| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 мая 2011 г. по делу N 33-4324

 

Судья Меледина М.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Киселевой Н.В., судей Ворониной Е.И. и Лапухиной Е.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 04 мая 2011 года дело по кассационной жалобе Т. на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 02.03.2011 г., которым постановлено:

"Исковые требования М. к Т. о возмещении материального вреда, морального вреда удовлетворить.

Взыскать с Т. в пользу М. материальный ущерб в размере 305 660 рублей 40 коп., компенсацию морального вреда в размере 3 000 рублей, государственную пошлину в размере 6 456 руб. 60 коп."

Заслушав доклад судьи Киселевой Н.В., объяснения представителя Т. - Л., проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

М. обратился в суд с иском к Т. о взыскании ущерба и компенсации морального вреда, причиненных ему в результате дорожно-транспортного происшествия. Требование мотивировал тем, что 10.05.2010 г. на 89 км. автодороги <...> произошло столкновение принадлежащего ему автомобиля /марка/ с автомобилем /марка/ под управлением водителя Т. Виновным в данном дорожно-транспортном происшествии является ответчик. В результате столкновения его автомобиль получил механические повреждения. Стоимость восстановительного ремонта автомобиля составляет 416.289 руб. Поскольку страховая компания, в которой была застрахована ответственность ответчика, выплатила ему 120.000 руб., просит взыскать с ответчика оставшуюся сумму ущерба в размере 296.289 руб. 40 коп. Также просит возместить ему расходы за проведение экспертизы 5.871 руб. и за услуги эвакуатора 3.500 руб. Кроме того, ему были причинены телесные повреждения в виде смещения позвонков, в связи с чем просит взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в размере 50.000 руб.

В судебном заседании истец не присутствовал. Его представитель Д. настаивал на исковых требованиях.

Ответчик в судебном заседании не присутствовал.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Т. просит отменить решение суда. В дорожно-транспортном происшествии имеется вина и самого М., который в нарушение п. 10.1 Правил дорожного движения, обнаружив его автомобиль, который заглох при совершении маневра поворота, не принял мер к торможению. Суд не принял во внимание его доводы о том, что автомобиль истца уже попадал в ДТП и получал механические повреждения. В этом случае утрата товарной стоимости не подлежала взысканию. Также он не согласен с представленным истцом заключением экспертизы, о проведении которой его не извещали. Не дал суд оценки и заключению о стоимости ремонта, составленному ООО <...>. Неправомерно суд отказал ему в назначении по делу экспертиз, тем самым лишив его возможности представить доказательства.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов кассационной жалобы, не находит оснований для его отмены.

В соответствии с п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Судом на основании имеющихся в деле доказательств правомерно был сделан вывод о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло именно по вине водителя автомобиля /марка/ Т., который в нарушение п. 13.12 Правил дорожного движения, имея намерение совершить поворот налево, не уступил дорогу автомобилю /марка/ под управлением водителя М., который двигался во встречном направлении прямо, в результате чего произошло столкновение названных автомобилей.

Как следует из содержания кассационной жалобы Т., он не оспаривает наличие своей вины в дорожно-транспортном происшествии, ссылаясь только на то, что водитель М. также виновен в нем, поскольку, обнаружив его автомобиль, заглохший при совершении маневра поворота, в нарушение требований п. 10.1 Правил дорожного движения, не предпринял мер к торможению.

Критически оценивая доводы Т. о том, что его автомобиль заглох во время совершения маневра поворота, из-за чего он и не смог продолжить движение и освободить встречную полосу, суд правомерно исходил из того, что они противоречат его же пояснениям, которые он сам давал непосредственно сразу после дорожно-транспортного происшествия 10.05.2010 г. Также довод ответчика о том, что его автомобиль стоял во время дорожно-транспортного происшествия, опровергается схемой места происшествия.

Более того, если исходить из позиции Т. о том, что его автомобиль во время выполнения маневра внезапно заглох, остановившись на встречной полосе движения, то в этом случае вообще нельзя говорить о наличии в действиях ответчика какой-либо вины в дорожно-транспортном происшествии (при условии, если он выполнил все необходимые действия, требующиеся при вынужденной остановке, - п. 7.1, п. 7.2 Правил дорожного движения). Однако сам истец не оспаривает наличие в его действиях вины в дорожно-транспортном происшествии, выразившейся в нарушении требований п. 13.12 Правил дорожного движения, предписывающего при совершении поворота налево пропустить транспортные средства, движущиеся во встречном направлении. Таким образом, в пояснениях самого ответчика имеются неустранимые противоречия.

Кроме того, само по себе то обстоятельство, что водитель М., обнаружив на своей полосе движения препятствие в виде совершающего маневр поворота автомобиля Т., не предпринял мер к торможению, а попытался объехать автомобиль ответчика с правой стороны, не свидетельствует о том, что именно данное обстоятельство привело к дорожно-транспортному происшествию. В данном случае между возможным нарушением требований Правил дорожного движения со стороны М. и столкновением автомобилей какой-либо причинно-следственной связи не имеется. Как уже было указано выше, именно Т. выехал на полосу движения, по которой двигался автомобиль под управлением М.

Довод ответчика в кассационной жалобе о том, что суд, отказав ему в назначении по делу автотехнической экспертизы, лишил его возможности представлять доказательства, не может быть принят во внимание. В данном случае Т. не был лишен возможности самостоятельно представить соответствующее доказательство в подтверждение его довода о нарушении М. требований Правил дорожного движения, которые привели к дорожно-транспортному происшествию. Учитывая, что дело по иску М. находится в производстве суда с октября 2010 года, суд правомерно расценил ходатайство ответчика о проведении экспертизы, поданное им в марте 2011 года, как попытку затянуть рассмотрение дела.

Таким образом, установив обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, и сделав правильный вывод о том, что оно произошло по вине Т., суд пришел к обоснованному выводу о том, что причиненный по его вине вред подлежит возмещению.

Как было установлено судом, в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиль, принадлежащий М., получил механические повреждения.

Поскольку гражданская ответственность водителя Т. была застрахована в ООО "Организация", данная страховая компания выплатила М. ущерб в максимально возможном размере, т.е. в сумме 120.000 руб. При этом, выплачивая данную сумму, Страховая компания исходила из представленного заключения ООО "Организация1", согласно которому стоимость ущерба, причиненного повреждением автомобиля, принадлежащего истцу, составила 260.874 руб. 02 коп.

Вместе с тем, определяя разницу между причиненным истцу ущербом и фактически выплаченной суммой, суд руководствовался заключением, составленным ООО "Организация2" (ООО "Организация3"). Из заключения этой же организации исходил суд, взыскивая в пользу истца и сумму утраты товарной стоимости автомашины.

Довод ответчика о том, что суд, не назначив по делу судебную автотовароведческую экспертизу, не определил действительный размер ущерба, причиненного истцу, не может быть принят во внимание.

Действительно, в материалах дела имеется два заключения о стоимости восстановительного ремонта. Однако заключение ООО "Организация1", представленное Страховой компанией, не соответствует требованиям закона, предъявляемым к таким заключениям.

Само по себе наличие в материалах дела двух заключений о стоимости восстановительного ремонта не являлось основанием для назначения по делу судебной автотовароведческой экспертизы, поскольку суд имел возможность дать оценку каждому из них, приняв в качестве достоверного доказательства одно, что фактически судом и было сделано. Каких-либо доказательств того, что та стоимость восстановительного ремонта, определенная заключением эксперта, положенного в основу решения, не соответствует реальному размеру ущерба, причиненного истцу, ответчиком не представлено.

Не представлено Т. доказательств и того, что автомобиль М. имел неотремонтированные повреждения, причиненные ему до дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 10.05.2010 г.

Не может быть принят во внимание также довод кассационной жалобы ответчика о том, что суд неправомерно взыскал в пользу истца ущерб в виде утраты товарной стоимости автомобиля. В своей жалобе Т. не приводит конкретную норму права, в которой бы шла речь о невозможности определения утраты товарной стоимости в случае повторного, после ремонта, повреждения автомобиля.

Как следует из содержания ООО "Организация3", сумма утраты товарной стоимости не производится только в случае, если автомобиль имеет износ более 35% и эксплуатируется более 5 лет. Какого-либо указания на то, что сумма утраты товарной стоимости не производится в случае, если автомобиль ранее имел механические повреждения, данное заключение не содержит. Производя осмотр автомобиля истца, и определяя размер причиненного истцу ущерба, эксперт определил и сумму утраты товарной стоимости. Кроме того, в материалах дела не имеется и доказательств того, что ранее уже производился ремонт автомобиля истца от повреждений, полученных в других дорожно-транспортные происшествиях.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для отмены по доводам кассационной жалобы постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Т. на решение Дзержинского районного суда г. Перми от 02.03.2011 г. оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018