| Главная | Контакты | Купить сайт |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июня 2011 г. по делу N 33-6059

 

Судья Славинская А.У.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Киселевой Н.В., судей Кузнецовой Г.Ю. и Абашевой Д.В., при секретаре М.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 20 июня 2011 года дело по кассационной жалобе Б. на решение Мотовилихинского районного суда г. Перми от 22.04.2011 г., которым постановлено:

"Исковые требования ЗАО "Страховая группа <...>" удовлетворить, взыскать с Б. в пользу ЗАО "Страховая группа <...>" сумму ущерба в размере 161 833 руб. 59 коп., судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме 4 436 руб. 67 коп."

Заслушав доклад судьи Киселевой Н.В., объяснения представителя ЗАО "Страховая группа <...>" П., проверив дело, судебная коллегия

 

установила:

 

ЗАО "Страховая группа <...>" (далее - Страховая компания) обратилось в суд с иском к Б. о взыскании ущерба, причиненного ему в результате дорожно-транспортного происшествия. Требование мотивировало тем, что 17.11.2007 г. на <...> произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля /марка/ под управлением водителя Б. и автомобиля /марка/ под управлением водителя П.Е. В результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю, принадлежащему П.Я., были причинены механические повреждения. На основании заключенного с П.Я. договора добровольного страхования они выплатили ей страховое возмещение в размере 281.833 руб. 59 коп., вследствие чего к ним перешло право требования возмещения ущерба. Поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя Б., просили взыскать с него разницу между данной суммой и выплаченной страховой компанией, где была застрахована ответственность ответчика, 120.000 руб. в размере 161.833 руб. 59 коп.

В судебном заседании представитель истца Н. настаивала на удовлетворении требований.

Ответчик и его представитель М. иск не признали.

Третье лицо П.Е. в судебном заседании не присутствовал.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Б. просит решение суда отменить. Суд неправомерно не принял во внимание заключение эксперта, согласно которому в дорожно-транспортном происшествии виновен П.Е., который нарушил требования п. 10.1 Правил дорожного движения. В том случае, если у суда были сомнения в объективности этого заключения, он мог вызвать данного эксперта в суд либо назначить новую экспертизу. Считает, что водитель П.Е. также виновен в ДТП.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из доводов кассационной жалобы, не находит оснований для его отмены.

В соответствии с п. 1 ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Как было установлено судом, между ЗАО "Страховая группа <...>" и П.Я. был заключен добровольного страхования принадлежащей П.Я. автомашины /марка/.

В результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 17.11.2007 г. автомашине /марка/, которой управлял П.Е., включенный в договор страхования, были причинены механические повреждения.

По платежному поручению от 18.01.2008 г. Страховая компания перечислила П.Я. сумму страхового возмещения в размере 281.833 руб. 59 коп.

ОАО "Страховая компания <...>", где была застрахована ответственность второго участника дорожно-транспортного происшествия Б., перечислила ЗАО "Страховая группа <...>" сумму страхового возмещения в размере 120.000 руб.

Принимая решение о взыскании с Б. разницы между суммой страхового возмещения, выплаченной П.Я., и суммой, выплаченной истцу страховой компанией, где была застрахована ответственность ответчика, суд исходил из того, что виновным в дорожно-транспортном происшествии, в результате которого был поврежден принадлежащий П.Я. автомобиль, является Б.

Судебная коллегия считает данный вывод суда правильным.

Так, 17.11.2007 г. в 18 час. 55 мин. водитель Б., управляя автомашиной /марка/, выезжая с прилегающей территории торгового центра <...> на <...> и имея намерение повернуть налево, в нарушение требований п. 8.3 Правил дорожного движения, не убедился в безопасности данного маневра и не уступил дорогу двигавшемуся по бул. Гагарина с правой стороны автомобилю /марка/ под управлением водителя П.Е. Водитель П.Е., пытаясь избежать столкновения с выехавшей перед ним автомашиной, отвернул вправо, после чего автомашину занесло и она ударилась о бордюрный камень. Поскольку взаимодействия между автомашинами не было, повреждения получил только автомобиль /марка/.

Постановлением от 17.11.2007 г. водитель Б. был привлечен к административной ответственности по ст. 12.14 КоАП РФ за нарушение требований п. 8.3 Правил дорожного движения.

Как следует из содержания кассационной жалобы Б., он не оспаривает наличие своей вины в дорожно-транспортном происшествии, ссылаясь только на то, что водитель П.Е. также виновен в нем, поскольку, обнаружив его автомобиль, совершающий маневр поворота, в нарушение требований п. 10.1 Правил дорожного движения, не предпринял мер к торможению.

Судебная коллегия считает правильным вывод суда о том, что в ходе рассмотрения настоящего дела не нашло подтверждения то обстоятельство, что в действиях водителя П.Е. имеется нарушение Правил дорожного движения, которое привело к повреждению автомобиля /марка/. Как уже было указано выше, именно Б. выехал на полосу движения, по которой двигался автомобиль под управлением П.Е.

Само по себе то обстоятельство, что истец не предпринял мер к экстренному торможению, еще не является основанием для установления в его действиях какой-либо степени вины, которая привела к повреждению автомашины. В данном случае не имеется причинно-следственной связи между нарушением истцом требований пункта 10.1 Правил и наступившими последствиями. О нарушении третьим лицом требований ч. 2 п. 10.1 ПДД можно было бы говорить только в том случае, если он, выполнив данное требование Правил, имел возможность предотвратить дорожно-транспортное происшествие.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, каких-либо доказательств того, что П.Е., приняв меры к торможению вплоть до полной остановки своего автомобиля, имел техническую возможность избежать столкновения, не имеется. Не является таким доказательством и заключение экспертизы, которое было дано в двух вариантах исходя из показаний обоих водителей. Судом была дана правильная оценка данному доказательству. Каких-либо оснований для признания данной оценки неправильной, судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, установив обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, и сделав правильный вывод о том, что оно произошло по вине Б., суд пришел к обоснованному выводу о том, что причиненный по его вине вред подлежит возмещению. Таким образом, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены по доводам кассационной жалобы постановленного судом решения. Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Б. Мотовилихинского районного суда г. Перми на решение от 22.04.2011 г. оставить без удовлетворения.

 

 






Яндекс цитирования


Наши услуги:
Экспертиза обстоятельств дорожно-транспортного происшествия; экспертиза технического состояния транспортных средств и деталей транспортных средств, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия; проведение автотехнических исследований; определение стоимости ремонта транспортных средств; определение утраты товарной стоимости транспортных средств; возмещение материального ущерба при ДТП; обжалование постановления о привлечении в качестве виновника ДТП; взыскание материального ущерба (в т.ч. вреда здоровью) с виновника ДТП сверх страхового возмещения; возмещение морального вреда; консультирование по вопросам организации и проведения экспертизы, применения результатов исследований для защиты прав наших клиентов.

© www.ДТП-экспертиза.рф, 2011 - 2018