| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 мая 2011 г. по делу N 44а-450-2011

 

Исполняющий обязанности председателя Пермского краевого суда Бестолков А.П.,. рассмотрев жалобу Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 73 Соликамского городского округа Пермского края от 08.12.2010 г. и решение судьи Соликамского городского суда Пермского края от 04.02.2011 г., вынесенные в отношении Ш. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 73 Соликамского городского округа Пермского края от 08.12.2010 г. Ш. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год шесть месяцев (л.д. 60-61).

Решением судьи Соликамского городского суда Пермского края от 04.02.2011 г. постановление мирового судьи судебного участка N 73 Соликамского городского округа Пермского края от 08.12.2010 г. оставлено без изменений, жалоба Ш. - без удовлетворения (л.д. 89-90).

В жалобе Ш. ставит вопрос об отмене вынесенных в отношении него постановлений. Ссылается на то, что управлял автомобилем в трезвом состоянии, алкогольные напитки не употреблял. Основания для направления его на медосвидетельствование в протоколе о направлении на медосвидетельствование не указаны. Порядок медосвидетельствования был нарушен: освидетельствование начато в 08:08, а первое исследование проведено в 08:05; мундштук на алкотестер был надет в его отсутствие; бумажный носитель с записью результатов исследования отсутствует; забор биологических сред не производился; с лицензией медучреждения его не ознакомили. По мнению заявителя, протокол об административном правонарушении является недопустимым доказательством, поскольку в нем отсутствуют сведения о реальных свидетелях; П., указанный в качестве свидетеля, является инспектором ДПС. При составлении протоколов об отстранении от управления транспортным средством, о направлении на медосвидетельствование понятые не присутствовали. Права, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, ст. 51 Конституции РФ, ему не были разъяснены. Кроме того, от управления транспортным средством он был отстранен ранее, чем установлено состояние алкогольного опьянения. Рапорт сотрудника ДПС в материалах дела отсутствует.

Изучив материалы дела, проверив доводы жалобы, оснований для удовлетворения жалобы не нахожу.

В соответствии с частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях административным правонарушением признается управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Как усматривается из материалов дела, 09 сентября 2010 года инспектором полка ДПС ГИБДД УВД Соликамского муниципального района в отношении Ш. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому 09 сентября 2010 года в 07:30 на ул. <...> Ш. управлял автомобилем "марки" государственный регистрационный знак <...>, находясь в состоянии опьянения.

Указанные обстоятельства подтверждаются протоколом об административном правонарушении, где Ш. собственноручно указал на употребление пива (л.д. 3), актом медосвидетельствования на состояние опьянения N <...> (л.д. 5). протоколом о направлении на медосвидетельствование (л.д. 4), протоколом об отстранении от управления транспортным средством (л.д. 6). Оснований не доверять указанным документам не имеется, поскольку они составлены уполномоченными на то должностными лицами с соблюдением требований КоАП РФ.

То обстоятельство, что в протоколе об административном правонарушении в качестве свидетеля указан работник ДПС П., не является нарушением ст. 28.2 КоАП РФ и не свидетельствует о том, что протокол является недопустимым доказательством.

Права и обязанности, предусмотренные ст. 25.1 КоАП РФ, ст. 51 Конституции РФ, Ш. были разъяснены при составлении протокола об административном правонарушении, о чем свидетельствует его подпись (л.д. 3).

Порядок привлечения Ш. к административной ответственности, на что он ссылается в надзорной жалобе, нарушен не был.

Из содержания протокола о направлении на медицинское освидетельствование (л.д. 4) следует, что основанием для направления Ш. на медицинское освидетельствование послужили выявленные у него сотрудником ГИБДД признаки опьянения: запах алкоголя изо рта, поведение, не соответствующее обстановке, нарушение речи.

Данный критерий, в соответствии с приложением N 6 к Приказу Минздрава РФ от 14.07.2003 г. N 308, является критерием, при наличии которого имеются достаточные основания полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения и подлежит направлению на медицинское освидетельствование.

При наличии установленных достаточных оснований полагать, что Ш. в момент управления автомобилем находился в состоянии опьянения, задержавший его сотрудник ГИБДД в целях объективного рассмотрения дела об административном правонарушении имел законное право требовать от него прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Ш. пройти медицинское освидетельствование согласился, в графе протокола "пройти медицинское освидетельствование" собственноручно проставил запись "согласен", которую удостоверил своей подписью.

Оснований считать, что указанная запись сделана Ш. под давлением со стороны сотрудников ГИБДД, не имеется.

То обстоятельство, что Т. и М. не присутствовали 09.09.2010 г. при направлении Ш. на медосвидетельствование на состояние опьянения, а также при его отстранении от управления транспортным средством, на законность судебных постановлений не влияет. Достаточных и достоверных доказательств того, что эти лица неправомерно указаны в качестве понятых в протоколах о направлении Ш. на медосвидетельствование на состояние опьянения, об отстранении от управления транспортным средством от 09.09.2010 г., суду не представлено.

При наличии оснований полагать, что водитель находится в состоянии опьянения, Ш. был отстранен от управления транспортным средством, что соответствует требованиям ч. 1 ст. 27.12 КоАП РФ.

Из материалов дела видно, что наличие у Ш. состояния опьянения установлено на основании комплексного обследования, а именно, результатов исследования выдыхаемого воздуха с применением технического средства измерения Lion SD 400 N 076939D (содержание алкоголя составило 0,43 мг/л и 0,37 мг/л соответственно), и клинических признаков: покраснение склер, речь смазанная, покачивание в позе Ромберга, пальце-носовая проба неуверенная, дрожание век, пальцев рук, резкий запах алкоголя из полости рта.

Технический прибор, на котором проводились исследования Ш. на состояние опьянения, прошел последнюю проверку 13.05.2010 г., результаты исследования документально оформлены в акте медосвидетельствования на состояние опьянения (л.д. 5). Бумажный носитель с записью результатов исследования, на что ссылается заявитель, при медосвидетельствовании не используется.

Доказательствами, подтверждающими техническую непригодность прибора алкотестера, с помощью которого Ш. проведено медосвидетельствование, суд не располагал.

Неправильное указание времени первичного исследования выдыхаемого воздуха в акте медосвидетельствования является технической ошибкой, отмену судебных актов не влечет.

Медицинское освидетельствование проведено в ГУЗ <...> г. Соликамск, имеющем лицензию на оказание подобных услуг (л.д. 85-87). Медосвидетельствование Ш. проводил врач-психиатр А., которая имеет соответствующую специальную подготовку.

Все собранные по делу доказательства получили оценку в соответствии с требованиями статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Действия Ш. правильно квалифицированы по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Процессуальных нарушений, которые могли бы повлиять на законность привлечения Ш. к административной ответственности, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 30.17, ст. 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление Ш. на постановление мирового судьи судебного участка N 73 Соликамского городского округа Пермского края от 08.12.2010 г. и решение судьи Соликамского городского суда Пермского края от 04.02.2011 г. по делу об административном правонарушении в отношении Ш. оставить без изменения, жалобу Ш. - без удовлетворения.

 

Исполняющий обязанности председателя

Пермского краевого суда

БЕСТОЛКОВ А.И.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018