| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 2011 г. по делу N 33-2787

 

Судья Борцова Е.П.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Бузмаковой О.В. и судей Косенковой Г.В., Валуевой Л.Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 23 марта 2011 года дело по кассационным жалобам Б. и ООО "О3" на решение Свердловского районного суда г. Перми от 24 декабря 2010 года, которым постановлено:

Взыскать с ООО "О3" в пользу Л. страховое возмещение 77 550,24 руб.;

Взыскать с Б. в пользу Л. материальный ущерб - 26 568,36 руб.

А также по частной жалобе Б. на определение Свердловского районного суда г. Перми от 24 декабря 2010 года, которым постановлено:

Взыскать в пользу Л. судебные расходы: ООО "О3" - 22 622,31 руб., с Б. - 7 948,37 руб.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Бузмаковой О.В., пояснения ответчика Б., истца Л., судебная коллегия

 

установила:

 

Л. обратился в суд с исковыми требованиями о взыскании с ООО "О2", Б. ущерба, причиненного ему в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 9 марта 2009 г., указав, что по вине Б., управлявшей автомашиной /марка/ гос. номер <...>, гражданская ответственность которой застрахована в ООО "О2", был поврежден принадлежащий ему автомобиль /марка/, гос. номер <...>.

Заявленные требования истцом неоднократно уточнялись в порядке, предусмотренном ст. 39 ГПК РФ (л.д. 57-58, 191-192).

В судебном заседании истец, его представитель заявленные требования поддержали. Пояснили, что признав случай страховым, ООО "О3" произвело выплату страхового возмещения в размере, недостаточном для восстановления транспортного средства, что подтверждается представленным экспертным исследованием Западно-Уральского регионального экспертного центра; кроме того, при выплате страхового возмещения не учтена утрата товарной стоимости автомобиля, размер которой определен тем же экспертным учреждением. Считают, что поскольку по вине Б. был причинен ущерб двум автомобилям, в том числе автомобилю /марка/, гос. номер <...>, под управлением В., размер страховой выплаты в пользу двух потерпевших должен составлять 160 000 руб. Поддержали уточненное исковое заявление, просят взыскать с ООО "О3" - 77 550,24 руб., с Б. - 26 568,36 руб., а также судебные расходы.

Ответчица Б. в судебном заседании исковые требования не признала. Представитель ООО "О3" в судебное заседание не явился. 3-и лица: В., ГСК "Название", ЗАО "Название 1" в судебном заседании не присутствовали.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просят в кассационных жалобах ответчики, ссылаясь на то, что решение суда является незаконным и необоснованным.

В кассационной жалобе Б. указано на то, что повреждения у автомашины /марка/ возникли не от столкновения с автомашиной /марка/.

Суд установил, что размер причиненного истцу ущерба в результате повреждения автомашины /марка/ составляет 159 309,60 рублей, однако данная сумма не доказана, поскольку суду не представлено никаких подтверждающих документов. Экспертное исследование, подписанное экспертом-техником Западно-Уральского регионального экспертного центра С., не может являться таковым, т.к. суду не представлено никаких доказательств того, что С. имел полномочия проводить такие расчеты, а методика, по которой проводились расчеты, разрешена для применения.

Суд установил, что были повреждения у автомашины /марка/ на основании Актов филиала ООО "Организация" по Пермскому краю от 10.03.2009 г. и 17.03.2009 г., однако при осмотре автомашины /марка/ 10.12.2010 г. данных повреждений не обнаружено, так как автомашина /марка/ отремонтирована. Следовательно, наличие повреждения переднего бампера, капота, брызговика переднего правого у автомашины /марка/ не доказано.

Суд сделал вывод, что дверь задка автомобиля /марка/ имеет угловую часть и дополнительную прочность. Данный вывод ничем не обоснован, не соответствует действительности, так как дверь задка автомобиля /марка/ не имеет угловой части и не имеет дополнительной прочности, в отличие от капота автомобиля /марка/, который имеет конструктивное усиление.

Суд сделал вывод, что характер деформации капота автомобиля /марка/ свидетельствует о том, что он является следовоспринимающей поверхностью с повреждением в форме следообразующего объекта, а именно - угловой части двери задка автомобиля /марка/, имеющей дополнительную прочность. Данный вывод ничем не обоснован и не соответствует действительности, так как дверь задка автомобиля /марка/ не имеет ни угловой части, ни дополнительной прочности.

Суд сделал вывод, что эксперт П. не обнаружил на автомобиле "/марка/ какой-либо деформации от следов удара потому, что в момент столкновения автомобиль /марка/ находился в движении, в связи с чем сила удара для данного автомобиля была менее значительна, чем для /марка/, водитель которой в момент столкновения предпринял резкое торможение. Данный вывод противоречит законам физики. Не зная законов физики, суд обязан был назначить экспертизу, чтобы выяснить, на какой автомобиль действует большая сила в момент столкновения двух автомобилей при условии, что один автомобиль движется, а другой в момент столкновения резко тормозит.

В судебных заседаниях ответчик неоднократно заявляла, что большая часть повреждений автомобиля /марка/ не связана с ДТП, произошедшим 09.03.2009 года. Для полного и всестороннего рассмотрения данного дела она ходатайствовала о вызове: инженера-эксперта филиала ООО "Организация" по Пермскому краю П1.; инженера-эксперта филиала ООО "Организация" по Пермскому краю Г.; индивидуального предпринимателя А. В ходе судебного заседания 10.12.2010 года данные ходатайства были удовлетворены. Но после получения судом заключения эксперта от 14.12.2010 года в повторных ходатайствах о вызове указанных лиц ей было отказано.

Заявление ответчика о подложности схемы ДТП, составленной 09.03.2009 г. в 13 часов 30 минут, судом было проигнорировано.

Кроме того, из материалов дела видно, что истец умышленно спровоцировал 09.03.2009 г. ДТП, чтобы потом получить денежные средства, однако суд почему-то не принял это во внимание.

Свое решение суд обосновывал исключительно заключением эксперта от 14.12.2010 года, полностью проигнорировав заключение эксперта от 17.09.2010 года. При этом не указал, почему отдал предпочтение заключению эксперта от 14.12.2010 года. Между тем именно заключение эксперта от 17.09.2010 года является обоснованным и соответствует обстоятельствам дела. Заключение эксперта от 14.12.2010 года носит предположительный характер, так как перед экспертом были поставлены вопросы, не предполагающие конкретного ответа. Ставя такие вопросы перед экспертом, суд умышленно не указывает, под каким именно углом располагались автомашины относительно друг друга в момент столкновения. Ответчик была не согласна с вопросами, поставленными перед экспертом в определении Свердловского районного суда г. Перми от 10.12.2010 г. и подала на данное определение частную жалобу. Однако, не дожидаясь рассмотрения частной жалобы, суд продолжил рассмотрение дела и вынес решение по существу.

О судебном заседании, назначенном на 23.12.2010 г., ее известили 22.12.2010 года по телефону. Ни времени, ни возможности подготовиться к рассмотрению дела она не имела.

Суд установил, что третьи лица: В., ГСК "Название", ЗАО "/марка/" о слушании дела извещены, в судебное заседание не явились, заявления об отложении слушания дела не представили. В тоже время в материалах дела отсутствуют сведения об их извещении. Следовательно, суд нарушил требование п. 2 ст. 167 ГПК РФ.

24.12.2010 г. она обратилась к судье с просьбой принять меры по обеспечению читаемости протокола судебного заседания, начавшегося 23.12.2010 года. Однако судьей ее просьба была проигнорирована. Следовательно, ответчик была лишена возможности подать замечания на протокол и более полно написать кассационную жалобу.

В кассационной жалобе ООО "О3" приводятся доводы о том, что согласно решению суда общая сумма страхового возмещения, подлежащая выплате Л., с учетом уже выплаченной суммы страхового возмещения, составляет 132 741 рубль 24 копейки, что противоречит ст. 7 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", в которой определен лимит ответственности страховщика при причинении вреда одному потерпевшему (не более 120 000 рублей). Л. не имеет права претендовать на получение суммы страхового возмещения, превышающей 120 000 рублей.

Кроме того, судом было постановлено выше приведенное определение, об отмене которого просит в частной жалобе ответчик Б., ссылаясь на то, что определение является не законным. В исковом заявлении истец просил взыскать с ответчиков расходы на оплату услуг эксперта, оплату государственной пошлины и оплату услуг представителя. Однако в ходе рассмотрения данного гражданского дела данный вопрос не рассматривался и не был отражен в решении суда от 24.12.2010 г. Следовательно, судом не разрешен вопрос о судебных расходах. Таким образом, суд должен был выпустить дополнительное решение, а не определение.

Ответчика Б. никто не извещал о времени и месте судебного заседания, назначенного для решения вопроса о судебных расходах.

30.12.2010 г. она получила решение Свердловского районного суда г. Перми от

24.12.2010 г. и ознакомилась с материалами дела. В материалах дела обжалуемого определения не было. Следовательно, оно было вынесено задним числом.

Вывод суда о том, что сумма на оплату услуг представителя в 25 000 рублей является разумной, не соответствует обстоятельствам дела. Судебных заседаний по существу судебного разбирательства было всего два, и длились они в сумме не более четырех часов. Шесть заседаний носили не существенный характер и длились в сумме не более трех часов. Кроме того, представитель истца присутствовал не на всех заседаниях суда. При таких условиях оплата труда в размере 25 000 рублей несоразмерна с проделанной работой.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене решения и определения суда по доводам, изложенным в кассационных и частной жалобах.

В соответствии с ч. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), а в соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 931 ГК РФ по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В силу ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Согласно п. 8.4 Правил дорожного движения при перестроении водитель должен уступить дорогу транспортным средствам, движущимся попутно без изменения направления движения.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 9 марта 2009 г. в 13.30 у дома <...> по ул.<...> по вине Б., управлявшей автомашиной /марка/ гос. номер <...>, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден автомобиль /марка/, гос. номер <...>, принадлежащий истцу.

Постановлением инспектора ДПС ГИБДД ОВД по Кировскому району г. Перми от 09.03.2009 г. о наложении административного штрафа Б. была подвергнута административному взысканию в виде штрафа в размере 100 рублей, за то, что управляя автомашиной /марка/ гос. номер <...>, при перестроении не уступила дорогу автомашине /марка/, гос. номер <...>, двигавшейся в попутном направлении, допустив столкновение, а в дальнейшем выехала на полосу встречного движения, допустив столкновение с автомашиной /марка/, гос. номер <...> (л.д. 13).

Свою вину в данном дорожно-транспортном происшествии Б. признала, указав на обратной стороне схемы ДТП, что с нарушением ПДД она согласна, и поставив свою подпись.

Гражданская ответственность Б. застрахована в ООО "О2"; указанной страховой компанией факт наступления страхового случая не оспаривался, что подтверждается копией Акта о страховом случае от 23.03.2009 г., согласно которому сумма страховой выплаты, произведенной в пользу истца в добровольном порядке, составила 55 191.00 руб. (л.д. 39).

В подтверждение заявленной суммы иска истцом представлены экспертные исследования Западно-Уральского регионального экспертного Центра, согласно которым сумма материального ущерба, причиненного повреждением принадлежащего ему автомобиля /марка/, гос. номер <...>, составила 139 664 руб. (л.д. 19), утрата товарной стоимости - 19 645.30 руб. (л.д. 27); таким образом, общий размер причиненного истцу ущерба составляет 159 309,60 руб.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований Л. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, суд пришел к обоснованному выводу о том, что поскольку повреждение принадлежащего истцу автомобиля /марка/, а следовательно и причинение истцу материального ущерба, стало возможным в результате нарушения ответчиком Б. требований п. 8.4 Правил дорожного движения, размер материального ущерба, не покрываемый страховой выплатой, в сумме 26 568,36 рублей, должен быть возмещен Б., в законном владении которой находился автомобиль /марка/, <...>.

Указанные выводы суда надлежащим образом мотивированы, основаны на анализе и оценке совокупности собранных по делу доказательств - объяснений сторон, письменных доказательствах.

Выводы суда о вине ответчика Б. в данном дорожно-транспортном происшествии лица, участвующего в деле, не оспаривают.

Решая вопрос о размере причиненного истцу ущерба в результате данного дорожно-транспортного происшествия, суд обоснованно принял во внимание экспертные исследования Западно-Уральского регионального экспертного Центра, представленные истцом (л.д. 19, 27), согласно которым размер причиненного истцу ущерба составляет 159 309,60 руб. При этом правильно учитывал то обстоятельство, что доводов и доказательств в опровержение заявленной истцом суммы иска - 159 309,60 рублей ответчик ООО "О3" не представил, сумму иска не оспорил. Доводы же ответчика Б. о том, что заявленная истцом сумма иска не соответствует действительности, так как часть имеющихся на автомобиле истца повреждений не связаны с ДТП и не могли быть причинены при данных обстоятельствах, не нашли своего подтверждения в судебном заседании.

Оценивая все собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что все поврежденные детали автомобиля истца, указанные в экспертных исследованиях Западно-Уральского регионального экспертного Центра, исходя из которых эксперт определял сумму причиненного истцу ущерба, являются следствием одного ДТП, произошедшего с участием сторон 09.03.2009 года.

Доводы кассационной жалобы Б. о том, что повреждения у автомашины /марка/ возникли не от столкновения с автомашиной /марка/, являются несостоятельными и опровергаются собранными по делу доказательствами.

В заключении экспертизы от 17.09.2010 г. экспертом сделан предположительный вывод о том, что повреждения капота и решетки радиатора, бампера у номерного знака, судя по высоте их расположения от поверхности земли не характерны для данного ДТП и находятся вне зоны контакта. Данный вывод сделан без осмотра автомашины /марка/.

В дополнительной экспертизе от 14.12.2010 года, после произведенного осмотра автомашины /марка/ экспертом уже такой вывод не делается, а указано, что при расположении в момент удара машин под углом друг к другу однозначно могла образоваться деформация на переднем бампере, решетке радиатора, капоте автомашины /марка/.

Повреждения капота, переднего бампера, блок-фары передней правой автомашины /марка/ нашли свое отражение в справке о ДТП, составленной сотрудниками ГИБДД непосредственно после дорожно-транспортного происшествия (л.д. 12).

В акте осмотра ТС, составленном 10.03.2009 г. и подписанном, в том числе и Б., отражены такие повреждения, как бампер передний, заглушка буксировочной петли, блок фара правая, решетка радиатора, деформация капота, перекос проема капота, деформация рамки радиатора (л.д. 23); то есть на момент составления данного акта, непосредственно после ДТП, получение данных повреждений в ДТП, произошедшем с ее участием 09.03.2009 г., ответчик Б. не оспаривала.

В акте осмотра ТС от 17 марта 2009 г., помимо повреждений, указанных ранее, также отражены скрытые повреждения, выявленные в процессе частичной разборки автомобиля: повреждения крыла переднего правого, брызговика переднего правого, короба воздушного фильтра, отдельных частей бампера, радиатора и т.д. (л.д. 24). То обстоятельство, что ответчицей не подписан данный акт, не свидетельствует о его недействительности.

Доводы жалобы о том, что размер причиненного истцу ущерба в результате повреждения автомашины /марка/ в сумме 159 309,60 рублей не доказан, являются несостоятельными, поскольку, как указывалось выше, размер причиненного истцу ущерба подтверждается экспертными исследованиями Западно-Уральского регионального экспертного Центра, представленными истцом (л.д. 19, 27). Ссылка в жалобе на то, что данные исследования не могут являться доказательствами, т.к. суду не представлено никаких доказательств того, что С. имел полномочия проводить такие расчеты, а методика, по которой проводились расчеты, разрешена для применения, не может быть принята во внимание. Как следует из указанных экспертных исследований, эксперт-техник Западно-Уральского регионального экспертного центра С. имеет высшее техническое образование, стаж экспертной работы с 2003 года. При этом в исследованиях указаны нормативные документы, литература и источники информации, которые использовались экспертом при проведении исследования. Соответственно, не доверять данным экспертным исследованиям у суда не было оснований. Кроме того, Б. не представлены доказательства, опровергающие данные экспертные исследования.

Доводы жалобы о том, что истцом не доказано наличие повреждения переднего бампера, капота, брызговика переднего правого у автомашины "/марка/, являются необоснованными, поскольку наличие указанных повреждений Б. не оспаривалось при первоначальном осмотре автомобиля истца, проведенного по инициативе страховой компании. Кроме того, по заключению дополнительной экспертизы, в ходе которой был проведен осмотр автомашины /марка/, изучены ее характеристики, экспертом сделан вывод о том, что повреждения капота, решетки радиатора, бампера были причинены автомобилю в ДТП, имевшем место 09.03.2009 года. При этом экспертом указано, что в момент столкновения автомашины находились под углом друг к другу. Данное обстоятельство не вызывает сомнений, так как ДТП стало возможным в связи с тем, что Б., при перестроении из правого ряда влево не уступила дорогу автомобилю истца, то есть, совершая перестроение, она находилась под углом к автомобилю /марка/. Также из фотоматериалов, представленных ООО "О3", следует, что выступающей частью глушителя автомобиля /марка/, левой угловой выступающей частью его заднего бампера, левым фонарем задним и угловой частью двери задка автомобиля /марка/ могли быть повреждены соответственно передний бампер, решетка радиатора и передняя часть капота автомобиля /марка/. Делая вывод о повреждении в результате данного ДТП брызговика переднего правого, суд правильно, учитывая пояснения эксперта П., которые были даны им в судебном заседании, указал, что бампер передний, блок фара правая, решетка радиатора, рамка радиатора, поперечина рамки радиатора верхняя, стойка рамки радиатора правая, крыло переднее правое и брызговик переднего крыла правый, будучи конструктивно взаимосвязанными, претерпели различного рода деформацию одновременно, в данном ДТП, с учетом достаточно значительного ударного воздействия.

При этом суд правильно счел, что ударное воздействие в переднюю часть автомашины /марка/ было именно значительным, о чем свидетельствует большое разрушение задней части автомобиля /марка/, а также деформация металлического усилителя бампера автомобиля /марка/, на что указал эксперт П. в судебном заседании. Он также отметил, что о значительной силе воздействия на автомашину /марка/ свидетельствует и искривление переднего бампера /марка/, а так же смещение и трещины на заднем бампере а\м /марка/. О том, что действительно имеется смещение бампера /марка/, со слов эксперта, говорит наличие нестандартного зазора при прилегании задней двери (двери багажника) а\м "/марка/. О значительности ударного воздействия свидетельствует также тот факт, что в результате удара - автомашина /марка/ была отброшена на встречную полосу движения. Доводы жалобы о необоснованности вывода суда о том, что дверь задка автомобиля /марка/ имеет угловую часть и дополнительную прочность, не влекут отмену судебного решения, поскольку дверь задка автомобиля /марка/ действительно имеет угловую часть, которая имеет дополнительную прочность.

Доводы жалобы о необоснованности вывода суда о том, что характер деформации капота автомобиля /марка/ свидетельствует о том, что он является следовоспринимающей поверхностью с повреждением в форме следообразующего объекта, а именно - угловой части двери задка автомобиля /марка/, имеющей дополнительную прочность, так как дверь задка автомобиля /марка/ не имеет ни угловой части, ни дополнительной прочности, являются несостоятельными. Вывод суда о том, что характер деформации капота автомобиля /марка/ свидетельствует о том, что он является следовоспринимающей поверхностью с повреждением в форме следообразующего объекта, а именно - угловой части двери задка автомобиля /марка/, не вызывает сомнений (л.д. 267, 268).

Доводы жалобы о том, что не зная законов физики, суд обязан был назначить экспертизу, чтобы выяснить, на какой автомобиль действует большая сила в момент столкновения двух автомобилей при условии, что один автомобиль движется, а другой в момент столкновения резко тормозит, не влекут отмену судебного решения. Заключение эксперта оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы. Поэтому проведение экспертизы по указанному вопросу не являлось обязательным. Суд принял решение на основании совокупности собранных по делу доказательств, дав им надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ. Оснований для переоценки доказательств судебная коллегия не находит.

Суд обоснованно не нашел оснований к удовлетворению заявления Б. о необходимости вызова в суд экспертов ООО "Организация 1" - П1. и Г., составлявших Акты осмотра принадлежащего истцу ТС, так как в данных актах не имеется каких-либо противоречий, или не соответствия иным установленным судом обстоятельствам. Правильно суд отказал и в удовлетворении заявления Б. о вызове в суд ИП А., сотрудники которой составляли схему ДТП. Доводы Б. о том, что в схеме не отражены повреждения, причиненные автомобилям, не могли быть приняты во внимание судом, так как повреждения, имеющиеся на ТС, не подлежат отражению в схеме, а описываются в Справке о дорожно-транспортном происшествии. Доводы о необходимости установления правильности замеров, отраженных в схеме ДТП, также не могли быть приняты во внимание, так как правильность замеров не может быть установлена свидетельскими показаниями. Доводы кассационной жалобы Б. в данной части в связи с вышеизложенным судебная коллегия отвергает.

Доводы жалобы о том, что судом было проигнорировано заявление ответчика о подложности схемы ДТП, составленной 09.03.2009 г. в 13 часов 30 минут, не влекут необходимость отмены судебного решения. Схема ДТП подписана участниками ДТП, и в том числе Б., не оспаривалась ею в течение полутора лет после ДТП. При этом каких-либо доказательств, свидетельствующих о подложности схемы ДТП, Б. суду представлено не было.

Доводы жалобы о том, что истец умышленно спровоцировал 09.03.2009 г. ДТП, чтобы потом получить денежные средства, являются несостоятельными, поскольку не подтверждены какими-либо доказательствами и опровергаются материалами дела.

Доводы жалобы о том, что свое решение суд обосновывал исключительно заключением эксперта от 14.12.2010 года, полностью проигнорировав заключение эксперта от 17.09.2010 года, при этом не указал, почему отдал предпочтение заключению эксперта от 14.12.2010 года, судебной коллегией отвергаются. Суд, принимая решение, исходил из совокупности собранных по делу доказательств, при этом как заключение от 14.12.2010 года, так и заключение от 17.09.2010 года были оценены судом наряду с другими доказательствами по правилам ст. 67 ГПК РФ. Не согласие ответчика с оценкой доказательств судом не свидетельствует о незаконности решения и не является основанием к его отмене.

Доводы ответчика о несогласии с вопросами, поставленными перед экспертом в определении суда от 10.12.2010 года, не являются основанием к отмене решения суда. Исходя из смысла ст. 79 ГПК РФ окончательное определение задания (вопросов) эксперту принадлежит суду. Суд рассматривает все вопросы, представленные лицами, участвующими в деле, исключает из них те, которые не относятся к делу или выходят за пределы компетенции эксперта, формулирует вопросы по своей инициативе. В рассматриваемом случае суд при назначении дополнительной экспертизы сформировал вопросы по своей инициативе, что не противоречит положениям ст. 79 ГПК РФ. Следует отметить также, что частная жалоба Б. на определение Свердловского районного суда г. Перми от 10.12.2010 года оставлена судебной коллегией без удовлетворения.

Доводы ответчика о том, что о судебном заседании, назначенном на 23.12.2010 г., ее известили 22.12.2010 года по телефону, ни времени, ни возможности подготовиться к рассмотрению дела она не имела, являются необоснованными. Данное дело находится в производстве суда с июня 2009 года (более полутора лет), т.е. у Б. было достаточно времени подготовиться к рассмотрению данного дела. При этом в силу ч. 1 ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются, в том числе и телефонограммой. Нарушения процессуальных норм судом не допущено.

Доводы жалобы Б. об отсутствии сведений об извещении третьих лиц: В., ГСК "Название", ЗАО "Название1" не влекут отмену судебного решения. Указанные доводы не нарушают каких-либо прав ответчицы и не влияют на существо принятого решения. Согласно ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Копия решения суда от 24.12.2010 года была направлена судом для сведения в адрес всех выше указанных третьих лиц, о чем свидетельствует отметка в справочном листе дела. Однако никто из них не обжаловал решение суда и не заявил о нарушении своих прав.

Доводы жалобы Б. о том, что 24.12.2010 г. она обратилась к судье с просьбой принять меры по обеспечению читаемости протокола судебного заседания, начавшегося 23.12.2010 года, однако судьей ее просьба была проигнорирована, следовательно, ответчик была лишена возможности подать замечания на протокол и более полно написать кассационную жалобу, являются несостоятельными. Протокол судебного заседания от 23-24 декабря 2010 года составлен в письменной форме без применения каких-либо технических средств, подписан председательствующим и секретарем, т.е. соответствует требованиям ст. 203 ГПК РФ. Текст протокола читаемый. Поэтому Б. имела возможность в порядке ст. 231 ГПК РФ ознакомиться с протоколом и подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и(или) на его неполноту. Процессуальных прав ответчика судом не нарушено.

Доводы кассационной жалобы ООО "О3" также не являются основанием к отмене решения суда, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права. Согласно ст. 7 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

а) в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тысяч рублей;

б) в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей;

в) в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

Как следует из материалов дела, в данном ДТП вред был причинен имуществу двух потерпевших: Л. и В. Таким образом, в силу положений вышеприведенной статьи Закона лимит ответственности страховщика, застраховавшего риск гражданской ответственности владельца транспортного средства, составляет 160 000 рублей. Исходя из того, что размер ущерба, причиненного истцу, составляет 139 664,30 руб., при этом страховой компанией в его пользу выплачено только 55 191,00 руб., с учетом суммы, выплаченной в пользу В. - 27 258,76 руб., суд пришел к обоснованному выводу о том, что в пользу Л. следует взыскать с ООО "О3" - 77 550,24 руб. (160 000 - 55 191 - 27258.76).

В соответствии со статьей 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Если же иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Поскольку решение суда состоялось в пользу истца Л., суд правомерно возложил на ответчиков обязанность по возмещению понесенных истцом судебных расходов: по оплате государственной пошлины - 2641,19 рубль, по оплате услуг эксперта - 2 929,50 рублей, а также расходов по оплате услуг представителя в размере 25000 рублей, всего - 30570,69 рублей. Определяя сумму судебных расходов, подлежащую взысканию с каждого из ответчиков, суд правильно произвел расчет пропорционально взысканным с них суммам. Общая сумма иска 77 550,24 + 26 568,36 = 104 118,60 руб. - 100%. Соответственно, с ООО "О3" подлежат взысканию 74% судебных расходов, т.е. 22 622,31 руб., с Б. - 26%, т.е. 7 948,37 рублей.

Доводы частной жалобы Б. о том, что в ходе рассмотрения данного гражданского дела вопрос о судебных расходах не рассматривался и не был отражен в решении суда от 24.12.2010 г., следовательно, судом не разрешен вопрос о судебных расходах, и суд должен был выпустить дополнительное решение, а не определение, являются необоснованными. Как следует из материалов дела, вопрос о судебных расходах был рассмотрен судом в том же судебном заседании, в котором было постановлено решение по существу спора. Из смысла ст. 104 ГПК РФ, предусматривающей, что на определения суда по вопросам, связанным с судебными расходами, может быть подана частная жалоба, следует, что вопрос о возмещении судебных расходов может быть разрешен судом путем вынесения определения о взыскании указанных расходов. Таким образом, оснований для вынесения дополнительного решения в данном случае не имеется, поскольку суд разрешил вопрос о судебных расходах путем вынесения определения.

Доводы жалобы о том, что ответчика Б. никто не извещал о времени и месте судебного заседания, назначенного для решения вопроса о судебных расходах, являются необоснованными. Как следует из протокола судебного заседания от 23-24 декабря 2010 года, Б. присутствовала в судебном заседании, после перерыва в судебном заседании покинула кабинет судьи (л.д. 280-281), при этом не представила каких-либо доказательств наличия уважительной причины невозможности участия в судебном заседании.

Доводы жалобы о том, что определение о взыскании судебных расходов было вынесено задним числом, являются несостоятельными, поскольку определение суда от 24.12.2010 года было оглашено лицам, участвующим в деле, в судебном заседании 24.12.2010 года (л.д. 284, 286).

Доводы жалобы о том, что сумма на оплату услуг представителя в 25 000 рублей является завышенной и несоразмерна проделанной работе, являются необоснованными. Размер возмещения, подлежащего взысканию, определен судом с учетом размера и объема оказанных представителем услуг; исходя из сложности и объема рассмотренного гражданского дела; с учетом разумности пределов. Критерий разумности является оценочным. Судом данному критерию дана надлежащая оценка с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств. Оснований для иной оценки обстоятельств, учтенных судом при определении размера судебных расходов, взысканных судом в пользу Л., определения размера судебных расходов в иной сумме, судебная коллегия не усматривает.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства, и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение и определение суда первой инстанции являются законными и отмене не подлежат.

Учитывая требования закона и установленные судом обстоятельства, суд правильно разрешил возникший спор, а доводы, изложенные в кассационных и частной жалобах, являются необоснованными, направлены на иное толкование норм действующего законодательства, переоценку собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены решения и определения суда.

Доводы кассационных и частной жалоб не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении и определении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационных и частной жалоб не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения и определения, по делу не установлено.

Правовых оснований к отмене решения и определения суда, установленных требованиями ст. 362-364 ГПК РФ, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. 193, 361, 374 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационные жалобы Б. и ООО "О3" на решение Свердловского районного суда г. Перми от 24 декабря 2010 года оставить без удовлетворения.

Частную жалобу Б. на определение Свердловского районного суда г. Перми от 24 декабря 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018