| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 мая 2011 г. по делу N 33-4388

 

Судья Федотов О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Титовца А.А.,

судей Треногиной Н.Г., Веретновой О.А.

при секретаре К.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Перми 04 мая 2011 года дело по кассационной жалобе Г. на решение Свердловского районного суда города Перми от 09 февраля 2011 года, которым постановлено:

"взыскать с ООО <...> в пользу Е. страховое возмещение в сумме 120 000 руб.

Взыскать с Г. в пользу Е. возмещение ущерба в сумме 288 231 руб. В удовлетворении исковых требований о взыскании 1 500 руб. отказать.

Взыскать с ООО <...> в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 3 600 руб.

Взыскать с Г. в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 6 082,31 руб."

Заслушав доклад судьи Веретновой О.А., объяснения представителя истца С., представителя ответчика Б., судебная коллегия

 

установила:

 

Е. предъявил иск ООО <...> и Г. о возмещении материального ущерба, ссылаясь на то, что 26 августа 2010 года на перекрестке улиц <...> по вине ответчика Г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого принадлежащему истцу автомобилю /марка/ были причинены механические повреждения, стоимость восстановительного ремонта автомобиля составила 327 368,0 руб., расходы по оплате экспертизы - 4 100 руб., почтовые расходы - 215,53 руб. Фактически на ремонт затрачено 390 531 руб., а также по различным наряд-заказам 3 700 руб., 1 500 руб., 14 000 руб.

Истец просил взыскать со страховой компании 120 000 руб. С ответчика Г. 289 731 руб. и расходы по проведению экспертизы 4 100 руб.

В судебном заседании истец участие не принимал.

Его представитель просил иск удовлетворить.

Ответчик Г. иск не признал, полагая, что вина в дорожно-транспортном происшествии у Б.С., который управлял автомобилем истца.

Представители ответчика его позицию поддержали.

3-е лицо Б.С. просил иск Е. удовлетворить.

Судом постановлено приведенное выше решение

В кассационной жалобе Г. просит решение отменить, считая неправильным, приводит следующие доводы:

1) вывод суда о вине Г. в дорожно-транспортном происшествии не соответствует обстоятельствам дела: он (Г.) выехал на перекресток на разрешающий сигнал светофора и независимо от переключения этого сигнала должен был завершить маневр. Автомобиль под управлением Б.С. выехал на перекресток на высокой скорости, о чем свидетельствует то обстоятельство, что его автомобиль после соударения развернуло на 180*, то есть Б.С. нарушил пункт 10.1 Правил дорожного движения. Кроме того, Б.С. нарушены пункты 6.2 и 6.13 Правил дорожного движения (он выехал на перекресток на желтый сигнал светофора и не остановился перед стоп линией после переключения сигнала).

Пояснения Б.С. опровергаются показаниями свидетеля Б., а показания свидетелей Н. и Т. следует оценивать критически.

2) согласно схеме дорожно-транспортного происшествия столкновение автомобилей произошло в тот момент, когда он (Г.) фактически пересек перекресток. Утверждение Б.С. о применении экстренного торможения не соответствует схеме, так как на схеме следы торможения отсутствуют.

3) суд не учел, что дело об административном правонарушении прекращено в связи с истечением срока давности. Кроме того, ссылка в постановлении на нарушение Г. Правил дорожного движения правового значения не имеет.

4) обстоятельства, которые суд установил - не доказаны. Стоимость восстановительного ремонта, указанная в акте осмотра, не может быть принята во внимание, поскольку в телеграмме был указан один адрес осмотра автомобиля, фактически осмотр был произведен по другому адресу, что лишило его права участвовать в этом осмотре. На повторный осмотр автомобиля истец его не вызвал. Услуга по оплате стоянки автомобиля в сумме 3 700 руб. была включена в стоимость восстановительного ремонта, что отражено в наряд-заказе от 13 декабря 2010 года, фактически ремонтные работы были выполнены в сентябре 2010 года. Кроме того в наряд-заказе отсутствует печать Автоцентра <...>.

Кроме того, выполненные работы на сумму 14 000 руб. не относятся к восстановлению автомобиля после дорожно-транспортного происшествия, поскольку описание повреждений в справке о ДТП, в исковом заявлении, в акте осмотра и фототаблице - различные, а именно в акте осмотра отсутствуют указания на повреждение передней правой или передней левой двери автомобиля.

Помимо этого наряд-заказ от 27 августа 2010 года содержит повторяющие операции, а также наименование деталей и комплектующих, которые отсутствуют в справке о ДТП.

5) документы, представленные истцом в подтверждение понесенных затрат на ремонт автомобиля, не были представлены ответчику, что лишило его возможности заранее ознакомиться с этими документами. Платежные поручения об оплате работ по восстановлению автомобиля истцом не представлены, следовательно, истец не представил доказательств в подтверждении понесенных расходов.

6) поскольку стоимость автомобиля истца по данным Пермской торгово-промышленной палаты от 390 000 руб. до 430 000 руб., то стоимость восстановительного ремонта - 408 231 руб. фактически равна стоимости автомобиля, следовательно, восстановление поврежденного автомобиля экономически не целесообразно.

Судебная коллегия, выслушав участвующих в деле лиц, обсудив доводы жалобы, исследовав материалы дела, приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что 26 августа 2010 года на перекрестке улиц <...> произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля /марка/ регистрационный номер <...>, принадлежащий Е. под управлением Б.С. и автомобиля /марка/ регистрационный номер <...> под управлением Г.

Гражданская ответственность Г. на момент совершения дорожно-транспортного происшествия была застрахована в ООО <...>.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия принадлежащий ему автомобиль получил механические повреждения и, как следствие, истцу был причинен материальный ущерб, и, поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Г., истец полагал, что ответственность по возмещению ущерба в пределах договора страхования подлежит возложению на страховую организацию, в остальной части - на Г.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции установил, что дорожно-транспортное происшествие произошло вследствие нарушения Г. пункта 13.4 Правил дорожного движения, то есть ответчик при повороте налево не уступил дорогу транспортному средству истца, движущемуся без изменения направления, при отсутствии доказательств выезда автомобиля истца под управлением Б.С. на запрещающий сигнал светофора с превышением допустимой скорости, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности и руководствуясь статьями 931, 1064, 1072, 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 12 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" возложил на страховую компанию ответственность по возмещению ущерба в размере 120 000 руб., на ответчика Г. - 288 231 руб.

С выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается.

На основании подпункта 2 пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, т.е. в порядке, предусмотренном статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и при наличии в действиях причинителя вреда состава гражданского правонарушения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Из анализа приведенных правовых положений следует, что для возникновения обязанности причинителя вреда возместить возникший в результате взаимодействия источников повышенной опасности вред необходимо как установление факта причинения вреда воздействием источника повышенной опасности вследствие противоправных действий, причинно-следственной связи между таким воздействием и наступившим результатом, так и установление вины, поскольку вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным, а при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется с учетом вины каждого из них.

Оценивая версии водителей, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что версия истца является достоверной, так как согласуется с показаниями свидетелей и представленными документами.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик Г. отрицал предложенный истцом механизм развития дорожно-транспортной ситуации.

Вместе с тем, доказательств в подтверждение отсутствия вины суду не представил.

При таких обстоятельствах, вывод суда о наличии оснований для возложения на ответчика Г. обязанности по возмещению причиненного истцу вреда, верен, доводы кассационной жалобы в указанной части не могут быть приняты во внимание.

Доводы жалобы о ненадлежащей оценке судом показаний свидетелей Н. и Т. основаниями к отмене решения не являются, поскольку сведения, сообщенные указанным свидетелем, оценены судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности с другими доказательствами, не согласиться с которой судебная коллегия оснований не нашла.

Доводы кассационной жалобы Г. о том, что доказательств несения истцом расходов по оплате ремонта автомобиля не представлено, в связи с чем, указанные расходы не подлежат взысканию, судебная коллегия отклоняет, поскольку эти доводы опровергаются представленными в материалы дела платежными поручениями, при этом доказательств того, что ремонт автомобиля фактически не произведен или произведен в меньшем размере доводы жалобы не содержат.

Доводы кассационной жалобы о том, что, по мнению Г., восстановление поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиля истца экономически не целесообразно, не являются основанием для освобождения его от ответственности за причиненный ущерб имуществу истца, поскольку восстановление поврежденного имущества является правом собственника и объем повреждений не может препятствовать реализации имеющегося у собственника права на возмещение убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия при отсутствии доказательств того, что размер подлежащего возмещению ущерба увеличился в результате недобросовестного поведения самого собственника.

Законность и обоснованность прекращения административного производства в отношении Г. в рамках настоящего дела судом не рассматривалась, поэтому доводы кассационной жалобы в указанной части судебной коллегией во внимание не принимаются.

В остальной части решение суда не обжалуется, предметом исследования суда кассационной инстанции не является.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Свердловского районного суда города Перми от 09 февраля 2011 года по доводам, изложенным в кассационной жалобе Г., оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018