| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2011 г. по делу N 33-2847

 

Судья Жданова О.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Треногиной Н.Г. судей Веретновой О.А., Лапухиной Е.А.

при секретаре К. рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми дело по кассационной жалобе В. на решение Индустриального районного суда г. Перми от 12 января 2011 года, которым постановлено:

"Исковые требования В. к Ч. о компенсации морального вреда, причиненного в результате повреждения здоровья - оставить без удовлетворения"

Заслушав доклад судьи Н.Г.Треногиной, объяснения ответчика Ч., его представителя Г., считавших доводы жалобы необоснованными, заключение прокурора Пермской краевой прокуратуры Левыкиной Л.Л., полагавшей, что решение суда является законным и обоснованным и отмене не подлежит, проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

В. обратился в суд с иском к Ч. о возмещении морального вреда, причиненного в результате повреждения здоровья в ДТП, произошедшего с участием ответчика.

В обоснование требований указал, что 13.01.2010 г. в 10-00 час. на 32 км. автодороги <...> произошло столкновение автомобилей /марка/ гос. номер <...> под управлением истца и автомобиля /марка/ гос. номер <...> по управлением ответчика Ч., в результате ДТП истец получил травмы, он был доставлен в больницу, где была сделана операция. Полагает, что ДТП произошло по вине ответчика, нарушившего при управлении требования п. 1.5 2.3.1, и 10.1 ПДД, что следует из дела об административном правонарушении. При движении по дороге у транспортного средства под управлением ответчика оторвался откидной борт кузова, вылетел на полосу встречного движения, по которой двигался автомобиль истца, в результате предпринятого экстренного торможения автомобиль истца вынесло на полосу встречного для него движения, где и произошло столкновение в автомобилем ответчика. Правила дорожного движения предписывают участникам дорожного движения действовать таким образом, что бы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, водитель обязан перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства (п. 1.5, п. 2.3.1 ПДД). Считает, что невыполнение ответчиком требований ПДД находится в прямой связи с произошедшим ДТП, в связи с чем у ответчика возникает обязанность возместить вред, причиненный его здоровью. Истец просил взыскать в качестве компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

В судебном заседании истец участия не принимал, его представитель на иске настаивал.

Ответчик иск не признал.

Судом постановлено приведенное выше решение об отказе истцу в удовлетворении требований.

В кассационной жалобе В. просит решение отменить, считает ошибочным вывод суда о том, что травмы полученные при ДТП экспертом квалифицированы как не причинившие вред его здоровью, часть из полученных им травм квалифицирована экспертом как повлекшие легкий вред здоровью. Полагает, что вынесенное постановление по делу об административном правонарушении, которым он признан виновным по ч. 1 ст. 12.24 КоАП РФ не имеет преюдициального значения для рассмотрения настоящего дела, поскольку данное правонарушение не находится в причинной связи с причинением ему морального вреда. Суд необоснованно руководствовался выводами экспертного заключения, проведенного в рамках расследования дела об административном правонарушении, проводившие его специалисты об ответственности за дачу ложного заключения не предупреждались. Вывод суда о нарушении им требований п. 1.4., 8.1, 10.1 ч. 2 ПДД не обоснован, в постановлении вина в нарушении данных требований ПДД не установлена, а лишь указано на то, какими требованиями ПДД в сложившейся дорожной ситуации должны были руководствоваться каждый из водителей. Суд необоснованно дал критическую оценку выводу эксперта о нарушении ответчиком требований п. 2.3.1 ПДД, ссылаясь на то, что не было установлено когда отпал борт автомобиля - во время движения либо от удара автомобилей, при этом суд не дал оценки его доводам и имеющихся в деле доказательств о том, что контакт был кабинами автомобилей, а не с бортом. Сам ответчик не отрицает, что борт мог отпасть во время движения. Контакта его автомобиля с бортом автомобиля ответчика не было, в момент удара борт по инерции стал бы перемещаться вперед, а не назад, данное обстоятельство подтверждается и экспертной справкой ООО <...>

Кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие В., который извещен надлежащим образом о месте и времени судебного разбирательства, о причинах неявки суду не сообщил. В силу п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле, извещенных о месте и времени судебного разбирательства, не является препятствием к рассмотрению дела в суде кассационной инстанции.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, заключение прокурора, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены постановленного судом решения.

Согласно абз. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях.

В соответствии с ч. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции руководствовался ст. 151, 1064, 1079, 1100 ГК РФ исходил из того, что вина ответчика в ДТП не установлена, правовых оснований для взыскания компенсации морального вреда за вред, причиненный здоровью истца в результате ДТП, не имеется.

Судебная коллегия полагает возможным согласиться с выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют установленным обстоятельствам и основаны на действующем законодательстве. Доводами жалобы выводы суда не опровергаются и отмену решения не влекут.

Материалами дела установлено, что 13.01.2010 г. около 10-00 час. на 32 - км. автодороги <...> произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля /марка/ гос. номер <...>, под управлением В. и автомобиля /марка/ гос. номер <...> под управлением водителя Ч. В результате столкновения истец получил травмы в виде ссадин и кровоподтеков, был доставлен в больницу, где установлен диагноз ушиблено-рваная обширная рана лба, рана левой теменной области, ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, ушибы туловища.

В отношении В. возбуждено дело об административном правонарушении по ст. 12.24 ч. 1 КоАП РФ. Постановлением судьи Ревдинского городского суда Свердловской области от 23.03.2010 г. В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.24 ч. 1 КоАП РФ, подвергнут административному взысканию в виде штрафа. При этом, было установлено, что 13.01.2010 г. В., при управлении автомобилем /марка/ на 32 км. автодороги <...> нарушил п. 1.4., 10.1 ПДД, допустил выезд на полосу встречного движения и столкновение с двигающимся во встречном направлении автомобилем /марка/ под управлением Ч., при движении автомобиля /марка/ под управлением водителя В. по своей полосе движения без применения какого-либо маневра столкновение автомобилей исключалось.

Поскольку по версии истца причиной применения экстренного торможения и как следствие занос автомобиля на полосу встречного движения явилось возникшее препятствие, созданное по вине водителя Ч. (оторвался борт автомобиля), по ходатайству истца определением Индустриального районного суда г. Перми от 16 ноября 2010 г. по делу назначена судебная автотехническая экспертиза, на разрешение которой в т.ч. поставлены вопросы, соответствовали ли действия водителей В. и Ч. требованиям ПДД, и имелась ли у обоих водителей техническая возможность избежать ДТП в сложившейся дорожно-транспортной ситуации.

Согласно заключению эксперта N 143/ЗЭМО возможность предотвращения заноса на полосу встречного движения в рассматриваемой дорожной ситуации зависела не от технических возможностей автомобиля, а от профессиональных навыков управления транспортным средством самого водителя В., данному водителю следовало руководствоваться требованиями абз. 2 п. 10.1 ПДД. Несоответствий требованиям абз. 2 п. 10.1 ПДД водителя В. в данной дорожной ситуации экспертом не установлено. Экспертом сделан вывод о наличии нарушений требований п. 2.3.1 ПДД водителем Ч., обязывающего водителя перед выездом проверить и в пути обеспечить исправное техническое состояние транспортного средства, соблюдение которого предотвратило бы возникновение опасности, не привело бы к экстренному торможению автомобиля под управлением В. При прямолинейном движении водитель В. без применения мер к торможению в момент обнаружения препятствия (оторвавшийся борт движущегося во встречном направлении автомобиля) на полосе своего движения, с технической точки зрения, не имел возможности избежать столкновение с данным бортом, которое произошло бы неизбежно.

Оценив заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами по делу - объяснениями сторон, материалами дела об административном правонарушении в отношении В., суд пришел к правильному выводу о том, что бесспорных и достаточных доказательств вины водителя Ч. в произошедшем ДТП не представлено, судом не установлено, вследствие чего, на него (В.) не может быть возложена обязанность по возмещению вреда здоровью истца.

В частности суд исходил из того, что объективных данных, подтверждающих версию истца о том, что ответчик двигался на технически неисправном автомобиле, во время движения на автомобиле ответчика оторвался борт, и создал препятствия для движения автомобилю истца, которое находится в причинной связи с произошедшим ДТП, в ходе производства по настоящему делу не установлено, истец таких доказательств суду не представил.

В объяснениях по факту ДТП от 13.01.2010 г. в качестве причины для применения экстренного торможения В. указал на то, что двигающийся во встречном направлении автомобиль примерно за 100 метров начал совершать маневр, в результате маневра прицеп встречного автомобиля оказался на его полосе движения, в это время у прицепа оторвался борт и упал на полосу движения его автомобиля, для чего он применил экстренное торможение. В то же время, из пояснений ответчика Ч., данные обстоятельства не установлены, причинах столкновения автомобилей он указывал последовательно с самого начала на то, что водитель двигающегося во встречном направлении автомобиль /марка/ с полуприцепом белого цвета на расстоянии 3-5 метров до его автомобиля, начал разворачивать своей автомобиль на полосу встречного движения, т.е. полосу движения ответчика, последний принял меры к движению своего автомобиля на обочину, однако избежать столкновения не удалось. Версию истца он отвергает.

В кассационной жалобе В. выражает несогласие с выводами суда в части установления его вины ДТП, однако, данные доводы состоятельными не являются. Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 Постановления от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" разъяснил, что на основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и(или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление. Суд правильно исходил из того, что указанным выше постановлением судьи дана правовая оценка действиям истца при управлении им автомобилем на предмет их соответствия ПДД, в связи с чем, ссылка на заключение эксперта, об отсутствии в действиях истца несоответствия требованиям абз. 2 п. 10.1 ПДД, не может быть признана состоятельной. Кроме того, в заключении судебной экспертизы, на которое ссылается истец как на достаточное доказательство, оценка действий участников ДТП дана с позиции версии истца, т.е. возникновения препятствия в виде оторвавшегося борта, при том, что то обстоятельство, что такой факт имел место из имеющихся в деле доказательств достоверно не следует.

Таким образом, судебная коллегия находит выводы суда об отказе истцу в иске правильными, основанными на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующего возникшие спорные правоотношения, а также на разъяснениях, содержащихся в п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, в соответствии с которым при причинении вреда жизни или здоровью владельцев источников повышенной опасности в результате их взаимодействия вред возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), т.е. по принципу ответственности за вину.

В целом доводы кассационной жалобы выводов суда по существу не опровергают, направлены на иную оценку исследованных судом обстоятельств, оснований к отмене решения не содержат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу В. на решение Индустриального районного суда г. Перми от 12 января 2011 года оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018