| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 апреля 2011 г. по делу N 22-2450

 

Судья Паршакова С.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Казаковой Н.В., судей Шестаковой И.И., Исаевой Г.Ю., при секретаре Н.,

рассмотрела в судебном заседании 12 апреля 2011 года кассационную жалобу адвоката Рыпалева Д.А. в интересах осужденного Г.В. на приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 2 марта 2011 года, которым

Г.В., дата рождения, уроженец <...>,

несудимый, осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года с возложением обязанностей не менять места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, ежемесячно являться на регистрацию в указанный орган. Дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами постановлено исполнять реально.

С Г.В. взыскано в пользу потерпевшей Г. 500 000 рублей в возмещение морального вреда.

Заслушав доклад судьи Исаевой Г.Ю., объяснение адвоката Рыпалева Д.А., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Дарьенко Л.Ю., полагавшей судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Г.В. признан виновным в том, что 13 ноября 2009 года, около 18 часов, управляя автомобилем <...> регистрационный знак <...>, он, нарушив п.п. 6.2, 6.13, 10.1 Правил дорожного движения, допустил наезд на пешехода Г., переходящую проезжую часть ул. <...> г. Чернушки Пермского края по регулируемому пешеходному переходу на разрешающий сигнал светофора. Преступление совершено при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат Рыпалев Д.А. в интересах осужденного Г.В. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, поскольку приговор построен на предположениях, не исследованы все возникшие версии, имеющиеся противоречия не выяснены и не оценены, не соблюден судом и принцип презумпции невиновности.

Указывает, что суд необоснованно отнесся критически к показаниям свидетелей защиты П., М., В., С. и А., пояснивших о том, что пешеход Г. переходила дорогу на красный сигнал светофора. Давая оценку показаниям свидетелям П., М., В., суд не учел, что события имели место в ноябре 2009 года, а показания свидетели давали в феврале 2011 года, в связи с чем они не помнят мелкие подробности, а указывают на основное обстоятельство - сигнал светофора. Их показания не противоречат показаниям Г. и Г1., поскольку только в судебном заседании выяснилось, в каком положении лежала потерпевшая - на боку лицом в противоположную от светофора сторону, из него она не могла видеть находившихся у нее за спиной свидетелей защиты. Потерпевшая Г. единственная, кто утверждает, что она переходила дорогу на зеленый сигнал светофора, свидетель Г1. не видела какой был сигнал светофора при ДТП.

Защитник полагает, что суд необоснованно также признал показания потерпевшей достоверными и не усмотрел с ее стороны оснований для оговора осужденного. Однако, по мнению автора жалобы, такие основания имеются: потерпевшая является заинтересованным лицом в деле, заявила гражданский иск на 600 000 рублей, который суд удовлетворил на сумму 500 000 рублей. В случае, если бы она переходила дорогу на запрещающий сигнал светофора, иск мог быть не удовлетворен, поскольку сама потерпевшая допустила нарушение Правил дорожного движения.

Указывает на то, что заключение эксперта N 3494 является недопустимым доказательством, поскольку выводы эксперта основывались на данных, отраженных в протоколе осмотра места дорожно-транспортного происшествия от 13 ноября 2009 года, признанного судом недопустимым доказательством.

Считает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в проведении автотехнической экспертизы и следственного эксперимента с целью установления времени, которое потребовалось автомобилю <...> для преодоления расстояния от кругового движения до светофора. Установив это время возможно было бы установить какой сигнал светофора горел в момент ДТП. Однако суд, не имея специальных познаний, пришел к выводу, что данных для проведения автотехнической экспертизы недостаточно, при этом указал, что фактическая скорость автомобиля не установлена, однако, в приговоре указал, что скорость автомобиля <...> была не менее 60 км/ч, имеются данные и о времени включения желтого сигнала светофора для пешеходов - через 30 секунд, а в соответствии с п. 6.14 Правил дорожного движения водителям, которые при включении желтого сигнала светофора не могут остановиться, не прибегая к экстренному торможению, разрешается дальнейшее движение.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Рыпалева Д.А. государственный обвинитель Орлова Е.А. и потерпевшая Г. полагают приговор суда законным и обоснованным, а доводы жалобы адвоката - несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы адвоката, возражений государственного обвинителя и потерпевшей судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Судом с достаточной полнотой установлены фактические обстоятельства дела.

Вывод суда о виновности Г.В. в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре, основан на совокупности исследованных в судебном заседании допустимых доказательств, подробное изложение содержания и анализ которых приведены в приговоре и им судом дана всесторонняя, полная и правильная оценка.

Доводы осужденного Г.В. о его невиновности, поскольку он Правила дорожного движения не нарушал, а пешеход Г. переходила проезжую часть на красный сигнал светофора и внезапно выбежала из-за встречной машины "марка", всесторонне и полно проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями потерпевшей Г. о том, что она переходила дорогу на разрешающий сигнал светофора, метров за 100 до пешеходного перехода видела свет фар, других машин не было, поэтому выскочить из-за встречной машины она не могла, звука тормозов не слышала. Пройдя более половины проезжей части, она увидела, что на нее движется на большой скорости автомобиль, почувствовала

сильный удар, упала на капот, через несколько метров скатилась на асфальт лицом вниз. Она узнала и автомобиль и водителя Г.В.

Не доверять показаниям потерпевшей, вопреки доводам жалобы, у суда оснований не имелось, не имеется и у судебной коллегии, поскольку каких-либо причин для оговора осужденного у Г. не установлено, о чем обоснованно указано в приговоре суда. Доводы кассационной жалобы о том, что потерпевшая оговаривает Г.В., поскольку желает получить деньги в счет компенсации морального вреда, судебная коллегия признает несостоятельными и надуманными. Кроме того, показания потерпевшей последовательны и полностью соотносятся с показаниями свидетелей М1., Б., Б1. о том, что со слов потерпевшей им известно, что она переходила дорогу на разрешающий сигнал светофора; свидетеля Г1., согласно которым она ни звукового сигнала, ни звука тормозов не слышала, других машин, в том числе и удаляющихся от пешеходного перехода, не было. Она вызвала сотрудников ГИБДД, после их приезда появился Д. и сказал, что он был за рулем автомобиля; свидетелей К., М., Л., из которых следует, что следов экстренного торможения на месте дорожно-транспортного происшествия не было, других машин не было, Г.В. пояснял на месте ДТП, что за рулем был Д., при этом о том, что пешеход выскочил из-за встречной машины, ни Г.В., ни Д. не поясняли. Впоследствии выяснилось, что за рулем автомобиля был Г.В.; с письменными доказательствами, исследованными в судебном заседании: протоколом осмотра места дорожно-транспортного происшествия от 28 июня 2010 года, с фототаблицей и схемой к нему; заключением эксперта о наличии телесных повреждений у потерпевшей, степени их тяжести и механизме образования; протоколом проверки показаний потерпевшей Г. на месте ДТП; заключением эксперта N 3494 от 30 ноября 2010 года, из которого следует, что водитель автомобиля "марка" в момент возникновения опасности (в момент начала движения пешехода от края проезжей части дороги) располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем применения мер торможения.

Доводы кассационной жалобы адвоката о том, что заключение эксперта N 3494 от 30 ноября 2010 года является недопустимым доказательством, судебная коллегия признает несостоятельными, поскольку исходные данные принятые экспертом для исследования, как следует из текста заключения эксперта, получены им из всех материалов уголовного дела: протокола осмотра места происшествия, в том числе и дополнительного от 28 июня 2010 года, показаний потерпевшей, в частности, из протокола проверки ее показаний на месте, показаний свидетелей, самого осужденного, который указывал, что скорость его автомобиля была 60 км/ч, и не оспаривал того факта, что общая видимость с включенным светом фар составляла 100 метров, с включенным ближним светом фар - 40 метров. При таких обстоятельствах суд, оценив заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами по делу, пришел к обоснованным выводам, что данное доказательство получено с соблюдением норм УПК РФ, согласуется с показаниями потерпевшей, свидетелей и осужденного относительно исходных данных, с чем соглашается и судебная коллегия, поскольку компетенция экспертов у суда не вызывала сомнений, ответы на поставленные следователем вопросы были даны полно, выводы экспертизы подтверждаются иными доказательствами.

Суд, вопреки доводам жалобы адвоката, проверил версию осужденного о том, что он не нарушал Правила дорожного движения, и допросил свидетелей С., А., П., М., В., С1.

При этом, оценив в совокупности все представленные сторонами доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что пояснения осужденного и свидетелей защиты противоречат как показаниям потерпевшей, так и свидетелей М., Б., Г., не подтверждаются и иными доказательствами. Кроме того, показания свидетелей защиты противоречат и друг другу. Судом приведены доказательства, на которых основаны его выводы о виновности Г.В. и приведены мотивы, по которым суд отвергает как показания осужденного о его невиновности, так и показания свидетелей защиты.

Субъективная оценка доказательств, изложенная в кассационной жалобе, не может быть принята во внимание, поскольку в соответствии с требованиями ст. 87, 88 УПК РФ все доказательства должным образом судом были проверены, сопоставлены и оценены в совокупности, без придания каким-либо из них заранее установленной силы.

Проанализировав все представленные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу, что водитель Г.В. располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода и, нарушив, в том числе, п. 10.1 Правил дорожного движения, предписывающий водителю при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, принять все необходимые меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, совершил наезд на пешехода Г. Совокупность этих доказательств представляет целостную картину совершенного преступления и, бесспорно, доказывают вину Г.В. в нарушении Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и правильно положены судом в основу приговора. Выводы суда надлежащим образом мотивированы.

Предусмотренные законом права Г.В. на всех стадиях уголовного процесса были реально обеспечены.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства, в том числе и ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протокола осмотра места происшествия от 13 ноября 2009 года, заключения эксперта N 3494 от 30 ноября 2010 года, о проведении следственного эксперимента и проведении автотехнической экспертизы, рассмотрены в установленном законом порядке, мотивы принятого решения судом приведены.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Таким образом, вопреки доводам жалобы адвоката Рыпалева Д.А., следует признать, что анализ и основанная на законе, произведенная в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ оценка исследованных в судебном заседании доказательств, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела, сделать верный вывод о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденного и правильно квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 264 УК РФ. Ставить под сомнение правильность оценки как показаний осужденного, потерпевшей, свидетелей, так и иных доказательств, оснований не имеется.

Что касается наказания, то оно назначено Г.В. соразмерно содеянному, с должным учетом данных о личности осужденного, смягчающего наказание обстоятельства, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора, в соответствии с требования ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного.

Гражданский иск потерпевшей о денежной компенсации морального вреда, причиненного преступлением, разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 151, ч. 1 ст. 1079, ст. 1101 ГК РФ. Характер и степень физических и нравственных страданий, причиненных Г., получили должную оценку со стороны суда первой инстанции. Размер взысканной с Г.В. суммы судебная коллегия полагает справедливым.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора, при рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора судом не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Чернушинского районного суда Пермского края от 2 марта 2011 года в отношении Г.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Рыпалева Д.А. - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018