| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 мая 2011 г. по делу N 22-3383

 

Судья Лобан О.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Хайровой Р.М., судей Кодочигова С.Л., Клюкина А.В., при секретаре К.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Воронина В.И. на приговор Пермского районного суда Пермского края от 24 марта 2011 года, которым Б., родившийся дата в <...>, ранее судимый

10 декабря 2001 года Орджоникидзевским районным судом г. Перми (с учетом изменений, внесенных постановлением Губахинского городского суда Пермской области от 19 июля 2004 года, кассационного определения Пермского областного суда от 21 сентября 2004 года) по пп. "а, в, г" ч. 2 ст. 162, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ (в редакции 1996 года) к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 30 июня 2009 года на основании постановления Соликамского городского суда Пермского края от 19 июня 2009 года условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 10 дней,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком 3 года с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года, в соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору от 10 декабря 2001 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание в виде лишения свободы сроком 3 года шесть месяцев с лишением права управлять транспортным средством на срок 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима

Заслушав доклад судьи Клюкина А.В. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выслушав выступление осужденного Б. и адвоката Мельникова А.В., поддержавших доводы жалоб, а также мнение прокурора Куницыной К.А. об оставлении приговора суда без изменения, жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем Правил дорожного движения (далее ПДД), повлекшем по неосторожности смерть человека, имевшем место около 18 часов 25 ноября 2010 года на проезжей части 24 километра автодороги <...>.

Преступление совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. Суд признал доказанным, что Б. при необходимой внимательности и предусмотрительности, располагая технической возможностью предотвратить столкновение с двигающимся во встречном направлении автомобилем /марка/ с полуприцепом /марка/ под управлением К., в нарушение пунктов 10.1, 9.10, 1.5 ПДД вел свое транспортное средство (а\м /марка/) не учитывая интенсивность движения (колонна автомобилей в попутном и встречном направлении), дорожные и метеорологические условия (темное время суток, осадки в виде снега, неочищенная поверхность проезжей части), не соблюдая такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновение с ним, поставив себя в такие условия, когда не мог обеспечить безопасность как своего движения, так и движения других участников, применяя меры экстренного торможения, допустил занос управляемого им автомобиля с последующим разворотом и выездом на полосу встречного движения, где допустил столкновение с автомобилем под управлением К., в результате которого пассажиру а\м /марка/ О. был причинен тяжкий вред здоровью, повлекший смерть последнего.

В судебном заседании Б., не отрицая факт управления автомобилем и наличие тяжелых погодных условий, утверждал, что обогнавшая его автомобиль иномарка резким перестроением с забрасыванием снега на лобовое стекло, вынудила его начать торможение, из-за чего автомобиль вынесло на полосу встречного движения по которой двигался большегрузный автомобиль. После остановки его автомобиля, он попытался отъехать со

встречной полосы, но удара избежать не удалось. В какой момент из машины на дорогу "вылетел" ехавший на заднем сиденье его автомобиля О., не видел. Считал виновным в дорожно-транспортном происшествии (далее ДТП) водителя "подрезавшего" его автомобиль.

В кассационной жалобе адвокат В. настаивает на отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, поскольку по его мнению, суд не учел состояние дороги в момент ДТП, неправильно квалифицировал нарушения ПДД по п.п. 9.10 и 10.1, выдвинул версию, что потерпевший был сбит "фурой", когда автомобиль осужденного уже стоял, к тому же судом назначено суровое наказание.

В кассационной жалобе осужденный Б. просит приговор отменить, поскольку считает, что суд необоснованно отверг его показания и поверил показаниям свидетеля Ч. и К., тогда как первый сам применял экстренное торможение и свидетельствовать о маневре его автомобиля не может, а второй - заметил его автомобиль поздно, и не должен пояснить место расположения его транспортного средства и потерпевшего в момент столкновения, к тому же сам является виновным в ДТП. Кроме этого, ссылаясь на схему ДТП, утверждает, что столкновение произошло на его полосе движения, оперируя показаниями свидетеля Ш., утверждает, что потерпевший выбрался из машины до столкновения и в этот момент попал между его машиной и автомобилем под управлением К., то есть виноват сам. Считает виновником ДТП и "подрезавшего" его автомобиль водителя. Также Б., обвиняя суд в предвзятости, считает назначенное наказание по совокупности приговоров слишком суровым.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Вывод суда о доказанности вины осужденного в содеянном соответствует материалам дела и основан на совокупности достоверных, допустимых доказательств, приведенных в приговоре и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ.

Доводы, приведенные в кассационных жалобах о невиновности в ДТП и наступившей в его результате смерти потерпевшего, по существу аналогичны доводам осужденного и его защиты, выдвинутым в судебном заседании.

Они тщательно проверены и обоснованно критически оценены, т.к. опровергаются собранными по делу доказательствами, в частности, собственными показаниями Б. о скорости движения транспортного средства в колонне машин, применении экстренного торможения, заноса и выезда на полосу встречного движения задней частью автомобиля, не отрицания факта нахождения потерпевшего в момент ДТП в салоне его автомобиля; показаниями свидетелей: Ч. сообщившего о том, что на участке сужения дороги, следовавший со скоростью 60-70 км\час его автомобиль, обогнали /марка/ и /марка/, и потом при дальнейшем движении он увидел, как последний автомобиль стало заносить на полосу встречного движения, где и произошло столкновение с большегрузным автомобилем; К., утверждавшего, что только за 10 метров увидел как автомобиль /марка/, разворачивая, выносит на его полосу движения, принял меры к торможению, но в силу загруженности транспортного средства столкновения транспортных средств не избежал; Ш. о том, что автомобиль Б. двигался в потоке машин, потом его объехал другой автомобиль, на некоторое время из-за снега на лобовом стекле пропала видимость, а потом машину стало заносить и после столкновения он получил травму головы, а О., пытавшийся открыть дверь автомобиля до столкновения, лежал на дороге и затем умер.

Как видно, показания свидетелей Ш. и К. оглашены в суде первой инстанции в соответствии с требованиями закона, в связи с чем, суд обоснованно сослался на них в приговоре. Оснований, считать, что данные показания были получены с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, нет.

Вопреки доводам жалобы, оснований для оговора Б. указанными свидетелями и потерпевшим, предъявившим иск о компенсации морального вреда и возмещению расходов на похороны, не установлено, неприязненных отношений, которые могли послужить причиной для оговора, нет.

Вина Б. подтверждена также выводами проведенных по делу экспертных исследований трупа о причинах смерти, механизме образования повреждений не исключающим того, что потерпевший мог получить их, находясь в салоне автомобиля; протоколом осмотра места происшествия, согласно которому, вопреки доводам жалобы четко зафиксировано место столкновения транспортных средств (о чем свидетельствует плотная осыпь пластиковых осколков и обрывков материи) и именно на проезжей части движения автомобиля под управлением К.; протоколами осмотра транспортных средств, зафиксировавших следы столкновения на них, и свидетельствующих о наличии существенных повреждений на автомобиле /марка/ в задней его части; заключением эксперта определившего по наслоению лакокрасочного покрытия, что автомобили /марка/ и /марка/ находились в контактном соприкосновении; заключением эксперта автотехника о том, что водитель К. не располагал технической возможностью предотвратить ДТП, тогда как у Б. при соблюдении требований п. 10.1 ПДД такая возможность была.

Доводы о том, что ДТП было спровоцировано непредвиденными действиями водителя неустановленного автомобиля, либо в результате превышения скорости и выезда на встречную полосу автомобиля под управлением К., либо в результате того, что потерпевший, выбравшись из салона остановившегося автомобиля до столкновения, сам виноват в собственной смерти, исходя из совокупности указанных доказательств, отвергнуты обоснованно. Показания свидетеля Ш. о том, что потерпевший пытался во время заноса автомобиля открыть заднюю дверь, при том, что никто из очевидцев, в том числе и сам осужденный как тот выходил из автомобиля, не видел, при наличии заключения судебно-медицинского эксперта о возможности получения смертельных травм внутри салона автомобиля, а также наличия существенных повреждений корпуса автомобиля именно в задней его части, вопреки доводам жалобы осужденного о том, что потерпевший все же вышел из автомобиля до столкновения, не свидетельствует. Не подтверждает это обстоятельство и наличие обрывков одежды и мобильных телефонов потерпевшего на проезжей части дороги. К тому же сами по себе попытки потерпевшего избежать возникшей в результате именно действий осужденного связанных с нарушением Правил дорожного движения, опасности для жизни, на отсутствие вины последнего не указывают. Установленная скоротечность развития события ДТП, позволяет исключить утверждение осужденного о том, что он успел остановить автомобиль и начать движение задним ходом на свою полосу движения.

Утверждение жалобы о необходимости назначения еще одной автотехнической экспертизы, судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку в полной мере соответствующее требованиям ст. 204 УПК РФ заключение имеющего значительный стаж работы эксперта разрешило все специальные технические вопросы, связанных с дорожно-транспортным происшествием. При назначении экспертизы перед экспертом правовые вопросы, решение которых относится исключительно к компетенции суда, поставлены не были. А оценивая само заключение автотехнической экспертизы суд исходил из того, что объектом экспертного исследования явились обстоятельства, связанные с фактическими действиями водителя транспортного средства и других участников дорожного движения.

В соответствии с требованиями закона, при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки, вопреки доводам жалоб, верно установлены судом какие пункты Правил дорожного движения нарушены Б. и что именно эти нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Согласно п. 10.1. ПДД водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Пункт 9.10. ПДД гласит, что водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения.

Согласно п. 1.5. ПДД участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда.

Б. же, следуя в попутном направлении с неустановленным автомобилем /марка/ и(или) <...> не учел указанные выше интенсивность движения (плотный поток транспортных средств), дорожные и метеорологические условия (которые установлены как показаниями участников процесса, так и протоколом осмотра места происшествия и справкой из ГОУ <...>), в силу неправильно избранной скорости движения, которая должна была бы обеспечить ему возможность постоянного контроля за движением путем торможения, не выдержал безопасную дистанцию между ними, что и привело к необходимости экстренного торможения и неконтролируемому выносу на полосу встречного движения, где произошло столкновение с другим транспортным средством, в результате которого скончался пассажир автомобиля Б.

Определяя момент возникновения опасности для движения и наличие технической возможности избежать дорожно-транспортное происшествие, суд помимо заключения эксперта обоснованно учел показания очевидцев, в частности Ч. о том, что непосредственно до заноса автомобиля /марка/, обогнавшие его автомобили двигались в одном направлении, одна вслед за другой и практически с одинаковой скоростью, а следовательно, каких-либо дополнительных помех для движения автомобиля под управлением водителя Б., которые он не в силах был обнаружить или предотвратить при соблюдении требований указанных пунктов ПДД, не было. Воспоминания пострадавшего в ДТП второго пассажира Ш. хотя и прерывисты, но и они не противоречат показаниям Ч. Ш. вспомнил, что двигающийся в плотном потоке машин автомобиль Б. в какой-то момент объехала другая машина, затем вспомнил появление на лобовом стекле снега и потерю видимости, а затем занос и столкновение. Как видно, указанная последовательность соотносится с показаниями Ч., и о том, что торможение и занос автомобиля Б. произошел сразу после объезда ("подрезания") его другим автомобилем, не свидетельствует. Появление снега на лобовом стекле, исходя из установленных судом погодных условий и интенсивности движения могло быть, и было спровоцировано неправильным выбором дистанции Б. по отношении к впереди движущемуся транспортному средству.

Как видно, суд тщательно проверил все доводы осужденного и его адвоката, и, сопоставив с доказательствами, представленными стороной обвинения, обоснованно признал показания осужденного в судебном заседании недостоверными, а доводы его и адвоката несостоятельными, приведя в приговоре мотивированные суждения в части оценки этих доводов.

Приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ: в нем приведены доказательства и указано, по каким основаниям суд признал одни из них достоверными и отверг другие.

Остальные доводы осужденного и адвоката сводятся к переоценке доказательств, которые оценены судом по внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся доказательств, что само по себе основанием отмены приговора суда являться не может.

Таким образом, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Юридическая оценка действий Б. является правильной.

Выводы суда в части квалификации его действий надлежаще мотивированы и аргументированы. Неосторожная форма вины судом определена правильно. Оснований для переквалификации на менее тяжкий состав преступления, не имеется.

Оснований для вывода об обвинительном уклоне судьи, неполноте и односторонности предварительного и судебного следствия нет. Как это видно из дела, ходатайства участников процесса в ходе предварительного следствия и в суде разрешались в соответствии с требованиями закона, все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты надлежаще исследованы.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы путем лишения или ограничения прав участников уголовного судопроизводства, в том числе обвиняемого и потерпевшего, или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, ни в ходе досудебного производства, ни при рассмотрении уголовного дела судом, не выявлено.

Соблюден судом и принцип справедливости (ст. 6 УК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Данное требование уголовного закона судом выполнено и в приговоре все обстоятельства связанные с назначением наказания надлежаще мотивированы.

При назначении Б. наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, которое относится к категории средней тяжести. В качестве обстоятельств, смягчающих наказание, обоснованно суд учел наличие ребенка, оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, принял во внимание состояние здоровья связанное с наличием хронических заболеваний. Обстоятельств, отягчающих наказание, не установил.

Исключительных обстоятельств, связанных с целью и мотивом преступления, его поведением до и после совершения, других обстоятельств, которые бы существенно уменьшали степень общественной опасности преступления и лица его совершившего, судом не установлено, не находит их и судебная коллегия.

Суд учел также данные о личности осужденного, характеризующие его как с положительной, так и с отрицательной стороны (более 20 нарушений ПДД с привлечением к административной ответственности).

Указанные в описательной части приговора обстоятельства непосредственного совершения преступлений, судом также учтены.

С учетом обстоятельств дела, данных о личности осужденного - судимого и совершившего преступление в период условно-досрочного освобождения, суд пришел к правильному выводу о том, что достижение установленных законом целей наказания (ст. 43 УК РФ) возможно лишь при назначении реального лишения свободы, при отмене условно-досрочного освобождения по предыдущему приговору суда и отбытию назначенного по совокупности приговоров наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания определен судом с учетом установленных ч. 1 ст. 62 УК РФ льготных пределов, а наказание по совокупности приговоров путем частичного, а не полного сложения наказаний (не один год четыре месяца 28 дней, а лишь шесть месяцев), поэтому суровым признано быть не может.

Обстоятельства, которые могли бы порождать сомнения в обоснованности принятых судом решений судебная коллегия не находит, а указанные в жалобах осужденного и адвоката, таковыми не считает.

С учетом данных о систематическом нарушении осужденным ПДД, предусмотренный максимальный срок дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством, является обоснованным.

Таким образом, назначенное Б. наказание является справедливым, поскольку оно соответствует характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Оснований для вмешательство в приговор суда в части разрешения гражданского иска потерпевшего судебная коллегия не находит, поскольку он разрешен в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского районного суда Пермского края от 24 марта 2011 года в отношении Б. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Б. и адвоката Воронина В.И. - без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018