истцом) скоростного режима на данном участке, что не позволило ему при обнаружении опасности предпринять меры к торможению вплоть до полной остановки транспортного средства.

Указанным доводам ответчика судом дана оценка, суд пришел к выводу о недоказанности обстоятельств, которыми ответчик обосновывал данные доводы. Мотивы, по которым суд пришел к указанным выводам, в решении приведены, выводы являются полными, не противоречат фактическим обстоятельствам дела, основаны на правильном применении норм материального права.

Из материалов дела усматривается, что судом по ходатайству ответчика назначалась автотехническая экспертиза на предмет определения скорости движения истца непосредственно перед столкновением автомобилей и наличия у него технической возможности избежать ДТП (л.д. 95 т. 1). Вместе с тем впоследствии указанная экспертиза не была проведена по причине того, что эксперту потребовались дополнительные исследования по вопросу, касающемуся скоростного режима автомобилей. Поскольку каких-либо объективных данных в подтверждение доводов о превышении истцом установленного на данном участке скоростного режима ответчиком не было представлено дополнительно, а сам истец отрицал факт превышения скорости, суд обосновано исходил из отсутствия у эксперта возможности дать ответы по предмету исследования.

По правилам ст. 56 ГПК РФ стороны обязаны представлять доказательства в обоснование заявленных требований и возражений по иску. Ответчиком доказательства, бесспорно свидетельствующие о превышении истцом скоростного режима и о наличии у него технической возможности избежать столкновение с его (ответчика) автомобилем, не представлены. При таких обстоятельствах суд первой инстанции исходил из того, что непосредственно перед столкновением автомобилей истец двигался в соответствии с требованиями дорожных знаков, регулирующих дорожное движение на данном участке дороги.

Судебная коллегия находит правильным также и вывод суда об отсутствии у истца технической возможности избежать столкновение. Материалами административного дела установлено, и при разрешении настоящего спора также подтвердился тот факт, что ответчик начал совершать маневр поворота налево непосредственно из средней полосы, т.е. без предшествующего перестроения в левую полосу движения. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что для истца этот маневр являлся неожиданным, в связи с чем возможность совершить все необходимые в целях избежания столкновения автомобилей действия у него отсутствовала. В судебном заседании истец настаивал на том, что в момент возникновения опасности он предпринял меры к торможению, доказательств обратного в ходе судебного разбирательства не добыто. Таким образом, следует считать, что действия истца соответствовали требованию пункта 10.1 Правил. Судом установлено, что вынос автомобиля истца с проезжей части произошел после столкновения с автомобилем ответчика, в связи с чем суд пришел к правильному выводу о наличии причинно-следственной связи между виновными действиями ответчика и наступившими последствиями в виде заброса автомобиля истца на бордюрный камень с последующим столкновением со световой опорой, которая от удара разрушилась и упала на автомобиль истца. Мотивы, по которым суд пришел к указанному выводу, в решении приведены, выводы являются достаточно полными.

Доводы кассационной жалобы сводятся к необходимости переоценки доказательств, из которых исходил суд при постановке указанных выводов по существу спора. Судебная коллегия не усматривает оснований для вмешательства в оценку доказательств, которую произвел суд первой инстанции; положения ст. 67 ГПК РФ судом соблюдены. Таким образом, доводы кассационной жалобы не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, отмену решения указанные доводы не влекут.

Не влечет отмену решения довод кассационной жалобы о том, что суд необоснованно не применил положение ст. 1083 ГК РФ. Доказательств совершения истцом действий, отвечающих признаку грубой неосторожности, в ходе судебного разбирательства не добыто.

Доводов относительно правильности определения судом размера ущерба, подлежащего возмещению в пользу истца, а также других взысканных судом сумм кассационная жалоба не содержит.

Другими участвующими в деле лицами решение не оспаривается.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу К. на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 18 января 2011 года оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018