| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 мая 2011 г. по делу N 33-4649

 

Судья Углова Т.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего судьи Киселевой Н.В.,

судей Кузнецовой Г.Ю. и Абашевой Д.В.,

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 16 мая 2011 года дело по

кассационной жалобе К.А. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 17.03.2011 г., которым постановлено:

"Взыскать с К.А. в пользу С.В. в возмещение материального ущерба 193 502,72 рубля, судебные расходы 20 170,05 рубля.

в пользу С.А. в возмещение морального вреда 5 000 рублей, в возмещение расходов по оплате услуг представителя - 3 000 рублей, по оплате госпошлины - 200 рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать."

Заслушав доклад судьи Киселевой Н.В., проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

С.В. и С.А. обратились в суд с иском к К.А. о взыскании ущерба и компенсации морального вреда, причиненных им в результате дорожно-транспортного происшествия. Требование мотивировали тем, что 22.09.2009 г. около дома N <...> по ул. <...> произошло столкновение принадлежащего С.В. автомобиля /марка/ под управлением водителя С.А. с автомобилем /марка/ под управлением водителя К.А. Виновным в данном дорожно-транспортном происшествии является ответчик, который, совершая поворот налево, не пропустил двигавшийся во встречном направлении автомобиль. В результате столкновения автомобиль С.В. получил механические повреждения. Стоимость восстановительного ремонта автомобиля составляет 281.002 руб. Поскольку страховая компания, в которой была застрахована ответственность ответчика, выплатила истице 120.000 руб., просит взыскать с ответчика оставшуюся сумму ущерба в размере 161.002 руб. Также просит возместить ей расходы за проведение экспертизы 5.860 руб. Кроме того, просила взыскать сумму утраты товарной стоимости в размере 23.345 руб., расходы по составлению данного заключения в размере 1.545 руб. и расходы за услуги эвакуатора 1.500 руб. Поскольку в результате дорожно-транспортного происшествия С.А. получил телесные повреждения, просил взыскать в его пользу компенсацию морального вреда в размере 10.000 руб.

В судебном заседании истица С.В. не присутствовала.

Истец С.А. и представитель обоих истцов П. настаивали на исковых требованиях.

Ответчик в судебном заседании не присутствовал. Его представители П1. и К. иск не признали.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе К.А. просит отменить решение суда. Суд пришел к неправильному выводу о том, что виновным в дорожно-транспортном происшествии является только он. В заключении эксперта отражено, что водитель С.А. при своевременном принятии мер к торможению располагал технической возможностью остановить свой автомобиль, что давало ему, ответчику, возможность завершить маневр поворота. Исходя из тех пояснений, которые эксперт Ц. давала в ходе судебного заседания, им было заявлено ходатайства о проведении следственного эксперимента и назначении дополнительной автотехнической экспертизы, в чем им неправомерно судом было отказано. Из пояснений эксперта С. следует, что восстановление автомобиля истицы является нецелесообразным, вследствие чего должна была определяться стоимость годных остатков автомобиля. Однако в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы об их оценке ему было отказано. Считает, что размер ущерба должен быть определен как разница между стоимостью автомобиля до ДТП и стоимостью годных остатков. Пояснения истца о том, что они начали производить ремонт автомобиля, ничем не подтверждены.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов кассационной жалобы, не находит оснований для его отмены.

В соответствии с п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

В силу ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии с п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Судом на основании имеющихся в деле доказательств правомерно был сделан вывод о том, что дорожно-транспортное происшествие произошло именно по вине водителя автомобиля /марка/ К.А., который в нарушение п. 13.12 Правил дорожного движения, имея намерение совершить поворот налево, не уступил дорогу автомобилю /марка/ под управлением водителя С.А., который двигался во встречном направлении прямо, в результате чего произошло столкновение названных автомобилей.

Как следует из содержания кассационной жалобы К.А., он не оспаривает наличие своей вины в дорожно-транспортном происшествии, ссылаясь только на то, что водитель С.А. также виновен в нем, поскольку, обнаружив его автомобиль, совершающий маневра поворота, в нарушение требований п. 10.1 Правил дорожного движения, не предпринял мер к торможению.

Судебная коллегия считает правильным вывод суда о том, что в ходе рассмотрения настоящего дела не нашло подтверждения то обстоятельство, что в действиях водителя С.А. имеется нарушение Правил дорожного движения, которое привело к столкновению автомобилей. Как уже было указано выше, именно К.А. выехал на полосу движения, по которой двигался автомобиль под управлением С.А.

Само по себе то обстоятельство, что истец не предпринял меры к экстренному торможению, еще не является основанием для установления в его действиях какой-либо степени вины, которая привела к столкновению транспортных средств. В данном случае не имеется причинно-следственной связи между нарушением истцом требований пункта 10.1 Правил и наступившими последствиями. О нарушении истцом требований ч. 2 п. 10.1 ПДД можно было бы говорить только в том случае, если он, выполнив данное требование Правил, имел возможность предотвратить столкновение транспортных средств.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, каких-либо доказательств того, что С.А., приняв меры к торможению вплоть до полной остановки своего автомобиля, имел техническую возможность избежать столкновения, не имеется. Не является таким доказательством и заключение экспертизы, которое было дано в двух вариантах исходя из показаний обоих водителей. Судом была дана правильная оценка данному доказательству. Каких-либо оснований для признания данной оценки неправильной, судебная коллегия не усматривает.

Довод ответчика в кассационной жалобе о том, что суд, отказав ему в проведении следственного эксперимента и назначении по делу дополнительной автотехнической экспертизы, лишил его возможности представлять доказательства, не может быть принят во внимание. В данном случае К.А. не был лишен возможности самостоятельно представить соответствующее доказательство в подтверждение его довода о нарушении С.А. требований Правил дорожного движения, которые привели к дорожно-транспортному происшествию. Учитывая, что дело по иску С.В. находится в производстве суда с апреля 2010 года, суд правомерно расценил ходатайство ответчика о проведении экспертизы, заявленное в марте 2011 года, как попытку затянуть рассмотрение дела.

Таким образом, установив обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, и сделав правильный вывод о том, что оно произошло по вине К.А., суд пришел к обоснованному выводу о том, что причиненный по его вине вред подлежит возмещению.

Как было установлено судом, в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиль, принадлежащий С.В., получил механические повреждения.

Поскольку гражданская ответственность водителя К.А. была застрахована в ООО <...>, данная страховая компания выплатила С.В. ущерб в максимально возможном размере, т.е. в сумме 120.000 руб.

Правильным является и вывод суда о наличии оснований для взыскания с ответчика разницы между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля и выплаченной истице суммой страхового возмещения.

Делая данный вывод, суд правомерно исходил из положения ст. 15 и ст. 1064 ГК РФ, предусматривающих принцип полного возмещения ущерба имуществу гражданина.

При этом суд также правильно принял во внимание положения ст. 17, 18 Конституции РФ и ст. 9 ГК РФ, согласно которым права участников гражданских правоотношений являются непосредственно действующими и осуществляются ими по своему усмотрению.

Согласно ст. 12 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего - в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая. При этом к указанным расходам относятся также расходы на материалы и запасные части, необходимые для восстановительного ремонта, расходы на оплату работ, связанных с таким ремонтом. Размер расходов на материалы и запасные части определяется с учетом износа комплектующих изделий (деталей, узлов и агрегатов), подлежащих замене при восстановительном ремонте, в порядке, установленном Правительством РФ.

То обстоятельство, что рыночная стоимость автомобиля /марка/ на момент дорожно-транспортного происшествия составляла 286.000 руб., а стоимость восстановительного ремонта - 291.930 руб., не влечет за собой отказ в удовлетворении требования о взыскании стоимости восстановительного ремонта.

Как уже было указано выше, граждане по своему усмотрению избирают способ защиты своих нарушенных прав. Выбрав в качестве способа защиты своего нарушенного права восстановление поврежденного автомобиля, С.В., действует в рамках предоставленных ей законом прав, не злоупотребляя ими. Ее доводы о намерении производить именно восстановительный ремонт своего автомобиля ответчиком не опровергнуты. Какого-либо конкретного вывода о нецелесообразности проведения ремонта заключение автотовароведческой экспертизы не содержит.

Поскольку суд исходил из отсутствия оснований для принятия во внимания доводов ответчика о возможности взыскания только стоимости автомашины до аварии, он правомерно отказал ответчику в удовлетворении ходатайства о назначении автотовароведческой экспертизы для определения стоимости годных остатков автомобиля. Поскольку сам размер восстановительного ремонта ответчиком не оспаривается, судебная коллегия не проверяет решение суда в части определения размера ущерба исходя из работ по восстановлению автомашины.

Вследствие неоспаривания решения суда и в части разрешения спора по иску С.А. о взыскании компенсации морального вреда, судебная коллегия не проверяет законность и обоснованность решения суда в этой части.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований для отмены по доводам кассационной жалобы постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу К.А. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Перми от 17.03.2011 г. оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018